Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 37)


В трех шагах от нее на покрытом плиткой полу стоял Недар. Его привлекательное лицо страшно осунулось с тех пор, как он в последний раз почтил ее своим присутствием, но резкие морщины только придавали ему особую красоту. Он был одет в черную кожаную куртку школы Голубой Гряды, и Витерна решила, что он скрывался в школе, собираясь с силами и накапливая информацию, прежде чем ответить на ее вызов.

– Он еще слишком молод, чтобы понять, чего лишается.

От этих голосов вся ее суровость растаяла. С Недаром Витерна могла быть только самой собой, без резкостей и острых углов. Она позволяла ему повелевать собой, поскольку собиралась сделать повелителем всей Чо.

– Где ты был? – спросила она.

– Преследовал Палатона, подбирая его объедки. Я оказался недостаточно быстр для Паншинеа. Но, по-видимому, это даже к лучшему. Палатон принес себе больше бед, чем смог бы сделать я, – Недар стащил перчатки. Казалось, в ее личных покоях он чувствовал себя, как дома. – Я помешал?

– Ничуть, – Витерна поднялась и подошла к нему. Несмотря на ее высокий рост, Недар был еще выше. Витерне пришлось запрокинуть голову, чтобы встретиться с ним взглядом. – Я скучала по тебе. Никто не просил тебя в одиночку преследовать Палатона – для этого есть Небесный дом, для этого есть я.

Недар положил руку ей на шею, погладив ее, затем соскользнул ладонью ей на затылок и притянул поближе голову. Он тихо произнес:

– Я никому не доверю эту победу, кроме тебя… когда Палатон окажется загнанным в угол, ты первой нанесешь удар, моя повелительница, – и он скрепил эту клятву поцелуем, горящим от страсти и бахдара.

Она охотно подчинилась, позволив Недару затопить себя своей силой. Из всех чоя Небесного дома, думала Витерна, он больше всех похож на нее – ее двойник по тщеславию и способностям. Он не подведет. И она упала в его объятия, чувствуя мгновенный прилив страха, который только усилил влечение. Недар был сильнее ее. В этой связи присутствовала опасность – от сознания этого кровь Витерны забурлила. В такие минуты у нее не оставалось выбора, она могла всего лишь повиноваться.

Глава 19

Прелат, проводивший Рэнда до его комнаты, остановился и открыл дверь. Запах нагретого солнцем камня окружил их. Ступив на порог, Рэнд оглядел небольшую, но уютную комнату. Священник вынул из-за пояса фляжку. На трейде, который Рэнд понимал с великим трудом, чоя произнес:

– Купаться. Это для купания, – и он поспешно протянул фляжку, как будто опасаясь, что их руки столкнутся.

Тем не менее, когда их руки встретились на фляжке, Рэнд уловил промелькнувшее чувство ненависти, смешанное со страхом. Он кивнул, показывая, что все понял, и Прелат поспешил уйти.

Рэнд закрыл дверь. Она выгибалась аркой так высоко над головой, что по сравнению с ней даже Палатон с его горделивым ростом показался бы карликом. Вывернув шею, Рэнд посмотрел вверх. Неужели чоя выродились, стали меньше ростом… или же такая высота двери – просто причуда архитектора? Он не помнил, чтобы двери в Чаролоне были такими же высокими.

В храме ощущалось дыхание древности, как и в Чаролоне, но его наполняли предметы, свидетельствующие как раз о такой технике, которой недоставало в императорском дворце. Рэнд прикоснулся к пульту, и солнечный свет, заливающий комнату, внезапно померк… как будто он оказался в пещере. Оглядевшись, Рэнд заметил нечто, напоминающее дымоход, а его заслонка служила отражательной панелью. Он вновь прикоснулся к пульту, и комната осветилась. Так просто… как будто крыша была прямо над ним. Интересно, так ли освещаются все сотни комнат и коридоров, вырубленных в этой скале? Рэнд настроил свет и отошел от пульта.

Его сумку принесли в комнату заранее. Она лежала на ложе, обычном для чоя, как будто ее небрежно бросили. Рэнд натянул рубашку и брюки, манипулируя пряжками и застежками, чтобы подогнать одежду под свой рост и размеры. Прикосновение ткани к телу было одновременно и мягким, и грубоватым. На столе рядом с ложем находилось несколько предметов, назначения которых Рэнд пока не мог определить. Он присел у стола, положив руки на колени, а потом взял в руки странные предметы, на которых не было ни переключателей, ни индикаторов. Тем не менее они не выглядели безделушками. Наконец, Рэнд узнал в одном из предметов щетку для рогового гребня, а в другом – переносной светильник, который можно было прикреплять где угодно. Тем не менее включить его он не мог.

Рэнд положил предметы на стол, сложил форму и отправился на поиски ванной. Душ оказался обычным для чоя, он легко настраивался с помощью голоса, однако реагировал немного замедленно, как будто не привык к трейду или акценту Рэнда. Рэнду казалось, что со времени знакомства с Палатоном он быстро преуспел в этом языке. Может быть, они оба говорили настолько скверно?

Он открыл фляжку. Отвратительный запах заставил Рэнда отдернуть голову. От вида дезинфектанта его чуть не стошнило – на ладонь вместе с жидкостью вылились куски сгнивших стеблей и листьев. Значит, дезинфектант имел растительное происхождение. С явным нежеланием Рэнд растер снадобье по коже. От душа оно вспенилось, запах стал более приятным и наконец почти сносным. Рэнд тщательно вымылся, думая, что эта процедура по крайней мере более легка и менее унизительна, чем стерилизация, которую пришлось вытерпеть после посадки на Чо.

Вытеревшись и одевшись, он вышел из комнаты, разыскивая Палатона. Рэнд знал, где они расстались, но пройдя через холл, оказался в изогнутом коридоре, которого не помнил. Рэнд вернулся к себе в комнату. Его одежда лежала там, где он ее сбросил.

Он не заметил в комнате аппарата внутренней селекторной связи, поэтому снова вышел и замер, размышляя. Послышался шорох одежды по камням пола.

Рэнд обернулся. К нему приближался высокий чоя в одежде с остроконечным капюшоном. Чоя остановился, словно не зная, как заговорить с Рэндом.

– Прелат, – начал Рэнд.

Существо подошло достаточно близко к Рэнду, и тот смог разглядеть лицо с резко очерченными скулами, серо-коричневые глаза и широкий, тонкогубый рот, растянутый в неуверенной улыбке.

– Человек? – после паузы отозвался чоя.

– Может, вы сможете мне помочь? Я ищу комнату Палатона.

– А где твой провожатый?

– Он не вернулся.

Ноздри чоя трепетали, как будто он втягивал запах Рэнда. Рэнд почувствовал, что медленно краснеет. Неужели это существо не приблизится к нему до тех пор, пока не убедится, что дезинфекция проведена? Лицо чоя расслабилось. Он поднял руку.

– Иди по коридору от третьей двери. Дверь

была открыта, когда ты проходил мимо нее. Теперь она закрыта. Ты пропустил этот коридор. Наследник Палатон занимает комнату с полумесяцем и звездой на двери.

– Спасибо.

Чоя поклонился, шурша одеждой.

– Не стоит, – и он прошел мимо Рэнда, двигаясь такой же быстрой, легкой походкой, как и Палатон – Рэнд никогда не мог за ним угнаться.

Рэнд отсчитал двери и обнаружил закрытый коридор, как и сказал чоя. Он открыл его и вошел.

В коридоре оказалось прохладно, и Рэнд не помнил, чтобы он чувствовал это раньше. Стены здесь были голыми, хотя ему казалось, что проходил мимо какой-то росписи. Его еще сырые волосы прилипли к черепу, вызывая озноб. Рэнд почти потерял чувство направления с тех пор, как вошел в храм, но теперь его бахдар реагировал как-то странно. Он мерцал, как будто был приглушен щитом, пока Рэнд шел дальше по коридору. Наконец он нашел дверь с изображенными на ней полумесяцем и звездой и положил руку на замок. – Рэнд!


Палатон включил связь с комнатой Рэнда и услышал в ответ молчание. Он задумчиво просушил полотенцем гриву, размышляя, не может ли мальчик быть еще в душе, хотя скудность запасов воды в храме едва ли делала возможным столь длительное купание. Палатон не возражал – омовение было одним из первых обрядов предстоящего ему очищения, а здешние подземные источники славились на всю планету.

Палатону не хотелось разлучаться с человеком, но он не осмелился протестовать – по крайней мере, пока. Настоятельница храма Села оказала им более радушный прием, чем можно было надеяться, хотя Палатон понял, что Рэнду уготована роль на опасной грани между гостем и заключенным. С вежливостью, присущей чоя, священники ждали, когда Рэнд даст повод к гневу. Только в этом случае они начнут действовать – но не раньше.

Однако даже в таком случае Палатон не мог предугадать, на что решатся священники из Земного дома. Если бы храм принадлежал Звездному дому, находился под покровительством Риндалана, Рэнда можно было бы просто увезти в Чаролон, под опеку Траскара и Йораны. Хотя здесь они не оказались на вражеской территории, как было бы в святилище Небесного дома, прошлое Палатона, связанное с Земным домом, тревожило его.

Если отсутствие Рэнда вернет Чо равновесие и гармонию, вполне вероятно, что Села решится на это. Но еще более вероятно его изгнание, если Земной дом пожелает укрепить свое положение как Восходящего дома в Круге, которому пришло время занять престол.

И все же без Рэнда он не надеялся осуществить очищение, ничем не выдав себя. Палатон готов был охотно рискнуть собственной жизнью, но только не чужой, даже жизнью человека.

Палатон оделся и вновь включил связь – никакого ответа. Это ему не понравилось, и не дожидаясь Прелата, обязанностью которого было объявить им о начале очищения, оставил комнату и отправился на поиски Рэнда.

Комнату человека он нашел довольно легко. Открыв дверь, Палатон сразу уловил сильный аромат травяного дезинфектанта. Оглядевшись, он увидел, что из комнаты исчезла большая часть вещей, которые приводились в действие с помощью бахдара. Земной дом заботится о сохранности тайн, с насмешкой подумал он.

Однако Рэнда в комнате не оказалось. Палатон отступил назад и закрыл дверь. Дождавшись, пока аромат, затопивший коридор, рассеется, он сделал несколько шагов по коридору.

Да, слабый запах дезинфектанта еще сохранился в воздухе – просто раньше он его не замечал. Постепенно запах становился все слабее, но привел Палатона к закрытой двери в коридор.

Палатон с тревогой заметил символы на высокой выгнутой двери. Если Рэнд вошел сюда, значит, он отправился во внутренние помещения святилища, куда не решился бы идти сам Палатон.

Он открыл коридор. Здесь аромат трав был сильнее. Палатон торопливо зашагал вперед, надеясь, что Рэнд не успел вторгнуться туда, где дозволялось появляться даже не всем священнослужителям. Здесь, глубоко в горе, были вырублены ниши, называемые «Ухом Божьим». Этот коридор должен быть заперт для любого незваного гостя. Палатон не мог догадаться, как Рэнду удалось открыть его или даже обнаружить неприметную дверь. Он снял обувь, стучащую по плитам коридора, заткнул ее за пояс и поспешил вперед.

По коридору разносилось эхо его частых шагов. Коридор изгибался ранним полумесяцем, и Палатону пришлось пробежать его почти до конца, прежде чем он увидел стоящего в полумраке Рэнда. Человек протянул ладонь к потайной двери. Палатон с ужасом узнал дверь внутреннего святилища, и крикнул, чтобы остановить человека.


– Хотел бы я знать, кто направил тебя туда, – проговорил Палатон, сидя на ложе и натягивая сапоги.

– Я мог бы узнать его глаза, – ответил Рэнд, – помню, они были очень приметными. Но что касается остального, гребня, волос… ничего не помню.

Палатон сунул ноги поглубже в сапоги и строго взглянул на Рэнда.

– Если бы ты вошел туда, они имели бы право наказать тебя.

– Или тебя, – Рэнд взял одно из полотенец Палатона, чтобы вытереть волосы, которые слиплись и не просохли в коридоре, похожем на склеп.

Пилот покачал головой.

– Нет, я бы этого не сделал. Я никогда бы не вошел в тот коридор, если бы только не искал тебя.

– Они разлучили нас намеренно. Палатон кивнул.

– Возможно.

– Как думаешь, так решила Села?

– Не знаю. Но если так, она вполне могла направить тебя в тот коридор, чтобы выполнить свой замысел.

– Или кто-то другой воспользовался этой возможностью.

– Это всего лишь догадки, – небрежно обронил Палатон.

– Значит, они не хотят убивать меня, но не упустят такую возможность, если она представится.

– Ты уловил самую суть, – заметил Палатон. – Вспомни об этом в следующий раз, желая побродить по храму.

Рэнд пожал плечами и провел ладонью по волосам, приглаживая их.

– Тебе не следовало привозить меня сюда.

– Я надеялся… – Палатон помолчал. – Я – религиозное существо, Рэнд. Я верю в обычаи, в которых меня воспитали, несмотря на то, что они не могут излечить тезара от невропатии. Я надеялся, что если ты будешь со мной, мы сможем совершить то, что должны.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать