Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 41)


Глава 21

Беван проснулся и понял, что, возможно, проснулся в последний раз в жизни, судя по слабому биению сердца и затрудненности дыхания, которое громом отдавалось в ушах. «Я скорее мертв, чем жив, – подумал он с горечью. – У меня отняли даже спокойные сны». Его саднящие глаза увлажнились, но Беван так и не понял, были ли это слезы или усилие обнаженной плоти смягчиться. Он поморгал, но для его глаз, опаленных видением Хаоса, омовение солеными слезами мало что дало.

Беван висел в паутине ремней, ему казалось, что его кости истончились до размера бумаги и стали хрупкими. Зубы шатались в деснах, и это было даже неплохо, поскольку обычная пища в капсуле давно кончилась. Для его тела это было почти полезно – Беван сейчас слишком ослабел, чтобы заниматься промывкой капсулы. Тем не менее его терзал голод, и это было мучительно.

Он потянулся за бутылкой и смочил затхлой водой опухший язык. Почувствовав, что тот смягчился, Беван попробовал ощупать те зубы, которые шатались сильнее всего. Под языком они ходили из стороны в сторону, но еще держались в деснах. Что послужило причиной – нехватка кальция или большая потеря веса? Беван усмехнулся. Вероятно, зубы еще надежно держались в его челюстях, а расшатался и ослабел его мозг.

Дремота вновь затуманила видение перед его глазами, стены капсулы казались надежной преградой между Беваном и космосом, в котором он летел. Решив узнать это наверняка, Беван зажал в зубах соломинку, торчащую из бутылки – на вкус она была, как сухая земля – напился теплой и вонючей воды, а последний глоток выплюнул. От невесомости капли рассеялись и поплыли по капсуле. Воздух был слишком сырым, поэтому вскоре они должны были исчезнуть.

Беван прищурил глаза, и прочные стенки растворились, а он вновь оказался подвешенным в черном бархате пространства, опутанный ремнями, как засохший паук в своей паутине. Мысленно протянув руку, чему он научился уже много дней назад, Беван повертел пальцем в Хаосе. Тот забурлил от его прикосновения. Это видение удовлетворило его – как ребенка, играющего в грязи и процеживающего ее между пальцами. Но если Хаос – грязь, то из него можно строить, причем это весьма эластичный материал. Он мог размешать эту грязь, а затем вновь позволить ей застыть причудливыми незнакомыми узорами. Здесь все было иным, чем казалось.

И тем не менее Бевана забавляла возможность погрузиться в этот грязевый бассейн и побултыхаться там. Он проделал это вновь, перемешивая вещество как недостаточно проваренную массу для тянучек, и наблюдал, как эта масса пузырится и вращается от прикосновения его воображаемой руки.

Капсула задрожала. Ощутив это, Беван бросил свою игру и облизнул губы. Беспорядочные движения затихли, и Беван повис неподвижно, как будто это его действия раскачали утлое суденышко. Он ничего не слышал и ничего не чувствовал. Беван рассмеялся. Он был пленником внутри капсулы, не способным сделать ничего, чтобы изменить курс и спастись. Капсула вылетела из недр корабля, который сгорел, когда сработала заложенная заритами программа. Беван не мог подать сигнал помощи. Вероятно, через несколько дней или даже часов ему будет нечего пить, нечем дышать – запасы капсулы быстро подходили к концу.

Он вновь принялся играть с Хаосом.

Капсула начала поворачиваться. Он чувствовал, как она понемногу набирает ускорение и снижается – Беван ощутил это снижение всем телом. Его лоб покрылся потом, несмотря на обезвоженность организма.

Но вскоре взрыв ликования прогнал страх. Бевана пронзила мысль о собственном открытии. Пот высох, как будто его и не было.

– Сукины дети, – пробормотал он потрескавшимися и опухшими губами. – Я узнал вашу тайну!

И он расхохотался простоте своего открытия, не обращая внимание, что капсула камнем падает вниз, что в ушах гудит от напряжения, а сердце бьется все слабее и жизнь подходит к последней черте.

Вытянув свою воображаемую руку, он оттолкнулся, поднимая себя, и капсула оказалась в реальном космосе. Ее стенки дрожали, будто в ответ на приказ.

Наступила мертвая тишина. Беван задергался в ремнях. Вихри Хаоса померкли, прочные стенки капсулы вернулись на место, окружая его, заключая в свою скорлупу, как в выеденное яйцо.

Капсула вырвалась из почти ощутимой тишины и погрузилась в какофонию свистов, сигналов и голосов, как будто маленький пульт узнал космос и принялся передавать и принимать сообщения.

Беван заплакал. Слезы жгли ему глаза, грудь остро болела от рыданий. Если бы только он оказался там, где его кто-нибудь услышит!

Он еще может остаться живым. Может быть, даже здоровым – может быть.

Он ждал, сдерживая дыхание, пока капсула не затряслась, и он понял, что ее притянул к себе корабль. Сокрушительный скрежет заставил его сжаться, а слезы застыли в глазах, как только Беван осознал – его нашли и спасли.

Затхлый воздух капсулы с шипением вырвался наружу, едва люк капсулы вскрыли, и Беван застыл, моргая от яркого света.

В капсулу заглянул ронин с приглаженными иглами на голове. Он огляделся и заметил Бевана, подвешенного в паутине ремней. Широкая усмешка перерезала безобразное лицо инопланетянина.

По иронии судьбы, он проделал этот путь только для того, чтобы попасть к ронинам – эта мысль настолько потрясла Бевана, что он начал смеяться. Он не смог остановиться даже тогда, когда его сердце набрало ритм, голова запрокинулась, изрыгая хохот и рыдания – будто бы больше ничего

не осталось в его исхудавшем теле.


Йорана добилась своего. Простолюдины на улицах успокоились. Многие из них днем принимались за работу, а собирались только по ночам, с нетерпением ожидая возвращения Палатона. Казалось, все устроилось как нельзя лучше, но пальцы Йораны нервно подергивались, а роговой гребень ныл от беспокойства, от которого она не могла избавиться.

Прищурив глаза, чтобы привыкнуть к полумраку комнаты связи, она произнесла:

– Мне нужны новые сообщения из Сету.

Стены комнаты покрывали экраны самой разной формы и размера, показывающие не только Чаролон, но и почти все округа Чо. Сидящие за пультами чоя подняли головы, взглянули на Йорану и деловито поклонились.

По комнате прошла старшая в команде связи – полноватая чоя из Звездного дома, с заметной сединой в красновато-рыжих волосах и с синими глазами такого глубокого оттенка, что казались лиловыми.

– Я как раз собиралась послать за тобой, – она провела Йорану в угол, где на экранах изображались холмы вокруг Сету. – Только что на связь вышла Руфин.

Йорана с трудом перевела дыхание – внезапно ее беспокойство усилилось. Она присела к экранам. Руфин не было видно, но ее голоса, переданные по связи, были узнаваемыми и почти не отличимыми от настоящих.

– … нападение, правый щит еще держится, несмотря на повреждение. Похоже, на время мне удалось их отогнать, – и чоя прибавила хлесткое словечко, излюбленное среди тезаров.

Чоя Мельбар склонилась над плечом Йораны.

– Руфин связалась с нами восемь минут назад – раньше, чем было положено по графику. На самолет напали – по-видимому, из храма.

– Из храма? – изумленно переспросила Йорана. – Войска Земного дома?

– Это нам неизвестно.

Йорана немного успокоилась. В каждом Доме имелись свои вооруженные отряды, но их помощью не пользовались для нападения уже более трехсот лет. Йоране стало неловко от того, что она сидит в своем офисе, когда творится такое.

– Что же было дальше?

– Насколько нам удалось понять – и Руфин подтверждает эту догадку – нападающие просто старались отогнать глиссер подальше от | храма. \ : – Пытаясь отрезать ее от Палатона.

Мельбар оглядела ее лиловыми глазами и кивнула.

– Похоже, ты права.

Внезапно на экранах показалось круглое и раскрасневшееся лицо Руфин.

– Мельбар… а, Йорана! Я вижу, они вызвали подкрепление.

Йорана склонилась к экрану.

– У нас нет времени, Руфин. Дай мне взглянуть.

– Смотри, – Руфин отодвинулась от экрана. Камера была установлена так, что показывала храм и горы позади него. Солнце ярко светило, но странная дымка скрывала храм из виду.

– Что такое? – раздраженно пробормотала Йорана.

– Храм Сету горит. Странно, почему эти ублюдки направились туда? Ведь прежде они хотели только отогнать глиссер, – по-видимому, по приказу камера вновь повернулась к Руфин.

– Где Палатон и Рэнд? Камера вновь повернулась.

– Где-то там.

Йорана выпрямилась, оцепенело глядя на черный дым, который только что взметнулся над древним храмом.

– Боже мой, что происходит?

– Не знаю… о, вот и гости, – Руфин внезапно исчезла.

– Покажите мне ее, – резко бросила Йорана. Чоя вокруг засуетились, передавая команды системам на борту глиссера. Йорана увидела священника – грязного и встрепанного, безоружного, что-то кричащего Руфин от трапа. – Включите звук.

– Попробуем, – отозвался чоя, не переставая настраивать системы связи. – Получилось.

Мешал сильный шум, но можно было разобрать слова:

– Черт побери всех вас, пустынные ублюдки…

– Тезар Руфин, мой храм горит, настоятельница мертва. Мой Дом сам навлек на себя беду – прошу прощения – и я пришел сказать вам, что наследник Палатон исчез, все считают, что он тоже мертв. Убийцы появились… – голоса чоя стихли и совсем пропали.

– Вы видели труп?

– Настоятельницы Селы? К сожалению, видел… – чоя содрогнулся, тонкий, как тростинка – казалось, он вот-вот переломится от сильного ветра с гор. – А тезара Палатона и его спутника – нет.

– Значит, они не умерли, – отозвалась Руфин. – Не поверю этому, пока собственными глазами не увижу трупы.

Священник поклонился.

– Тезар Руфин, я даже не могу предположить, где они находятся… но убийц слишком много.

– Принесите мне трупы. До тех пор я останусь здесь. Не знаю, может быть, ты – один из этих ублюдков, и кто-нибудь из вас устроил пожар. Имей в виду, если я узнаю, что ты один из них, ты отправишься следом за настоятельницей.

Истощенный чоя поклонился и поспешил прочь, пока Руфин не передумала. Она поднялась «по трапу, убрала его и надежно закрыла дверь. Казалось, она знает, что камера следит за ней.

– Исчез, – повторила она, – предположительно – мертв, – Руфин взглянула прямо в экран. – Я поверю, что Палатон мертв, только когда увижу его сама. Они не стали бы рваться сюда, если бы знали наверняка… они просто не хотят, чтобы глиссер остался поблизости на случай, если им удастся спастись. Поняла, Мельбар?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать