Жанр: Исторические Любовные Романы » Эмили Брайан » Обольстительная герцогиня (страница 3)


Глава 2

В какой позе она хотела его видеть?

– Секунду, дайте-ка подумать, – сказала она, запинаясь от смущения и стараясь не смотреть ему в глаза. Одного лишь беглого взгляда на натурщика оказалось достаточно, чтобы ее дыхание участилось. Его дерзость не могла не нервировать ее. – Вам уже приходилось заниматься подобной работой?

– Нет, ваша светлость, но ведь говорят, что все когда-то происходит в первый раз. Вы по-прежнему находите, что я вас разочаровал?

«О Господи, конечно, нет!» – чуть не сорвалось с ее губ. Редко ей приходилось видеть столь красивых мужчин. Как и многие ее бывшие натурщики из низов, он был мускулистым: физический труд сделал его телосложение безупречным. У нового натурщика был восхитительный торс, гладкая кожа, руки и ступни совершенной формы. Ногти его выглядели чистыми и аккуратно подстриженными, а это встречалось нечасто среди людей, которым приходилось каждый день зарабатывать себе на хлеб.

Артемизия никогда не понимала, почему современные представления о мужской красоте требовали, чтобы у мужчины непременно были маленькие ноги и руки, и она обрадовалась, что к новому натурщику это не относилось. Его пальцы были длинными и довольно сильными и вполне могли принадлежать аристократу. Он стоял с гордым видом, распределив вес на обе ноги и спокойно опустив руки вдоль тела.

Новый натурщик не пытался прикрыть наготу, и взгляд Артемизии непроизвольно проследовал по тонкой полоске темных волос от впадинки пупка до самого паха.

«На этой картине я ничего уменьшать не буду, и не важно, что решат критики». Пока она смотрела на его мужское достоинство, оно приподнялось, и гладкая кожа потемнела от притока крови.

– Пожалуйста, не смущайтесь, – сказала она быстро, – такое иногда случается.

– В действительности, ваша светлость, подобное происходит весьма регулярно, – сказал он с озорной улыбкой, обнажив белоснежные зубы.

Артемизия поджала губки. С другими натурщиками первый сеанс всегда протекал немного неловко, но казалось, что этот мужчина чувствует себя вполне естественно. Будто бы ему не раз приходилось представать обнаженным перед едва знакомыми женщинами.

– А из какой вы части Лондона? – спросила она, размышляя, не нанял ли для нее мистер Фелпс альфонса вместо натурщика. Он был немного старше, чем ее обычные модели. По четко очерченным чертам лица можно было предположить, что ему около тридцати, хотя мускулистое тело могло соперничать с телами более молодых рабочих, изображенных на предыдущих полотнах. – Так где, вы сказали, мистер Фелпс нашел вас?

– Я ничего не говорил. – Нахальная улыбка не сходила с его лица. – Итак, каким же вы представляете себе Марса?

– Да, конечно же. – Артемизия обрадовалась, что, наконец, можно приступить к делу. – Марс скорее всего обдумывает предстоящую битву. Слегка поверните голову и посмотрите вдаль. И, пожалуйста, по возможности, постарайтесь не улыбаться. Я сомневаюсь, что у бога войны было чувство юмора.

Когда он последовал указаниям герцогини, она сразу же испытала чувство облегчения, ведь теперь можно было смотреть на натурщика, не встречаясь с пристальным взглядом его темных глаз, жарким и проникающим в самую душу. Его мужское достоинство оставалось напряженным и готовым к действию.

– Вы хотите, чтобы я стоял так? – спросил он, и взгляд его карих глаз снова на мгновение остановился на герцогине.

– Возможно, будет лучше, если вы станете указывать на воображаемую цель. Я имею в виду рукой.

Жаркая волна поднялась по ее шее и обожгла щеки. Господи, этот человек заставил ее покраснеть. А ведь она уже была замужем. К тому же ей не раз приходилось изображать на картине мужчин без одежды. Разве пристало вдове терять дар речи, глядя на восставшее мужское достоинство? С другими моделями Артемизия всегда держалась спокойно и невозмутимо, однако из-за полного отсутствия смущения у нового натурщика она чувствовала некую неловкость.

Он издал странный звук, подозрительно напоминающий сдавленный смех, одновременно подняв руку.

– Возможно, Марсу следовало бы иметь какое-то оружие, – предположил он.

Он уже был обладателем внушительного оружия, но Артемизия решила выбросить подобные мысли из головы и воспользовалась представившейся возможностью скрыться за столом в дальнем конце комнаты. Именно там хранились различные атрибуты, сваленные в беспорядке.

– Да, абсолютно верно. Хорошая идея. Она поспешила к нему с греко-римским шлемом, круглым щитом и коротким мечом, называющимся гладием, и он склонил голову, чтобы она могла украсить его голову шлемом. Ей пришлось подойти вплотную, чтобы завязать ленту под подбородком, и губы его изогнулись в призывную улыбку. Артемизия стояла так близко, что видела его гладко выбритый подбородок, и ей пришлось взять себя в руки, чтобы сдержаться и не прикоснуться к едва заметным колючим волоскам. Артемизии передался исходящий от него жар, а когда она вдохнула аромат его тела, у нее внезапно пересохло во рту.

– Возьмите. – Она протянула ему щит и гладий, а затем отступила на безопасное расстояние. – Примите несколько разных поз, а я скажу, если увижу что-то, что мне понравится.

– А вы до сих пор не увидели ничего, что вам понравилось бы?

Губы Артемизии сжались в тонкую линию. Да он просто наслаждается ее смущением. Значит, следует немедленно выгнать наглеца и навсегда забыть о нем.

Но разве у него не прекрасные глаза? На мгновение она представила себе, как замечательно этот мужчина будет смотреться в образе бога войны. Нет, она ни в коем случае не станет отказываться от идеального натурщика только лишь потому, что он заставляет ее трепетать от возбуждения.

Она отвернулась и устроилась на кончике стула с высокой спинкой, пристроив на коленях альбом для зарисовок. Работа, вот что сейчас необходимо. Как только она полностью погрузится в свое искусство, он превратится для нее всего лишь в прекрасное сочетание света и тени, линий и пропорций и перестанет быть безупречно сложенным мужчиной из плоти и крови.

Артемизия была вдовой уже почти два года и не имела ни малейшего намерения снова выходить замуж. Официальный статус замужней женщины был сравним с положением ребенка или умалишенной, а она отказывалась терпеть к себе подобное отношение. Однако два года – достаточный срок для того, чтобы любая другая женщина уступила соблазну завести тайного любовника.

Артемизия пыталась убедить саму себя, что у нее нет времени для подобных вещей. Слишком большую часть ее жизни занимает искусство. А какой мужчина, пусть даже придерживающийся весьма свободного образа мыслей, захочет иметь возлюбленную, которая проводит уйму времени в обществе обнаженных мужчин? Она взяла за правило никогда не заводить никаких отношений с моделями, за исключением профессиональных, поэтому здесь ей не на что было надеяться.

Ни на что, кроме дрожи по всему телу.

Она подняла глаза и увидела, что ее новый Марс решил попробовать меч в действии. Он нанес гладием несколько ударов по воздуху, уверенно держа за рукоятку, потом подбросил его так, что тот несколько раз перевернулся в воздухе, а затем поймал. Движение показалось Артемизии настоящим воплощением грации и силы.

– Я смотрю, вы знакомы с оружием. Вероятно, служили в армии, – отметила она, умело перенося на бумагу его четко очерченные скулы.

– Мне приходилось бывать на поле битвы.

Тень пробежала по его лицу, но исчезла она столь же внезапно, как и появилась. Артемизии оставалось лишь отнести перемену настроения к игре своего воображения.

– Я восхищаюсь людьми, которые служат королеве и родине подобным образом, – сказала она, – не хотели бы вы рассказать о тех временах, когда носили форму?

– Мало что из моего рассказа будет приятным для вашего слуха.

На сей раз она была абсолютно уверена, что на него снова нахлынули мрачные воспоминания и ей это точно не привиделось. Однако внезапно уголок его чувственных губ поднялся вверх.

– Почему бы вам не рассказать о себе? – предложил он. – Рисовать мужчин абсолютно без одежды, нагишом, не совсем привычное занятие, правда ведь? Да многие леди упали бы в обморок при виде обнаженного мужчины. Вы давно этим занимаетесь?

– Я вернулась к занятиям живописью после смерти мужа, – сказала Артемизия, не желая попадаться на его уловку. Она не считала нужным объяснять прямолинейному натурщику, какую необъяснимую притягательность таит в себе тело человека. Изящные и совершенные линии, способность испытывать глубокие чувства, божественная искра… Все это было в существах, которых Бог создал по своему образу и подобию. Ни одна причудливая миска с фруктами не сумела бы бросить вызов этой священной тайне. – Но не могу припомнить время, когда не держала в руках кисть. Я начала рисовать еще ребенком, а потом пробовала себя в скульптуре с определенным успехом.

Герцогиня немного поскромничала, ведь если бы Тревелин разбирался в искусстве, то знал бы, что одна из ее скульптур занимает важное место в личной коллекции королевы. Это была лучшая работа Артемизии, произведение искусства, которое обеспечило ей репутацию одаренного ребенка. Однако теперь герцогиня отчаянно хотела избавиться от этой репутации, полностью посвятив себя абсолютно другому виду искусства.

Абсолютно. Абсолютно без одежды. Нагишом. Странно, что он использовал то же самое слово, которым в «Таттлере» описали ее работу. А вдруг он читал статью в той скандальной газетенке? Она снова принялась внимательно изучать своего собеседника.

Некоторые из ее натурщиков откровенно признавались в неграмотности, однако герцогиня уже поняла, насколько этот мужчина отличается от остальных. В его глазах мелькала искра, говорящая об образовании и эрудиции.

– Акцент не позволяет мне отнести вас к жителям Лондона, – сказала она, слегка затенив сухожилие, проходящее от шеи к плечам. – Вы выросли в сельской местности?

– Да, ваша светлость, житель Уилтшира, к вашим услугам.

– О, именно там расположена меловая скульптура белой лошади.

– Вы знаете о ней?

– Конечно, – отозвалась герцогиня. Примитивные фигурки лошадей высоко на горных хребтах были высечены древними бриттами, проводящими раскопки торфа в поисках белого мела. Многие даже предполагали, будто бы это самое древнее произведение искусства на Британских островах. – Отец рассказывал мне о лошадях Уилтшира, когда я росла в Индии.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать