Жанр: Исторические Любовные Романы » Эмили Брайан » Обольстительная герцогиня (страница 34)


Глава 26

– Осторожно, – прошептал он, когда ее ноги коснулись пола, – нам по-прежнему нужно вести себя тихо. Если в доме остались слуги, они скорее всего живут в комнатах рядом с кухней.

– Но не на чердаке?

– Слуги отца, живущие на верхнем этаже его дома, мерзнут от холода или страдают от жары в зависимости от времени года. Но слуги, комнаты которых находятся рядом с кухней, чувствуют себя комфортно весь год, – объяснил Трев. – Мы с графом спорили об этом много раз, но он отказывается что-либо предпринимать. – Тревелин покачал головой, словно пытаясь отогнать мысли, об отце. – Если бы ты могла выбирать между холодным чердаком и теплом плиты на кухне, что ты бы предпочла?

– Понимаю, к чему ты клонишь. – Планировка дома в ее поместье отличалась от городского дома графа. В ее доме было множество каминов и окон, даже на самом верхнем этаже. К тому же Катберт сказал бы ей, если бы существовали какие-то неудобства для слуг, ведь чопорный дворецкий никогда не скрывал своего мнения, когда хотел выразить недовольство ее поведением. Однако на всякий случай она мысленно решила, что необходимо проверить состояние комнат для слуг как можно скорее.

Тревелин наклонился и бесшумно снял обувь, а затем приподнял Артемизию и посадил на плоскую крышку огромного рояля. Струны внутри рояля тихо завибрировали, издав мелодичные аккорды, когда их затронули потоки воздуха.

– О! – Тревелин начал снимать ее туфельку, и Артемизия ощутила его сильную руку на своей щиколотке. По ее ноге пробежали мурашки, и она почувствовала необычайное волнение, бурлящее где-то глубоко внутри ее. Отчасти оно объяснялось непринужденностью, с которой его пальцы так нежно и аккуратно справлялись с завязками. Но приятное покалывание возникло еще и из-за притягательности запретного плода. Катберт слишком часто бранил ее за неподобающее поведение. И вот в первый раз она даст повод действительно обвинить ее в чем-то противозаконном.

Тревелин был прав. Опасность действительно возбуждает. Если бы Артемизия начала раздумывать над тем, почему преступление заставляет ее трепетать от восторга, она могла бы всерьез обеспокоиться этим фактом, поэтому герцогиня решила просто выбросить тревожившие ее мысли из головы.

– Пошли. – Тревелин приподнял ее с рояля и снова поставил на пол. Он быстро запечатлел поцелуй на ее лбу, а потом взял за руку и повел среди серых теней и белого муслина, выделяющихся в темноте.

Они, словно призраки, проскользнули между занавешенными предметами мебели и оказались рядом с большой лестницей, Так же как и в резиденции посла, все здесь было спланировано вокруг центральной лестницы. Артемизия положила руку на гладкие перила и последовала наверх.

Лунный свет, проникающий из окон на каждом, пролете, освещал им путь. Они прокрались мимо покоев, которые словно являлись зеркальным отражением комнат в резиденции посла, и мимо этажа, на котором располагались спальни слуг. Их путешествие по ночному дому оборвалось перед тупиком закрытой двери.

– О Боже! Нам придется ее взломать?

– Нет, поскольку у нас есть необходимые инструменты.

Трев вынул небольшую отмычку и вставил ее в замочную скважину. Замок оказал лишь слабое сопротивление. Тревелин Деверидж действительно, обладал навыками, которые не подобало иметь джентльмену. Но когда он открыл перед ней дверь и учтиво поклонился, его манеры могли бы сделать честь самому принцу.

– Обычно я пропускаю леди вперед, но сейчас, может быть, вы позволите мне пойти первым, – сказал Тревелин беззаботным тоном, шутливо проявляя свою галантность.

Артемизия оценила его попытку разрядить обстановку. Она напряженно вгляделась в зияющую темноту и едва различила многочисленные ступеньки, исчезающие в стропилах. Ей пришло в голову, что там внизу могут быть летучие мыши. Она вздрогнула и помахала рукой, словно отпугивая их.

– Нет, пожалуйста, веди меня за собой. Тревелин зажег свечу в жестяной банке, которая была оставлена кем-то у начала лестницы, а затем смело шагнул в бездну. Крошечный огонек свечи отбрасывал танцующие тени на стены из грубой древесины. На какой-то момент Тревелин исчез из поля ее зрения, а потом огонек перестал колебаться, очевидно, Тревелин поставил банку на пол. Когда его лицо снова появилось в сумерках, освещаемое сзади дрожащим огоньком свечи, Тревелин протянул ей руку:

– Ты идешь? Или уже передумала?

Артемизия была прирожденной художницей, созданием света. Она даже предпочитала засыпать с разожженным в камине огнем или же горящей лампой на случай, если ночью она проснется. Незнакомые темные комнаты всегда вызывали у нее тревогу. А темные комнаты, которые вполне могли кишеть летающими грызунами, были еще хуже.

– Нет, не передумала, – сказала она более резко, чем намеревалась. Ей было проще замаскировать тревожное чувство в груди за раздражением, нежели показать свой страх. – Я нужна тебе.

– Да, ты нужна мне. – Ей показалось, что она услышала эти слова, произнесенные тихим шепотом прежде, чем Тревелин повысил голос до театрального шепота. – Дай мне руку и не обращай внимания на паутину.

Он схватил ее за запястья и аккуратно приподнял одним рывком так, что ее ножки лишь слегка коснулись крутых ступенек. Что-то липкое задело ее щеку. Наверное, паутина… По крайней мере, ничего похожего на крылья она не почувствовала. На всем протяжении пространства, которое освещалось

скудным огоньком свечи, она видела лишь всякий хлам и предметы домашнего обихода – манекен из ателье мод, прислоненный к балкам, перевернутая старая прялка и бесчисленные пыльные ящики.

– А теперь будь осторожна. – Трев снова поднял банку со свечой и взял ее за руку. – Смотри себе под ноги. Здесь нет сплошного покрытия, лишь отдельные балки. Постарайся не наступать между ними, иначе нет никакой гарантии, что ты не провалишься через потолочную лепнину.

Его рука была для нее опорой в окружающей темноте. Нащупывая кончиками пальцев дорогу под ногами, она продвигалась от одной деревянной дощечки к другой вслед за Тревом, пока он вел ее вниз по длинному темному коридору к резиденции посла. Внезапно Тревелин остановился и поставил свечку позади себя, кивком показывая Артемизии, что нужно смотреть вниз. Тонкие лучи света были явственно видны в щелях между деревянными балками.

Внизу горела газовая лампа. В доме Харитонова кто-то еще не спал.

Трев поднес палец к губам, сел на корточки и, наклонив голову, прислушался. Артемизия присела на сундук, балансирующий на двух балках, и приготовилась воспринимать каждый звук.

Сначала она слышала лишь стонущий скрип дерева и гипса, характерный для всех домов. А потом раздались скребущиеся звуки маленьких когтей, отдаляющихся от источника света. С обычными мышами она еще сможет смириться, хотя подобных сюрпризов ей не очень хотелось бы. Облако пыли от старого сундука щекотало ей ноздри. Она поднесла надушенный платок к носу, и огромным усилием ей удалось сдержать чих.

Потом она услышала приглушенные голоса. Сначала присутствующие говорили тихо, но затем один из собеседников разволновался и значительно повысил голос. Артемизия следила за разговором, происходящим под ее ногами, со смесью беспокойства и ужаса.

– Говорю вам, в пытках нет абсолютно никакого смысла. Шипуош либо не знает, либо его не расколоть. – Артемизии показалось, что она узнает этот голос. – Думаю, есть такие люди. Если вам нужен мой совет…

Сильный удар заставил говорящего замолчать, и Артемизия поморщилась от этого звука.

– Если нам будет нужен совет предателя, мы непременно вам сообщим, – раздался голос Харитонова, который уже не пытался играть роль обаятельного дипломата. – Когда Любов и Оранский смогут вытянуть информацию из помощника Беддингтона, меня не будет особенно волновать, как они этого добьются.

– Но герцогиня может передумать и не заключит сделку, если вы будете с ним плохо обращаться. – Говорящий громко фыркнул. – Она в очень хороших отношениях с королевой, которая высокого мнения о ее творчестве. Если она узнает, что за всем этим стоите вы, то у вас возникнут серьезные проблемы.

– И как же она узнает? Вы ей расскажете? – потребовал ответа посол. Его тон разительно отличался от тона радушного хозяина, который поил Трева водкой лишь несколькими часами ранее, Да, теперь Артемизия уже никогда не сможет принимать что-либо за чистую монету.

– Нет-нет, конечно же, нет, – из-за страха голос Феликса поднялся почти на октаву, – но Беддингтон узнает, и он не будет молчать, уж в этом можно быть уверенным. Если узнает он, узнает и герцогиня.

– Тогда Беддингтона мы убьем, как и Шипуоша, когда придет время, – ледяным голосом произнес Харитонов. – А что, если нам оказать вам услугу и отдать мачеху, принесшую вам столько неприятностей, вместе с ними на корм рыбам, а?

Артемизия невольно прижала одну руку к груди, а вторую Трев сильно сжал. Она надеялась, что слух сыграл с ней злую шутку, но надежда умерла с ужасным предложением посла. Значит, второй говорящий все-таки был Феликсом.

– Что? Нет, я уверен, вовсе не нужно прибегать к столь серьезным мерам, – пробормотал Феликс. – Я улажу все, что касается герцогини. Забудьте о том, что я сказал.

Артемизия буквально ощущала страх пасынка. Ей было ясно, что он связался с весьма дурной компанией и теперь не имеет понятия, как выпутаться из опасной ситуации. Во всяком случае, он все-таки не бросил ее львам, то есть рыбам, но зато поставил в крайне щекотливое положение. Понимал ли Феликс или нет, но, меняя мистера Шипуоша на ключ, он завяз по уши в государственных тайнах.

Многих даже за меньшие проступки судили, обвиняли в измене родине и вешали.

Артемизии стало так страшно за него, что ей отчаянно захотелось хорошенько его встряхнуть. Отец Феликса, старый герцог, был бы в ужасе от его поступков.

Пока герцогиня размышляла о поведении пасынка, пыль, которую они с Тревом подняли на чердаке, снова попала ей в нос. Она постаралась подавить чих, но если отчаянно хочется чихнуть, то сдержаться невозможно. Артемизия прикрыла нос рукой, но в тишине все равно отчетливо прозвучал громкий взрыв.

Голоса этажом ниже затихли, и раздался отчетливый звук шагов. Кто-то остановился прямо под ней. Артемизия не осмеливалась даже дышать. Тревелин сжал ее руку, умоляя вести себя тихо. Ее сердце колотилось так сильно, что она была уверена: находящиеся внизу непременно это услышат.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать