Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » На пути к войне (страница 52)


– Давай я буду отстреливаться.

– Я думала, ты об этом не попросишь, – Руфин перевела на его пульт контроль за оружием и обратила все внимание на маневры.

Палатон пробежал пальцами по пульту. Без бахдара он чувствовал себя непривычно, ничто не подсказывало ему, когда следует открыть огонь. Прицел оказался на уровне его левого глаза, обычно Палатон пользовался правым, но прежде он никогда не летал вторым пилотом. Пока он привыкал к сетке прицела, истребитель перед ним резко вильнул и скрылся из виду.

Но он понял, где появится истребитель прежде, чем приборы показали его.

– Дай вправо! – крикнул он Руфин и навел прицел.

Она не ответила. Глиссер рывком метнулся в сторону, повинуясь ее руке. Истребитель из Голубой Гряды возник там, где его ждал Палатон.

Два залпа раздались почти одновременно.

Глава 27

Дым и треск горящего металла наполнили небо. Палатон почувствовал, как глиссер содрогнулся в предсмертной агонии и устремился вниз. Настроив прицел, он заметил, что и истребитель падает, подобно хвостатой комете.

Руфин успела направить машину к заброшенному полю, но вдруг тяжело осела. Палатон попытался поднять ее, но безуспешно. Глиссер круто снижался, почти не повинуясь управлению. Палатон вжался в кресло, когда растрескавшийся колпак кабины разлетелся на куски, и в кабину ворвался ночной вихрь.

Удар последовал так внезапно, что он ни о чем не успел подумать.

Малаки остановил сани на обочине дороги, заметив в небе вспышки.

– Смотри!

Йорана открыла забрало шлема. Два корабля кружились в воздухе друг за другом, ночное небо прорезали вспышки. До них донесся скрежет металла. Малаки не стал ждать ее ответа. Он погнал сани к глиссеру, который уже достиг земли, с грохотом ударился о нее и развалился. Йорана никогда не видела более ужасного зрелища, однако бахдар подсказывал ей, что там, среди обломков, кто-то еще жив. Пламя угасло, и тут же вспыхнуло с новой силой.

Она не понимала, как ей удается двигаться так быстро в защитном костюме. Она подбежала к кабине, которая выглядела, как треснувшее яйцо, наполненное белым дымом, и обнаружила там тезара – бледную, но еще дышащую чоя. Стерев с ее лица кровь, Йорана узнала Руфин.

Она вытащила ее из-под обломков, бормоча: «Боже мой, Боже мой», ибо другой чоя, упавший лицом на пульт, должен был оказаться Палатоном. Уложив Руфин на землю и мимоходом удивившись, куда делся Малаки, она побежала за Палатоном.

Толпа приближалась к обломкам. Малаки включил защитное поле саней и смотрел, как она надвигается. Он послал Чирека хоть как-то обуздать эту ораву, и теперь с облегчением видел его в лидерах. Бросив взгляд на обломки глиссера, Малаки заметил, что Йорана вытащила оттуда одно тело и бросилась за другим. Малаки едва мог рассмотреть очертания его гребня под разбитым колпаком кабины, но узнал Палатона, как только его силуэт оказался на фоне пламени пылающего салона.

Значит, Палатон жив, хотя и ранен, подумал он. Что же ему предстоит?

К нему подбежал Чирек. Малаки взмахнул рукой, заставляя толпу замолчать.

– Ваш тезар вернулся. Чоя из Сету не убили его!

Чиреку он вполголоса заметил:

– Черт бы побрал такую удачу! Убери их с полосы. Нельзя, чтобы новость распространилась. Полоса еще понадобится нам – на всякий случай.

Йорана отошла от глиссера, поддерживая за плечи Палатона. Он оглянулся и вскрикнул пронзительными от ужаса голосами:

– Рэнд!

Малаки схватил Чирека за плечо.

– Человек должен быть в салоне. Вытащи его скорее и увези ко мне.

– Малаки…

– Не спрашивай ни о чем!

Чирек кивнул, схватил за руку ближайшего чоя и бросился к хвостовой части машины, которая лежала, объятая пламенем, на расстоянии нескольких метров от кабины.


Йорана коснулась ладонью лица Палатона.

– Мы спасем его. А теперь пойдем, – она чувствовала запах разлитого топлива. – Мы тоже в опасности.

– Руфин… – Палатон в замешательстве оглянулся.

– Уже здесь. Палатон, прошу тебя! Помоги мне, не могу же я тащить тебя одна! – ее подкрепленные бахдаром силы грозили иссякнуть.

Он тяжело навалился ей на плечо, переводя дыхание. Переступая через обломки, он упал на колени и чуть не сшиб Йорану. Она с трудом удержала его.

Запах разлитого топлива наполнял ее ноздри, заставляя вздрагивать от ужаса.

– Пойдем же!

Подчиняясь ей, он пошел быстрее. Они стремились уйти подальше от обломков кабины.

Кабина вспыхнула с ужасающим ревом, как только они достигли развесистого дерева, под которым Йорана уложила Руфин.

Вокруг хвостовой части толпились чоя. Палатон прислонился к стволу дерева, подняв голову, моргая и вытирая струящуюся со лба кровь, которая угрожала залить ему левый глаз.

– Что со вторым пилотом?

– Не знаю. Я не видела его. Он упал.

– Я видел, как он выбросился, – Палатон взглянул вдаль, откуда поднимался столб дыма. – Вон там.

– Может быть. Сегодня весь Чаролон горит. Заблудшие осадили дворец и здание конгресса. Все мы стали заложниками.

Палатон потер лоб.

– Я должен выяснить, кто это сделал.

– Все уже кончено.

– Нет, нет. Все решится сегодня, – он провел ладонью по груди и вздрогнул. – Похоже, пара ребер сломана, – добавил он и застыл с напряженным лицом, как будто прислушивался к чему-то. Вскоре его лицо расслабилось. – Рэнд жив, – произнес он.

Йорана удивилась, откуда он узнал об этом. Она смотрела, как лихорадочно мечутся вокруг обломков глиссера пожарники и толпа.

– Они вынесли носилки.

– Отлично, – Палатон выпрямился и сделал несколько шагов по засыпанной обломками полосе.

Его увидели Заблудшие. Выкрикивая его имя, они окружили Палатона, отгораживая его от носилок.

– Палатон, – Йорана взяла его за руку. – Его вытащили.

Над хвостовой частью глиссера взметнулось пламя, и чоя разбежались, но тут же вернулись, засыпая пламя песком и прибивая его к земле. Носилки с Рэндом передавали из рук в руки, и вскоре он пропал.

Палатон сжал руку на плече Йораны.

– Кто

его забрал? Сбоку подошел Малаки.

– Я, – спокойно отозвался он и протянул Палатону чистый платок. – Пусть она перевяжет тебе лоб. Ты истекаешь кровью, герой.

Йорана перевязала Палатону лоб, и тот с явным нетерпением выдержал эту процедуру, не сводя глаз с Малаки.

– Твой подопечный в безопасности, – успокоил его Малаки.

– Мы с ним – не такие важные заложники, как тебе кажется, – заметил Палатон. – ^*Я возьму сани.

– Зачем?

– У меня дело в конгрессе. Насколько я понимаю, твои люди продлили его заседание ради меня.

Они взглянули друг на друга в упор. Йорана перевела дыхание только, когда Малаки сжал челюсти и отступил в сторону.

– Советую тебе поспешить, – сказал он. – Людям необходимо поскорее узнать о твоем возвращении.

Палатон занял сидение. Он подождал, когда Йорана сядет рядом со словами:

– Я с тобой.


Рэнд почувствовал прилив свежего воздуха и понял, что его вытащили из-под обломков глиссера. Ноги не слушались его. Мысленно он постоянно звал Палатона, и тот отзывался, уверяя, что он жив, в безопасности, с ним все в порядке. Подняв голову, Рэнд понял, что оказался в настоящем море чоя. Никто не отшатывался, укладывая его на носилки и передавая их друг другу.

Его положили на пол в машине. Чоя улыбнулся, увидев, что Рэнд приподнялся.

– Я Чирек, – произнес он. – Ты в безопасности.

Рэнд взялся за протянутую руку и сел на сидение. Его кости ныли, в голове царила мешанина. На мгновение вновь послышался насмешливый голос Бевана: «…мы спасем тебя».

Он широко открыл глаза, пытаясь выбросить из головы прошлое и настоящее. За окном удалялись обломки глиссера.

– А что с Руфин?

– Насколько я понимаю, выжили все. На аэродром отправлены спасательные машины, – у чоя были спокойные, размеренные голоса, но Рэнд испытал странное чувство. Машина увозила его от разрушенного города с невероятной быстротой.

– Где Палатон?

– Всему свое время, – Чирек смотрел в окно.

Рэнд сжался на сидении, слишком слабый, чтобы протестовать, и принялся размышлять, спасли его или захватили в плен. Он прислонился головой к прохладному, скользкому подголовнику. В памяти проносились видения: Хаос, Палатон, Алекса, Беван… Беван, ведущий корабль. Со свистом летящие боевые корабли. Огонь. Снова Беван.

Рэнд закрыл глаза и постарался успокоиться. Когда видения угаснут, он почувствует себя лучше, то сможет позвать Палатона. Теперь надо было ждать, прежде чем он сможет понять, что случилось и что будет с ним дальше.


Недар лежал, терзаемый мучительной болью. Прошло довольно много времени, прежде чем он заставил себя встать и отбросить остатки того, что прежде было креслом пилота. Он лишился части рогового гребня, обломанный край валялся неподалеку. Недар взглянул на него. Гребень можно срастить, если только обратиться к врачу достаточно быстро. Он облокотился плечом о капсулу, в которой катапультировался с истребителя. Он знал, кто победил его в небе по стремительным маневрам и стратегии боя, которые изучил как свои пять пальцев. Палатон жив! Палатон уничтожает его шаг за шагом… Недар не стал подбирать осколок гребня и побрел в ночь, не замечая, что теплая, липкая жидкость заливает его лицо и струится по шее.

Из темноты возник чоя.

– Вы ранены? Позвольте вам помочь.

Простолюдин, но с проблесками бахдара. Недар схватил его за горло, как тисками. Чоя испустил вопль и упал на колени, дрожа от страха. Мольбы о пощаде не помогли ему.

Когда Недар высосал бахдар до последней капли, он отшвырнул опустошенное тело и упал на землю.

Полежав, он глубоко вздохнул. Ему нужно надежное убежище, прежде чем он вновь бросится в погоню за Палатоном. Но на улицах города был беспорядок, и Недар понял – пока он продолжается, у него есть шанс вновь нанести удар. Он не отстанет от Палатона. В кустах оказалась оставленная чоя мотоколяска. Недар взобрался на нее и направился в сторону горящего Чаролона.


Кожа Бевана горела, как в лихорадке. Алекса оторвала манжету, смочила ее и приложила ко лбу Бевана. За открытым иллюминатором сверкал безбрежный Хаос; она не могла смотреть туда, несмотря на принятые транквилизаторы. Однако темные глаза Бевана устремились прямо на страшное зрелище, он не отрывался от иллюминатора, а его пальцы бегали по клавиатуре черного ящика рядом с пультом управления. Он что-то бормотал, но Алексе удалось разобрать только: «.. мы идем, Рэнд».

Крошечный наушник в ее ухе задрожал. Она прислушалась и сказала Бевану:

– Командир ррРаск желает знать, сколько времени еще нам понадобится.

– Мы почти у цели.

– Так скоро?

Прошло всего несколько часов с тех пор, как они оказались в космосе. Ей не часто приходилось бывать в Хаосе, но она знала, что на перелет через него уходит по меньшей мере день.

– Беван, этого не может быть.

Беван взглянул на нее. Его глаза сверкали на застывшем лице, и она отпрянула.

– Я умею это лучше, чем они, – произнес он, – и они ничего не знают!

И он засмеялся пронзительным, все усиливающимся смехом, который она не могла вынести. Внезапно смех прервался, и Беван вновь ставился на Хаос. Алекса не могла сменить компресс на его лбу, боясь к нему прикоснуться.

Она передала его сообщение ррРаску. Командующий флотом недоверчиво прорычал в ответ и заметил:

– Мы будем готовы.

Алекса села и подтянула колени к груди, чувствуя, что приближаются ее худшие часы, сознавая, что начинается охота – она была не в силах сдерживать ту часть себя, которая превратилась в абдрелика. Слезы заструились из ее глаз, но лицо осталось застывшим, не понимающим, что ранит ее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать