Жанры: История, Исторические Любовные Романы, Биографии и Мемуары » Ги Бретон » От Анны де Боже до Мари Туше (страница 7)


На следующий день в часовне замка обрученные получили благословение и преклонили колени, чтобы дать друг дугу обет, «как это делается при бракосочетании, то есть поклясться в верности как в печали, так и в радости». После чего Карл надел на пальчик девочки обручальное кольцо.

Потом были грандиозные народные гулянья. Все просто обессилели от танцев, песен и туреньского вина, выпитого в честь хорошенькой принцессы, в приданое за которой Дофину отдают области Артуа, Маконне, Шароле и Оксерруа…

А еще через день, когда народ продолжал веселиться. Карл возвратился к тихой и спокойной жизни в замке Амбуаз под присмотром своей старшей сестры мадам Анны.

Смерть отца и восшествие на престол никак не изменили жизнь дофина. Зато жизнь маленькой дофины переменилась так, что ее отец Максимилиан, которому обо всем сообщали жившие в Монришаре послы, чувствовал себя польщенным. Маргариту, к которой с первого дня относились как к королеве Франции, окружили свитой из более чем ста фрейлин и знатных дам, которым надлежало заботиться о ней и составить ее собственный двор. Наконец, хотя она была слишком мала, чтобы оценить такие детали, ее стали «одевать по-королевски».

Во Французском королевстве Маргариту очень любили, и простой народ, охочий до всяких праздничных церемоний, ждал с нетерпением, когда наступит день настоящего бракосочетания и можно будет снова поздравлять свою маленькую государыню.

Отсюда ясно, что осуществление плана Анны де Боже было делом далеко не простым. Однако, «женщина тонкая, а если надо, то и проницательная», как пишет Брантом, регентша, приняв решение женить брата на Анне Бретонской, не сказала об этом никому, даже королю, и стала ждать нужного часа…

* * *

А тем временем Людовик Орлеанский вновь принялся за интриги. Объединившись с герцогом Бурбонским и с Франциском II герцогом Бретонским, он создал феодальную коалицию против четы де Боже и начал с того, что попытался похитить Карла VIII. Предупрежденная о заговоре, Анна покинула Амбуаз вместе с королем и укрылась в Монтаржи. Тогда Людовик написал в Парламент и обвинил Анну в том, что она держит короля в качестве пленника. «Эта женщина завладела государством, не соблюдает решения, принятые Генеральными Штатами, увеличивает подати, раздает пенсии своим сторонникам, проматывает государственную казну в собственных интересах. Она стремится к личной власти, к тирании. Доказательства? Пожалуйста: гвардейцы должны присягать на верность только королю, а она потребовала, чтобы присягнули ей».

Но Парламент не дал сбить себя с толку, а председатель Жан де ла Вакри жестко возразил герцогу Орлеанскому: «Постарайтесь приложить ваши усилия к тому, чтобы не допустить разделения Франции и не смущайте общественный покой!»

В ответ на это Людовик поднял армию, сговорился с англичанами, потребовал помощи от Максимилиана Австрийского и втянул государей, участвовавших в коалиции, в «безумную войну», длившуюся два года.

Первые же сражения показали превосходство королевских войск, а главное — редкий полководческий талант Анны де Боже, которая руководила военными операциями. Армия заговорщиков, потерпевшая многочисленные поражения, вскоре оказалась неспособной продолжать свой поход на Париж. Ей пришлось вернуться в Нант, в то время как Анна Бретонская поспешила укрыться в Ренне.

Маленькая герцогиня, которой должно было исполниться десять лет, пережила в те дни немало волнений. Окруженная всеми государями Европы, каждый из которых мечтал однажды присвоить ее герцогство, она была объектом всевозможных сговоров. Каждый день ее отец Франциск II принимал послов, которые приезжали, чтобы предложить свою помощь в обмен на обещание брака. Чувствуя, что находится в безнадежной ситуации, старый герцог, приходивший в ужас от одной только мысли, что Бретань может потерять свою независимость, обещал свою дочь всем и каждому.

«Остановить бы сначала войска Анны де Боже, — думал он, — а уж потом посмотрим…»

Вот почему у маленькой Анны появилось вскоре «множество женихов, среди которых были герцог Букингемский, сын герцога Роганского, Жан де Шалон, принц Оранский, инфант испанский, Максимилиан Австрийский (отец невесты Карла VIII) и Ален д'Альбре, который, владея графством Фуа, правил в Беарне и Наварре.

В этом ряду, однако, не хватало одного молодого человека — Якова III Шотландского, который недавно погиб и столь необычным образом, что вся Европа не могла удержаться от смеха.

Во время наступления войск дворянской коалиции этот король был вынужден спешно покинуть свой замок. Удирая, он свалился вместе с конем в реку. Местные крестьяне вынули его из воды и отнесли на ближайшую мельницу. Пострадавший потребовал привести исповедника.

Явился священник и, выслушав короля, отпустил ему грехи.

— Теперь наступил момент, когда вы должны предстать перед Богом, — воскликнул святой отец, странно ухмыляясь. — Этим моментом надо воспользоваться…

И выхватив из рукава кинжал, он заколол короля. Потому что это был священник из вражеского лагеря.

Таким образом у Анны Бретонской осталось семь женихов, что, в общем, тоже немало.

* *

*

Что и говорить, все они ненавидели друг друга. Из-за этого в стане заговорщиков царила странная атмосфера. Каждый следил за своим соседом, ревновал его и готов был предать в любой момент. При столь плачевном состоянии духа друзья Людовика Орлеанского вынуждены были вступить в бой 28 июля 1488 года в местечке Сент-Обен-дю-Кормье.

Результаты сражения превзошли все ожидания регентши. Плохо организованная коалиционная армия была сметена войсками короля, а Людовик Орлеанский был взят в плен Луи де ла Тремуйлем.

Анна де Боже ликовала. Теперь бесценный враг был в ее руках. Сначала она приказала отвести его в подвал замка Люзиньян, а позже он был переведен в большую башню Буржа.

После битвы при Сент-Обен-дю-Кормье ла Тремуйль двинулся на Сен-Мало, который сдался почти без боя. На этот раз Бретань, разделенная надвое, не могла больше бороться. У Франциска II не было больше ни укреплений, ни армии, ни денег: даже с солдатами ему пришлось расплачиваться медными деньгами.

Чувствуя надвигающийся конец, он направил парламентеров к королю, который с частью своего войска находился в это время в замке Верже, в Анжуйской провинции.

— Герцог Бретонский очень доволен, — заявили парламентеры, — что эта ужасная война закончилась.

— Да будет так! — ответил король. — Но не забудьте напомнить ему, что лично я недоволен тем, что она началась.

После этой великолепной реплики, возможно даже, подсказанной Анной де Боже, дальнейшие переговоры велись в гораздо более спокойном тоне. И, наконец, 19 августа 1488 года стороны подписали договор, по условиям которого Франциск II обязывался: 1) Изгнать из Бретани всех иностранных принцев и солдат, которые в данный момент там находятся; 2) Не выдавать замуж своих дочерей без согласия на то короля Франции.

Сломленный всем случившимся, старый герцог занемог и через несколько недель, а именно 7 сентября, скончался.

В свои одиннадцать лет Анна Бретонская осталась совершенно одна. И тут же все те претенденты, которым Франциск II обещал свою дочь, начали терзать ее своим преследованием. Теперь она была законной герцогиней Бретонской, и благодаря этому титулу ей стали воздавать почести и делать всяческие заверения, без которых она бы прекрасно обошлась. Девочка была совсем не глупа. Она хорошо понимала, что толпящиеся вокруг нее воздыхатели или их послы зачастую не знали даже, какого цвета у нее глаза.

Она переезжала из одного города в другой, спасаясь от этой своры гончих, охотившихся за ее приданым, и с тоской вспоминала Людовика Орлеанского, единственного, кто, кажется, любил ее ради нее самой. «Только за него я бы вышла замуж с удовольствием, — думала она про себя. — Но, увы, ему никогда не разорвать свой первый брак… А теперь он и вовсе оказался в темнице…»

К сожалению, ей грозили еще большие неприятности. Враждебная деятельность принцев, упорно не желавших покидать Бретань, несмотря на обязательства, взятые Франциском II, раздражила Карла VIII до такой степени, что в одно прекрасное утро он возобновил военные действия.

Насмерть перепуганная маленькая герцогиня Анна потребовала защиты у одного из претендентов на свою руку, который вызывал у нее наименьшее отвращение, — у Максимилиана Австрийского.

— Я согласна стать вашей женой, — написала она ему.

И стала ждать…

У Анны была младшая сестра по имени Изабо. Ее мать умерла в 1486 году, на несколько месяцев раньше Антуанетты де Меньле, фаворитки Франциска II.

А тем временем королевские войска осадили город Нант, оборону которого держал один из ее женихов, Ален д'Альбре.

Анна де Боже, которой хитрости было не занимать, придумала, как взять город без боя. Она послала сообщить Алену д'Альбре, что герцогиня Анна уже остановила свой выбор на Максимилиане и готовится к бракосочетанию с ним. Разозленный несостоявшийся жених тут же покинул лигу принцев, предал дело герцога Бретонского и сдал Нант Карлу VIII.

Взирая на эти события с высот чистилища, Людовик XI должен был бы гордиться своей дочерью.

Послание маленькой герцогини привело Максимилиана в восторг и одновременно расстроило, потому что война не позволяла ему отправиться к невесте. И тогда он решил жениться через поверенного.

Церемония, совершенная несколько недель спустя в Ренне, выглядела просто шутовской. Анну уложили в постель, и посол императора Австрии, Зольфганг де Полей, приблизился к ней, держа в левой руке доверенность своего господина; затем он обнажил свою правую ногу и засунул ее на мгновение под простыни.

Совершив обряд, он с серьезнейшим видом покинул супружескую спальню, не забыв поприветствовать Анну, которая до утра размышляла над тем, что страхи по поводу первой брачной ночи, пожалуй, слишком преувеличены…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать