Жанры: История, Документальное: Прочее » Юрий Ненахов » Войска спецназначения во второй мировой войне (страница 18)


Морские пехотинцы носили несколько образцов нашивок. Все они выполнялись по единому с армейскими коммандос образцу. У самого плеча пришивали темно-синюю полоску с красной надписью «ROYAL MARINES», под ней — дугообразную нашивку «COMMANDO», а еще ниже — круглую эмблему Штаба объединенных десантных операций. В конце 1944 года появилась новая нарукавная эмблема армейских коммандос, разработанная на основе эмблемы 2-го отряда — черный треугольник с красным изображением кинжала «Фейрберн-Сайкс». С начала следующего года эти нашивки заменяли эмблемы Управления объединенных операций во всех отрядах коммандос, кроме морской пехоты.

Личный состав Береговой команды ВМФ в полевых условиях носил смесь армейской и флотской формы одежды. Ее основу составляло полевое обмундирование образца 1937 года с соответствующим снаряжением. Под курткой часто носили черный морской свитер навыпуск. Стальной шлем окрашивался в «морской» — серо-голубой цвет, знаки различия унтер-офицеров ВМФ вместе с шевронами за выслугу лет (красные на темно-синем фоне) нашивались на рукава полевой куртки. Офицерские золотые галуны надевались на погоны с помощью темно-синих манжетов. У плечевых швов обоих рукавов моряки носили черные дугообразные нашивки с белой вышитой надписью «ROYAL NAVY».

Военнослужащие передовых групп наведения ВВС носили пехотную боевую униформу с авиационными головными уборами (в полевых условиях носили пилотки и стальные шлемы серо-голубого цвета). На рукавах полевой формы размещались различные квалификационные эмблемы ВВС (в основном у связистов), черные нашивки с «птичкой» и сержантские нашивки — все это носили по правилам, установленным для обмундирования авиации. Нашивки Штаба объединенных десантных операций в этом случае нашивали над манжетами.

Специальная авиационная служба

После окончания боев на Западном фронте Черчилль, который сделал правильные выводы из применения немцами воздушно-десантных войск в Норвегии, Бельгии и Нидерландах, опубликовал меморандум от 18 июня 1940 года, в котором излагались основные принципы создания новых родов войск-ВДВ, коммандос и других. 17 июля 1940 года Черчилль издал приказ об учреждении Службы специальных операций (Special Operations Executive — SOE). В функции этого органа входила координация осуществления диверсий на оккупированных немцами территориях. Управление стало одним из любимых детищ премьер-министра: Черчилль называл его «министерством неджентльменской войны», а в речи перед личным составом аппарата ССО произнес фразу, ставшую его девизом: «Set Europe ablaze!» — «Подожгите Европу!» Первым руководителем ССО стал Хью Долтон (Dalton), затем его сменил лорд Уолмер (Wolmer). На практике задачи Службы касались двух основных сфер: помех работе европейской промышленности в пользу рейха и оттягивания с фронтов для поддержания оккупационного режима максимального количества немецких войск. Управление немедленно начало подготовку операций в «особых условиях», для которых требовались специально обученные люди.

В рядах службы служили как англичане, так и выходцы из оккупированных стран. К. Кабальеро-Хурадо так описывает взаимоотношения Службы с различными политическими и военными ведомствами Великобритании и союзных государств: «Контакты между „правительствами в изгнании“ и Движением Сопротивления в странах Европы были делом нелегким. CGO часто обвиняли в том, что штаб преследует прежде всего чисто английские интересы, не принимая в расчет ущерб, который причиняется местным антифашистам и престижу „правительств в изгнании“. В защиту ССО можно сказать, что в тех условиях Служба сделала все возможное — большего достичь было нельзя. Усилия ССО часто натыкались на препятствия, чинимые ей другими спецслужбами, а многие „правительства в изгнании“ имели слишком невысокий статус, чтобы его можно было серьезно подорвать. Кроме того, местные группы Сопротивления сплошь и рядом пытались манипулировать Службой в своих интересах, разумеется, за счет других групп» (20, стр. 7).

К 1944 году деятельность ССО приобрела поистине гигантские масштабы: на оккупированных немцами территориях Западной и Северной Европы, не считая Италии, действовало около 7500 разведчиков и боевиков Службы. Несмотря на тяжелые потери (многочисленные немецкие силы безопасности действовали с высокой эффективностью), ее агенты успешно руководили огромнейшей сетью организаций и ячеек движения Сопротивления во всех странах континента. Оружие, деньги, средства связи и взрывчатка сбрасывались для них с самолетов ВВС Великобритании. В 1944 году ССО располагала примерно 60 специальными школами по подготовке диверсантов, разведчиков, радистов, специалистов по подделке документов и других «профессий». Несмотря на это, с 1944 года деятельность ССО начала постепенно отходить на второй план по сравнению с размахом работы американских коллег — Управления стратегических служб.

Потери ССО действительно несла тяжелые. Так, с конца 1941 года немецкая контрразведка провела одну из самых успешных в истории мировых спец— служб операцию, получившую название «Nordpol»(«Северный полюс») или «Englandspiel» («Английская игра»). В ноябре 1941-го абвер арестовал ряд агентов голландского отделения ССО. Часть из них удалось «расколоть», после чего немцы начали активную радиоигру с британцами, которая с возрастающей интенсивностью продолжалась до 1943 года. За этот период гитлеровцы вытянули из англичан такое количество оружия и экипировки, что им можно было оснастить 10 000 бойцов. Силами ПВО было перехвачено и уничтожено множество английских самолетов, доставлявших «подпольщикам» грузы, схвачено несколько сот агентов-парашютистов (всего в рамках радиоигры арестовано более 450 местных антифашистов и сотрудников ССО). Конец этой трагедии был положен только после бегства из тюрьмы одного из арестованных немцами британских агентов, который чудом сумел добраться до Англии. В итоге «Северного полюса» голландское подполье оказалось почти полностью разгромлено и не смогло оправиться от понесенных потерь до самого конца войны.

* * *

История Специальной авиационной службы начинается с создания частей коммандос. В ноябре 1940 года по настоянию Черчилля личный состав 1-го и 2-го отрядов

коммандос прошел курс парашютной подготовки. Боевое крещение бойцы роты X 2-го батальона получили в ходе операции «Colossus» («Колосс») — взрыва акведука Траджино в Южной Италии в феврале 1941-го. Отряд был сброшен на парашютах и успешно уничтожил намеченную цель. Этот в общем-то незначительный успех вызвал в Италии настоящий переполох: командование армии даже перебросило в метрополию для охраны тыловых объектов значительные силы из Африки. После этого 2-й батальон коммандос переименовали в 11-й батальон Специальной воздушной службы (Special Air Service — SAS), который стал одним из зародышей будущих частей SAS. Номер 11 был принят в целях дезинформации немецкой разведки: противник мог счесть, что фактически только формирующиеся британские ВДВ на деле уже достигли численности дивизии. 11-й батальон вскоре послужил основой для комплектуемой с сентября 1941 года 1-й парашютной бригады, которая стала ядром вновь формируемых британских ВДВ. В конце лета 1941 года солдаты 50-го отряда авиационной бригады особого назначения (она же 1-я парашютная) вошли в состав только что воссозданного 2-го отряда армейских коммандос.

«Отцом» британских парашютистов-диверсантов считается Дэвид Арчибальд Стерлинг (Stirling). Стерлинг родился в 1915 году. С юных лет этот незаурядный во всех отношениях человек отличался беспокойным характером и неудержимой тягой к приключениям: еще будучи студентом факультета архитектоники Кембриджского университета, он всерьез занялся туризмом и альпинизмом — весьма непривычными для тех лет спортивными увлечениями. После окончания учебы молодой человек намеревался посвятить себя артистической карьере, однако в начале 1939 года оставил эти планы и развернул подготовку к восхождению на Эверест.

После начала второй мировой Стерлинг был призван в армию, попав на службу в Шотландский гвардейский батальон в чине лейтенанта. Однако уже в 1940-м он согласился с предложением записаться добровольцем во вновь формируемый 8-й отряд коммандос. После окончания ускоренного курса обучения в 1941 году гвардеец попал в Ливийскую пустыню. Вместе со своим взводом, входившим в состав специального соединения коммандос «Layforce», Стерлинг принял участие в нескольких малоэффективных рейдах, выполнявшихся крупными силами на побережье Средиземноморья и регулярно встречавших отпор со стороны мощной итальянской береговой обороны. На основании анализа полученного неутешительного опыта лейтенант сделал вывод о необходимости использования в подобных операциях парашютно-десантных подразделений. Учитывая постоянную нехватку морских десантных судов, что серьезно ограничивало оперативные возможности коммандос, Лэйкок согласился со Стерлингом, после чего по инициативе последнего «ближневосточные» коммандос начали интенсивную прыжковую подготовку. Тренировки проводились на аэродроме Мерса-Матрух, для их осуществления привлекли старые бомбардировщики Vickers Valencia.

Получив серьезную травму во время одного из первых прыжков (при приземлении он повредил позвоночник), Стерлинг на два долгих месяца оказался в александрийском госпитале, где обдумал новые принципы действий войск спецназначения. В то время отряды коммандос насчитывали примерно по 200 человек каждый и операции проводили, как правило, в полном составе. В связи с этим возникали многочисленные проблемы с доставкой им соответствующего количества снаряжения и предметов снабжения, а десантные операции требовали привлечения крупных сил для прикрытия района высадки. Высадка с моря большими силами не всегда обеспечивала требуемую внезапность, а если и достигала такого эффекта, то лишь при атаке объектов, расположенных в непосредственной близости от побережья. В противовес этой тактике Стерлинг разработал собственную, основанную на прорыве линии фронта небольшими мобильными отрядами, способными причинить несравнимый с их численностью материальный ущерб слабее охраняемым, но не менее важным тыловым объектам. По его мнению, лучшим способом действий при этом должно было стать десантирование на парашютах штурмовой группы, которая после выполнения задачи соединялась бы с группой прикрытия, вышедшей в этот район на автомобильном транспорте.

В июле 1941 года Стерлинг направил письменный рапорт в штаб британских войск на Ближнем Востоке и предпринял несколько попыток добиться аудиенции у главнокомандующего генерала сэра Клода Окинлека (Auchinleck). Когда предложение, как и следовало ожидать, оказалось проигнорированным, офицер решил действовать по-другому. Стерлинг лично отправился в штаб, не обращая внимания на окрики охраны, перелез через ограждение здания и ворвался внутрь. Заместитель начальника штаба генерал-майор Нил Ритчи (Ritchie) работал в своем кабинете, когда к нему неожиданно ворвался почти двухметрового роста лейтенант, с ходу изложивший план уничтожения ВВС стран Оси. В ходе последовавшего бурного объяснения идея Стерлинга показалась генералу настолько смелой и оригинальной, что Ритчи рискнул представить его Окинлеку. Новый британский главком на Ближнем Востоке счел намерения лейтенанта вполне осуществимыми.

Итак, Стерлинг предложил создать из потрепанных остатков «Лэйфорс» небольшое диверсионное подразделение для осуществления рейдов в тылу германо-итальянских войск в Африке. Его бойцы должны были высаживаться с парашютами вблизи вражеских аэродромов, закладывать там мины и фугасы замедленного действия, после чего отступать к заранее условленным местам сбора, где их могли взять на борт моторизованные группы «дальнего поиска в пустыне» (Long Range Desert Groups —LRDG) — подвижные отряды глубинной разведки, которые применялись для рейдов в тыл противника во время Ливийской кампании. Инициатор плана вскоре получил чин капитана и соответствующие полномочия: впредь Стерлинг непосредственно подчинялся главнокомандующему.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать