Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 31)


– Похоже, он пытается выяснить, доставили ли сюда твой труп, – горько отозвался Хат.

– А! Знаешь, я и забыл, что меня считают погибшим, – пилот рассмеялся, падая в излюбленное кресло Хата. – Проблемы Палатона почти заставили меня позабыть о своих собственных.

Хат устроился во втором кресле, не слишком приспособленном для его массивного тела. Вряд ли оно смогло бы долго выдержать внушительный вес, Хат сидел в напряжении.

– Если бы он знал, что ты здесь, – сказал Хат, – он уничтожил бы Голубую Гряду, лишь бы добраться до тебя.

– И он ожидал, что ты донесешь обо мне? – брови Недара изогнулись. Он взял бокал с бреном. – Однако он напомнил мне нечто, что я уже позабыл. Мы – тезары. Мы – больше, чем кровная родня, – он приложил край бокала к подбородку. – Иногда из уст врагов узнаешь явную, несомненную истину…

– О чем ты говоришь? – спросил Хат, и на его лице промелькнула растерянность.

– Погоди, дай мне немного подумать. Попозже я все скажу тебе, – задумчиво отозвался Недар. Он поднял бокал и одним глотком выпил брен.


Если он не мог рассчитывать даже на поддержку своих товарищей, оставалось только пойти в Сету. Если очищение снимет с него бремя вины, пусть будет так. Однако Йорана была недовольна, когда Палатон сообщил ей о своем решении.

– Не делай этого, – Йорана покачала головой. От напряжения исказились узоры на ее лице, сморщился нос и натянулся верхний прозрачный слой кожи. – Не советую. Я не смогу защитить тебя внутри храма.

– Там мне ничто не будет угрожать, – ответил Палатон. – Даже Земной дом не сможет позволить себе такой выходки.

Йорана положила руку на лоб, как будто ее пронзила внезапная боль.

– Позволь напомнить тебе, что именно Земной дом готовил покушение на тебя в прошлый раз, в этих же стенах.

– Помню. Но у нас нет доказательств, что убийца охотился именно за мной. Возможно, его целью был ослабевший Паншинеа. – Если бы только Палатон мог открыться ей, он назвал бы десяток врагов, которым была выгодна его смерть.

Слабый блеск появился в глубине ее глаз.

– Сейчас обстоятельства ничуть не изменились. Если в прошлый раз жертвой был ты, то теперь ты вновь подставляешь себя под удар. Если жертвой был Паншинеа, нет лучшего способа ослабить его положение, чем прикончить тебя именно сейчас. Он выпрямился в кресле.

– Твои доводы убедительны, но вряд ли я соглашусь с ними.

– Плохо же я выполняю свой долг, если не могу даже переубедить тебя.

– У меня нет другого способа выяснить, удастся ли мне совершить то, на что я надеюсь, если не решусь на этот шаг. Прелаты требуют от меня согласия. Я уже пренебрег многими обычаями, священными для Домов, обратившись к Заблудшим. Я не могу позволить себе нарушить еще одну традицию, – он швырнул отчет на стол. – Похоже, Ринди поддержит меня в этом решении.

– Риндалан сейчас слишком близок к Вездесущему Богу, чтобы отчетливо видеть Чо, – Йорана шагнула ближе. – Я очень люблю старика, но годы мешают ему судить здраво.

– А что ты скажешь о его помощнике, Кативаре?

– В нем я не уверена. – Йорана замолчала. Лучи заходящего солнца пробивались в комнату и играли на ее бронзовых взъерошенных волосах. Она привлекала его взгляд, как мотылька привлекает свет фонаря.

Палатон обнаружил, что он уставился на Йорану, не мигая, и одернул себя.

– О его прошлом что-нибудь известно?

– Да. Он проделал большой путь за те годы, пока ты был в изгнании. По-видимому, совету нужны молодые, и он делает все возможное, чтобы заслужить их доверие, – она пожала плечами.

Палатон заметил, что он улыбается.

– Из всех народов нам больше всего не пристало забывать об интуиции.

– Да, ты прав, – она улыбнулась в ответ.

– И тем не менее я должен выбрать этот путь, – нехотя добавил он. Он чувствовал, как перед ним открывается еще одна возможность. Палатон вспомнил, что отнимает у Йораны время, но ему не хотелось отпускать ее. – А что бы сделал Паншинеа?

Йорана тщательно обдумала его вопрос. Ее голоса прозвучали задумчиво:

– Паншинеа бы решился, надеясь сотворить чудо из простого камня. И если бы не смог его сделать, он отважился бы на все, чтобы создать иллюзию.

– Ты хочешь, чтобы я сотворил чудо?

– Достаточно будет того, если ты выберешься оттуда живым, – Йорана сделала несколько шагов к выходу и обернулась. – Мы даже не знаем, повлияет ли это на отмену цензуры.

– Да, не знаем. Но больше я не могу сидеть без дела, Йорана. Не могу постоянно повторять, что у меня нет выбора. Сейчас он появился и я его сделал. Если выбор окажется неправильным, так тому и быть. Но и они, и ты, и даже Паншинеа забываете, что как тезар я чертовски хороший боец. Я не позволю так легко справиться с собой.

Она слегка улыбнулась, почувствовав решимость в его голосах.

– Ладно, ты прав. Я забыла, что ты пилот, помня только о том, что ты наследник. Я все устрою, – и она вышла. Палатон смотрел ей вслед, пока она не скрылась, и лишь тогда вновь позволил себе погрузиться в размышления.

Что такое пилот без силы, позволяющей ему повелевать Хаосом? Кто он сейчас? Каким будет завтра? Разве так важно, кем он был и кем является сейчас? Йорана даже не представляла, какую задачу поставила перед ним.


Кативар излучал юность так же, как Риндалан – мудрость. Он вошел в комнату Рэнда пружинистым шагом, и наблюдая за ним, мальчик задумался, неужели дети чоя так же ловки, как акробаты и балерины, и касаются земли

только затем, чтобы оттолкнуться и вновь взмыть в воздух. Он не знал, как взрослеют чоя, он был молод и среди людей, и среди чоя, но каким считался Кативар? Достаточно взрослым, чтобы занять положение помощника Риндалана… но Рэнд знал, хотя это и осталось невысказанным, что замена Риндалана Кативаром совсем не равноценна.

– Снова один? – спросил священник, хотя было ясно, что в комнате находится только Рэнд.

– Как обычно, – отозвался Рэнд.

– Тогда, может быть, тебя порадует мое общество? – улыбнулся чоя.

Рэнд позабыл обо всех предосторожностях, помня лишь о рекомендациях Ринди, данных этому молодому чоя. Он подвинул ногой кресло.

– Садись. Я уже устал говорить сам с собой.

– В самом деле? – Кативар широко улыбнулся. – Ты правильно и бегло говоришь на трейде, хотя часто пользуешься упрощенными выражениями, – он опустился в кресло.

– Спасибо. Я научился этому языку, сидя на коленях у отца, – Рэнд выпрямился в кресле.

– У отца? Но какое отношение он имеет к Союзу?

– Никакого, но надеялся на это. Он был бизнесменом.

– Понятно, – Кативар оглядел человека. Рэнд отметил, что его глаза, в отличие от тусклых глаз Ринди, блестели ярко и молодо. Видимо, годы старят глаза чоя так же, как с возрастом появляются морщины у людей. – Союз не слишком высокого мнения о планетах класса Зет.

– Знаю. Но он хотел быть наготове, когда классификация изменится – он надеялся на это, считал, что вопрос только во времени. Он – один из тех людей, – объяснил Рэнд, – которые уверены, что нам есть что предложить Союзу.

– Энтузиазм молодых народов, – ответил Кативар, как будто его слова что-то объясняли. Он полез в карман своей летней куртки и вытащил салфетку, в которую были завернуты две булки. – Обед давно прошел. Ты не голоден?

Они поделились сладкими булками, слизнули сахарные крошки с пальцев и одновременно испустили довольный вздох.

Кативар оставил грязную салфетку лежать на столе.

– Ринди просил меня приглядеть за тобой. По-моему, он выбрал меня потому, что мы подходим друг другу по возрасту. Он знает, что Палатон страшно занят, вникая в хитрости имперской политики. У него остается мало времени для тебя. Должно быть, у тебя накопилось много вопросов?

– Я слишком мало знаю, чтобы спрашивать, – Рэнд удовлетворенно облизнул губы в последний раз. – Знаю, Ринди встревожился, узнав, что Палатон решил завтра взять меня с собой.

– Это вполне понятно. Религия – щекотливое дело, даже среди чоя.

– Значит, я могу причинить ему неприятности?

Кативар пожал плечами.

– Либо священники Земного дома примут тебя, либо нет. Если нет, то это будет единственный способ смягчить проступок Палатона. Ему необходимо взять в свои руки контроль над простолюдинами. Ему надо доказать свои способности Домам, которые с отъездом Паншинеа стали проявлять все больше недовольства. У него есть преимущество, которого не может быть ни у какого другого наследника: он тезар, а пилоты всегда пользуются уважением.

– Но они хотят, чтобы он прошел очищение…

– Именно поэтому, – Кативар взглянул на подлокотник своего кресла и лениво потеребил вылезшую из обивки нитку, – в своей работе тезары часто сгорают. Это постепенно подтачивает их здоровье. Если Чо повезет, на престоле окажется тезар в расцвете своих сил, которого еще не коснулось дыхание болезни.

– А если нет?

– Тогда все взбесятся, – ответил Кативар, – поскольку выбор будет свидетельствовать о сумасбродстве Паншинеа. Император сейчас слишком далеко от планеты, чтобы понять, что его положение не настолько прочно. Вскоре начнется борьба за престол – возможно, не особенно бурная, но как знать!

– Взбесятся? – задумчиво повторил Рэнд. Казалось, собеседник не заметил его беспокойства.

– Больному пилоту опасно проникать в лабиринты Хаоса. Если тезар удачлив, ему предстоит долгая и счастливая жизнь прежде, чем болезнь возьмет свое.

Этого Рэнд не знал. Он понял, что Кативар доверяет ему, рассказывая о том, о чем обычно не сообщают гостям планеты Чо. Палатону предстоит столкнуться с болезнью и бесчестием. Рэнд подавил эту мысль, как будто почувствовал предостережение.

– А если Палатон не сможет пройти церемонию?

Кативар спокойно встретил его взгляд.

– Он обязан ее пройти. Он должен занять престол Паншинеа. Если бы он… мы могли бы спасти его.

– Но каким образом?

– С помощью оценки конгресса, – Кативар резко встал. – Но мы лишили себя этой возможности. Твое присутствие завтра ничего не решит, человек. Палатон сам должен завоевать успех или смириться с поражением, – Прелат подошел к Рэнду и навис над ним. – Так и должно быть, разве нет?

Рэнд был обязан Палатону жизнью, но, похоже, он не может отдать ему долг. Он хотел попросить помощи у Кативара, но смутился. Рэнд помнил только о том, что он здесь чужак, он не знал, где находится – у врагов или у друзей. Он утвердительно ответил на вопрос священника и проводил его, благодарный за компанию и одновременно встревоженный визитом. В этот вечер ему долго не спалось.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать