Жанр: Исторические Любовные Романы » Эмили Брайан » Обольстительная герцогиня (страница 32)


Аптон выхватил листок и пробежал по нему взглядом, в то же время беззвучно шевеля губами.

– На этот раз ты прав, – признал редактор, – только помоги мне переделать первый лист. Новость станет настоящей сенсацией, по-другому и быть не может.

Через несколько часов Кларенс сидел среди печатающихся экземпляров и читал статью, которая должна была стать новым этапом в его карьере. Несомненно, история станет пиком его карьеры в качестве журналиста.

«Забытые обещания.

Лишь недавно было объявлено о помолвке достопочтенного мистера Тревелина Девериджа с мисс Флориндой Далримпл, но похоже, что клятвы были забыты в тот же вечер.

Младший сын лорда Уорра и мнимый «кузен» многих особ женского пола наслаждался тайной встречей в заведении, обладающем определенной репутацией, в весьма нефешенебельном районе Лондона. Репортер может засвидетельствовать тот факт, что во время встречи, продлившейся несколько часов, они отнюдь не развлекались светской беседой. От достопочтенного ваш покорный слуга не услышал ничего, если не принимать во внимание жалобный скрип его кровати.

Вслед за тем мистер Деверидж повез «кузину» в поездку по Лондону в нанятом им экипаже. По возвращении в вышеупомянутое заведение определенной репутации экипаж остановился, однако продолжал ритмично раскачиваться еще около минуты, прежде чем пара вышла. Надо признать, что оба выглядели растрепанными и раскрасневшимися.

Возница, некто мистер Уинтроп Хорнби из Челси, находился под впечатлением от действий мистера Девериджа. По его словам, он не понимал, как джентльмен мог вступить в половые сношения с женщиной, находясь в сильном алкогольном опьянении. Судя по рассказу возницы, второго сына графа Уорра пришлось нести до экипажа трем мужчинам. А потом в сопровождении «кузины», имени которой никто не знал, его недавно недвижимое тело переместилось в их тайное любовное гнездышко. Мы не можем не отдать должное способности Девериджа восстанавливать силы, даже если не одобряем его моральные качества.

Остается лишь надеяться, что у несчастной мисс Флоринды Далримпл найдутся хорошие друзья, которые смогут предостеречь ее относительно опасных наклонностей будущего мужа, прежде чем станет слишком поздно».

– «Наклонности» – повторил Кларенс. – вполне подходящее слово.

Еще несколько минут он наслаждался чувством заслуженного самоудовлетворения, а затем забрал вознаграждение и сунул его в карман. Количество монет все еще было довольно ничтожным, но все-таки больше чем он зарабатывал в последнее время.

«Деверидж вряд ли на меня разозлится, – размышлял он, выходя на темную пустынную улицу. – «Пишите обо мне что хотите», – сказал он. Я именно так и сделал. И даже ни разу не упомянул герцогиню по имени. Нет, черт возьми, ни разу».

Глава 25

– Ну, Ларла, мне кажется, мы с тобой побили рекорд. – Тревелин откинулся на подушку, обессилевший и задыхающийся от напряжения. Каждый раз он думал, что сил в нем больше не осталось, но при малейшей провокации – затаенная страсть во взгляде, волнующий голос, мягкая и белая кожа – его плоть восставала, и он уже был готов к новым свершениям. Эта женщина могла стать его погибелью, но он умрет с улыбкой на устах. Он закинул руки за голову, переплетя пальцы. – Нам не удалось отдохнуть ни минуты.

Ларла приподнялась на локте и посмотрела на Трева сверху вниз. Ее длинные темные волосы волнами ниспадали на плечи. Теперь уже он никогда не думал о ней как о ее светлости или даже как об Артемизии. Нет, она всегда останется его Ларлой, пусть даже он пока не имел ни малейшего представления, что значит ее тайное имя. Ее розовый сосок находился в опасной близости, он набух и напрягся под его взглядом, но в данный момент ему было достаточно просто смотреть.

– Никакого отдыха? Это жалоба? – спросила она.

– Ни в коем случае.

Наконец он решил, что смотреть не так приятно, как пробовать на вкус, и снова взял в рот восхитительную ягодку. Он покусывал и ласкал ее языком до тех пор, пока снова не услышал от Артемизии тихий стон удовольствия и желания. Только после этого он отпустил ее сосок, а затем притянул, к себе и крепко прижал.

«Мы близки, как Адам и женщина, созданная из его ребра», – подумал он сонно. Ее голова уютно покоилась на его груди, и он взглянул сверху на ее растрепавшиеся волосы. Ему казалось, что даже Ева не могла быть прекраснее. Хотя он готов был держать пари, что Ларла наверняка более упряма.

– О чем ты думаешь? – До него донесся ее голос, тихий и удивительно робкий после окончания любовной игры.

Он провел рукой по ее позвоночнику и начал поглаживать ямку над ее круглой попкой.

– Честно говоря, учитывая то, чем мы недавно занимались, и то, что происходит сейчас, мои мысли на удивление ясны.

– Что ты имеешь в виду?

– Это в самом деле глупо.

– Глупо или нет, можешь мне рассказать.

– Когда я лежу рядом с тобой обнаженный, то начинаю задумываться о чувствах между Адамом и Евой. Только подумай, сначала был Адам, и он не знал никого, кроме животных, один в целом мире, а потом внезапно рядом с ним появилась женщина, которая сразу стала ему близким человеком без всяких церемонных представлений.

– Полагаю, Господь Бог все-таки представил их друг другу, – возразила Артемизия с практичностью, которой он так восхищался.

– Нет, я склонен думать, что Адам увидел Еву и сразу понял, кто она такая. «Кровь от моей крови, плоть от моей плоти» и все такое. Что-то в нем воззвало к ней, и она ответила. – Трев нежно поцеловал Артемизию в макушку. – А потом внезапно в этом пустом мире он уже не был одинок. Просто я подумал, что чувствую… нечто похожее.

Она несколько секунд не шевелилась, а затем обняла его и крепко прижала к себе.

– Полагаю, все именно так.

Тревелин сделал глубокий вдох и понял: несмотря ни на что, он счастлив, пусть даже это чувство не объяснимо логикой. Отец, которому он так и не смог угодить, теперь лишит его наследства. Он планировал ограбление, в котором единственным его помощником должна была стать герцогиня. А затем спасательная операция, которая даже при наличии огромной доли удачи имела слишком мало шансов на успех. Однако на его губах по-прежнему появлялась идиотская улыбка, и он никак не мог ее сдержать, Тревелин чувствовал себя счастливее, чем когда-либо за всю свою жизнь.

– А знаешь, – сказала она, играя с волосами на его груди, – даже принимая в расчет, как ты сам выразился, то, чем мы недавно занимались, и то, что происходит сейчас, я не считаю эти твои мысли странными. Я хочу сказать, рядом друг с другом мы выходим за пределы своих сущностей, даря и получая удовольствие. И это немало. Когда мы соединяемся в одно, наша близость кажется невероятной. Я думаю, то, что происходит между нами, содержит божественную искру.

Его улыбка стала шире и более

насмешливой.

– Может быть, именно поэтому ты все время повторяла «О Боже!»?

Артемизия схватила подушку и легонько стукнула его, а он лишь поднял руки, словно защищаясь. Давно Тревелин так сильно не смеялся. Но потом он нашел свою подушку и использовал ее по назначению, опустив на ее прелестную попку. В конце концов, одна из подушек или же сразу обе распоролись и вихрь белых перьев закружился вокруг них, оставаясь на их обнаженных телах, щекоча кожу и застревая в волосах.

Тревелин отбросил пустую наволочку и схватил Ларлу за талию. Сплетясь вместе, они упали на кровать, весело смеясь.

Ему нравился ее смех. Он совсем не походил на глупое девичье хихиканье. Это был смех женщины, живущей в гармонии с окружающим миром. Тревелин понимал с чувством глубокого удовлетворения, что именно он вызвал ее смех. Когда они с Артемизией впервые встретились, он мог бы довольствоваться лишь ее улыбкой. А теперь она смеялась как сумасшедшая, и ему нравился ее смех.

Они катались по кровати, и благодаря удаче и физическому превосходству Тревелину удалось занять позицию сверху. Его бедра оказались между ее раскинутых ног. Он слегка приподнялся на локтях и посмотрел на Артемизию сверху вниз.

Она раскраснелась от удовольствия, а в глубине ее зеленых глаз сверкали искры. Она облизнула маленьким острым язычком верхнюю губу, а затем сдула маленькое перышко.

Тревелин перестал смеяться. А ведь он мог бы смотреть на эту женщину всю оставшуюся жизнь. Эта мысль поразила его.

– Что случилось? – спросила она, почувствовав перемену в его настроении.

Он потянулся к ее губам и медленно начал целовать. Пока его язык нежно исследовал ее рот, в голове беспрерывно вертелись разные мысли.

«Это добром не кончится, – твердил он самому себе упрямо. – Твое присутствие в ближайшем времени потребуется в Индии. Целая цепь агентов бездействует, ожидая указаний из Лондона. Сейчас в твоей жизни нет места для постоянных отношений с одной женщиной. Флирт еще можно себе позволить, а вот романтику однозначно "нет"». И все-таки поцелуй продолжался. Глубокий и заставляющий забыть обо всем на свете. Он чувствовал, как его душа плавно перетекает в ее тело, исследуя все ее секреты и впитывая ее любовь.

«Любовь? Проклятие, откуда только взялось это слово?»

Он резко отодвинулся от нее.

– Ларла, я… – Трев остановился, прежде чем слова ненароком не вылетели из его рта. Внезапно он понял, что для него значила Ларла. Она была его возлюбленной. Тревелин положил голову ей на грудь, не имея смелости встретиться с ней взглядом.

Он любил ее, но она не могла ему принадлежать. Жизнь, которая ждала его в Индии, была полна неизвестности и различных опасностей, поэтому в ней не найдется места для жены. Это было бы нечестно. А возможно, она не могла бы принадлежать ему, даже если бы он предложил ей выйти за него замуж. Разве она не заявила вполне определенно, что не собирается снова связывать себя узами брака?

– О Боже! – прошептал он.

В этот раз, решил Трев, его слова звучали как молитва.

Прошло уже полночи, когда Артемизия и Тревелин неохотно покинули столь великолепно используемое ложе. Они оделись практически беззвучно в освещенной лунным светом комнате. Тревелин помог зашнуровать корсет без всяких просьб с ее стороны, а она завязала ему галстук модным узлом.

«Прямо как давно женатая пара, – подумала она отрешенно. – Но большинство женатых пар не собираются совершить кражу со взломом».

– Я насчитала, по меньшей мере, шесть слуг в доме посла. Будет не так-то просто проскользнуть мимо них незамеченными. – Она надела шляпку на причесанные наспех волосы. – Ты уже думал, как нам удастся это сделать?

– Не волнуйтесь, мадам. – Тревелин галантно предложил ей руку. – У любого из рода Деверидж всегда есть план. Ты все еще катаешься на лошади?

– Не так часто, как раньше, но да. – Артемизия перешла на шепот, когда они вышли в коридор. Комната для отдыха внизу была пуста, однако она решила, что уже пора начать готовиться к их опасной авантюре. Скрытность была теперь их паролем. – Помнишь, мистер Беддингтон изначально был моим пони.

– Да, верно. – Тревелин негромко рассмеялся, пока они спускались по лестнице. Он предупредил ее, что нельзя наступать на третью ступеньку снизу. – Ужасно скрипит, – прошептал он. – У меня в конюшне есть лошадь. Нам придется с тобой прокатиться верхом вдвоем. Скакать на этой кляче не слишком приятно, но, честно говоря, для меня нет ничего лучше, чем сжимать тебя в объятиях и ощущать между коленями твою прелестную попку.

Его слова вызвали у нее дрожь удовольствия, но, вздохнув, она решила отогнать от себя мысль о любви. Время для любовных игр подошло к концу, и теперь они играли всерьез.

Тревелин оседлал крепкую на вид лошадь, молниеносным движением запрыгнул в седло и протянул руку Артемизии. Она оперлась на его ногу в шпорах и села по-женски боком в седло перед ним. Он положил руку ей на талию и крепко сжал ее, а затем негромко причмокнул, посылая кобылу в быстрый галоп.

Артемизия откинулась назад и прижалась к груди Трева. Он слегка поцеловал ее в шею, когда они повернули за освещенный газовыми лампами угол. Артемизия мало спала предыдущей ночью, а этой ночью из-за постоянных занятий любовью ее сон также был прерывистым, но она слишком волновалась, чтобы чувствовать усталость.

Каждая клеточка ее тела пела от счастья, и на нее нахлынули приятные воспоминания об их страстной ночи. Теперь, находясь в его сильных руках и ощущая его мужественный запах, Артемизия желала, чтобы поездка к дому посла длилась намного дольше.

Ведь если сегодня все пройдет успешно, если они получат мистера Беддингтона и используют его для освобождения мистера Шипуоша, то Тревелин уедет в Индию при первой же возможности. У нее заныло в груди. Она не могла не задумываться, будет ли он по ней скучать хоть немножко, но спросить не смела.

– Ты же понимаешь, что мы не можем на самом деле отдать ключ головорезам, которые держат у себя мистера Шипуоша, – сказал Тревелин, когда вдали наконец начал виднеться их пункт назначения. – Тем самым мы подпишем смертный приговор всем коллегам твоего отца.

– Тогда каков твой план?

– Давай завладеем ключом и подменим его подделкой. Существует большая вероятность, что похитители не имеют понятия, как на самом деле выглядит ключ, и считают его важным лишь потому, что мистер Далримпл старался надежно его спрятать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать