Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 47)


Глава 24

– Ничто другое не объяснит странный интерес чоя к людям на Аризаре. Ничто, кроме этого, не поможет обвинить их в нарушении прав народа планеты класса Зет. Каким-то образом этот человек смог пролететь сквозь Хаос так же уверенно, как чоя. Он может управлять тезарианским устройством, – ррРаск горделиво выпрямился, изложив свои выводы.

Беван сполз с каталки и теперь лежал на грязном полу, положив голову на колени Алексы. Она осторожно водила пальцами по его лицу, опасаясь дотрагиваться до спутанных, грязных, некогда шелковистых и блестящих волос. Беван свернулся клубком и замурлыкал себе под нос, не осознавая ее присутствия, хотя сам подполз к ней.

– У нас нет никаких доказательств. Только опыт Алексы убеждает нас, что чоя стремятся к духовным контактам, – ГНаск насмешливо поднял губу и обнажил клыки, на которых еще виднелись остатки его последней трапезы. Он сплюнул на пол. – Духи не способны совершать межпространственные полеты.

Блестящие глаза ррРаска на мгновение обратились в сторону Алексы, и он возразил:

– Время от времени нам попадается какой-нибудь чоя. Даже подробные анатомические исследования тела и тезарианского устройства не дали нам необходимую информацию.

Алекса подавила дрожь, поняв, на что намекает командир флота – ей представились муки вивисекции.

– Едва ли это существо, – ГНаск толкнул Бевана массивной ногой в бок, – поможет нам.

– Самое важное – если он умеет пилотировать корабли. Стоит ему проложить дорогу, и я последую за ним.

Алекса в испуге подняла голову.

– Чо… – произнесла она. – Значит, вы полетите не для того, чтобы защитить их, а чтобы напасть! – она перевела взгляд на ухмыляющегося ГНаска.

– Вот именно, маленькая охотница, – ответил он. – Теперь ты все поняла.

Алексу внезапно обдало жаром. ГНаск разыгрывал комедию, болтая с ррРаском и ожидая, пока она сама сделает вывод, к какому они уже давно пришли. Она покачала головой.

– Он не сможет лететь, – нехотя сказала она.

– Сам – скорее всего не сможет. Но если рядом будешь ты, я не сомневаюсь в успехе.

Алекса вздрогнула. Грязное существо, валяющееся у ее ног, когда-то находилось с ней в самых интимных отношениях. Но разве сможет она вновь коснуться его – телесно или душевно?

Теперь Беван вызывал у Алексы отвращение. В худшие дни он представлялся ей хитрой, увертливой добычей, мешающей ей утолить голод.

Алекса не позволила ГНаску заметить выражение ее лица.

– Сколько у нас времени?

– Нам некогда ждать, – ответил ррРаск, – мы должны быть готовы нанести удар прямо сейчас. К тому же понадобится время, чтобы набрать ускорение и пролететь сквозь Хаос.

Беван резко дернулся. Его голова откинулась, и взгляд уперся в глаза Алексы. Когда-то у него были прекрасные, темные, живые глаза. Теперь они напоминали пересохшие лужи.

– Но каким образом он, по-вашему, сможет доставить нас туда? – с горечью спросила Алекса.

Лицо Бевана просияло, как будто он пробудился от ее голоса. Усмешка, похожая на гримасу боли, исказила грязное лицо.

– Алфавит, – произнес он. – Это как перемешанный алфавит… И мы пройдем от А до Я, – он закашлялся и со стоном уткнулся в ее колени.

Алекса внезапно склонилась, обнимая Бевана и помогая ему восстановить дыхание. Она оглянулась через плечо на ГНаска и заявила, подчеркивая каждое слово:

– Я ничем не могу ему помочь.

– Что же тебе нужно?

Если ей предстоит это сделать, то ГНаск поплатится за свой замысел.

– Ваша ванна, – сказала она. – Мне надо вымыть его и успокоить.

Лицо ГНаска окаменело. Тарш, который завис над его лбом, затрясся всем телом. Алекса наблюдала, как ГНаск принимает решение. Он отказался бы даже прикасаться к ванне до тех пор, пока ее полностью не сольют и не очистят после купания человека, а это было сложной задачей в космосе, и Алекса прекрасно знала об этом. Она собиралась лишить абдрелика его самого излюбленного удовольствия.

ГНаск повернулся к ней спиной, прорычав что-то ррРаску, когда проходил мимо. Он громко хлопнул дверью, удаляясь в жилые помещения станции.

ррРаск откашлялся.

– Поступай, как хочешь, – произнес он, но Алекса уже знала, что получила то, чего добивалась.

Она осторожно отстранила Бевана и поднялась.

– Вези его за мной, – приказала она командующему флота и пошла вперед.

Абдрелик фыркнул, исполняя приказ.

Палатон встал за спиной Руфин.

– Мне казалось, ты сообщила о том, что преследователи отстали.

– Верно, но я не сказала, что мы не получили никаких повреждений, – Руфин окинула взглядом пульт. Отметины и трещины покрывали его прежде гладкую поверхность, кое-где виднелись оплавленные дыры, из которых торчали перепутанные провода. – Аппарат связи разбит полностью.

– И не только он, – заметил Палатон, понимающе улыбнувшись Руфин. – С этим уже ничего не поделаешь. Попытайся исправить все, что можешь. При посадке нас обязательно заметит охрана – посадка будет трудной, тезар, но мы окажемся дома. Так что им не придется долго тревожиться.

– А пока, – ледяным тоном заметила Руфин, – никто не знает, что стало с наследником и его подопечным, и я не могу вести счет в этой командной игре.

– Значит, ты умеешь в нее играть? – Палатон мгновенно отвлекся. Он обнажил зубы и стукнул ногтем пальца по коронке на одном из них. – Однажды мне чуть не вышибли зуб, но я забил решающий гол.

Руфин усмехнулась.

– Я играла в защите, – заметила она и вздохнула. – Может быть, Чо приходит конец, но она все еще отбивается.

– Естественно, – Палатон положил руку ей на плечо. –

Я немного отдохну. Позови, если я понадоблюсь тебе.

Руфин кивнула и повернулась в кресле, с сокрушенными восклицаниями ковыряясь в аппарате связи.

Рэнд свернулся в разложенном пассажирском кресле. Палатон осторожно присел рядом, думая, что мальчик спит, но Рэнд спросил:

– Что-нибудь случилось?

– Ничего особенного. При взлете глиссер получил незначительные повреждения. Связь прервана.

Рэнд спустил ноги на пол и сел.

– Здесь есть какая-нибудь еда?

– Ты все еще голоден?

– Еще бы! Я бы съел ту штуку в фиолетовой обертке. Но только не серую кашу!

– Значит, ты предпочитаешь овощной массе углеводы и сахар?

– Это и в самом деле овощи? – Рэнд скорчил гримасу, видя, как Палатон открывает шкаф в салоне и достает припасы. – Нет, этим ты меня не убедишь.

Палатон обнаружил несколько сладких плиток и подал их Рэнду.

– Это поддержит тебя ненадолго. Скоро мы будем дома.

– А если нет, ты еще услышишь, как урчит у меня в животе! – Рэнд развернул плитку и мгновенно проглотил ее, слизнув с пальцев сладкие крошки.

Палатон опустился в кресло, наблюдая, как человек радуется еде. В этом существе была детская непосредственность – вероятно, с возрастом и зрелостью она должна была пройти. Палатону казалось, что если человек лишится способности радоваться, он будет действительно жалким существом. Подобно полноводным рекам, у истоков скрывающимся под землей, радости было необходимо выходить на поверхность, облегчая жизнь. Палатон позволил себе сейчас такую радость, видя наслаждение Рэнда.


Вскоре он задремал, а проснулся оттого, что Руфин тронула его за плечо. Перед пробуждением Палатону снились струйки воды, текущие из разбитых кувшинов, и пыльные могильные плиты с надписями «Ты меня помнишь?» Едва он успел узнать в своем видении надгробный памятник матери, как Руфин разбудила его.

– Что такое?

– Мне удалось частично наладить связь. Она забита помехами, ответить на нее нельзя, – лицо Руфин было серьезным и усталым. – Думаю, тебе будет лучше пойти в кабину и послушать, – она повернулась к Рэнду, который тоже проснулся, – и тебе тоже.

Они столпились в кабине. Руфин наладила связь так, как только было возможно для аппарата, работающего на последнем издыхании. Она переводила сообщения на трейд, и Рэнд постепенно понимал смысл новостей.

– …окружили здание конгресса. Было введено осадное положение, но действия войск оказались недостаточно эффективными. Все присутствующие в здании вынуждены остаться там. Обстрел помешал эвакуации через восточное крыло… Бесконтрольные грабежи в торговых кварталах… – треск прервал сообщение. Палатон удивленно перевел взгляд на Руфин.

– Что все это значит?

– Мятеж, – ответила она. – После покушения в Сету.

– Что?

– Новость о покушении быстро распространилась среди Заблудших.

– Надо остановить их! Мятеж во всем Чаролоне?

– Насколько я поняла, да, – мрачно отозвалась Руфин. – И по всей Чо.

– Этого нельзя допустить…

– Но что ты можешь поделать? – резонно заметил Рэнд. – Им нельзя даже ничего сообщить.

– Я сделаю все, что смогу. Рэнд пожал плечами.

– Тогда пойдем со мной, – он протянул Палатону руку ладонью вверх.

Руфин сказала им вслед:

– Я постараюсь что-нибудь сделать. Мы будем на месте через три часа.


Его волосы еще не высохли, исхудалое тело сжалось в одном из старых костюмов Алексы. Беван сидел, обхватив себя руками, пока она пыталась накормить его. От запаха приготовленной еды у Алексы началась тошнота, и она боролась с желанием устроить охоту и добыть себе мясо – сладкую, красную, истекающую кровью теплую плоть.

Внезапно Беван протянул руку и взял ее за запястье. Ложка в ее руке дрогнула.

– Я знаю их тайну, – сообщил он, – и за это они отравили меня.

– Какую тайну?

Беван смотрел ей прямо в глаза.

– Я могу летать через Хаос, – объявил он. – Я знаю, как они это делают.

– Научи меня.

Он покачал головой и убрал руку.

– Ты не сможешь. И слюнтяи абдрелики тоже не смогут, даже если я скажу им.

– Но ведь ты это умеешь?

Беван решительно кивнул. Он вынул ложку из ее пальцев и принялся с жадностью есть. Алекса сидела рядом, наблюдая за ним.

– Что стало с Рэндом? – вдруг спросила она.

Беван замер. Капля яблочного соуса вытекла из его рта. Он подобрал ее и тщательно облизал палец.

– Не знаю.

– Его забрали чоя и увезли на свою планету.

– Вампиры, – яростно выпалил Беван, – они высосут у него душу.

– ГНаск представил Союзу жалобу – обо всех нас, кого они увезли и отравили… но нам нужен Рэнд. Надо спасти Рэнда, если только еще не поздно.

Беван отвел глаза.

– Но тебя же не отравили.

– Помнишь Аризар? Помнишь верхнюю школу – с мертвыми и сумасшедшими? Им наплевать на то, что станет с нами. Надо забрать Рэнда оттуда.

Беван уронил ложку в тарелку.

– Ты любишь Рэнда больше, чем меня, верно? – прежним, отчетливым голосом спросил он.

Алекса вздрогнула.

– Я люблю вас обоих, и ничего не могу с этим поделать. Но Рэнд никогда не понимал того, что понял ты… Он никогда не понимал, что значит отдаваться полностью…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать