Жанры: История, Документальное: Прочее » Юрий Ненахов » Войска спецназначения во второй мировой войне (страница 29)


В сентябре 1944-го штат дивизии был расширен и их численность достигла 12 979 человек. Организация соединения была модифицирована по следующему образцу: — два пехотных парашютных полка, каждый в составе трех батальонов с полковым штабом и ротой обслуживания численностью до 2364 человек;

— пехотный планерный полк, разделенный на три батальона, полковой штаб, противотанковую роту и роту поддержки; численность полка — 2978 солдат и офицеров;

— зенитно-противотанковый батальон в составе трех пулеметных батарей (в каждой 12 12,7-мм зенитных пулеметов М2НВ) и трех пушечных (по 8 57-мм противотанковых орудий M1);

— дивизионная артиллерия, включающая три батареи 75-мм легких гаубиц (впоследствии расширена до двух парашютных и двух планерных артиллерийских дивизионов);

— техническая, инженерная роты и рота связи, а также разведывательный взвод. Для базирования авиации, выделенной для десантирования одной такой дивизии, по американским нормативам требовалось 12-15 полевых аэродромов, что несколько превышало потребности соответствующих немецких или советских соединений. По этой причине вплоть до конца войны в Европе американские воздушно-десантные части выбрасывались в тыл противника из районов Лондона или Парижа, обладающих развитой аэродромной сетью.

На протяжении всей второй мировой армия США сохраняла тенденцию разделять свои соединения дивизионного уровня на полуавтономные «боевые группы», в изобилии обеспеченные всеми необходимыми средствами ведения боя и снабжения. Это объяснялось существующими традициями, а также определенной очаговостью боевых действий как в Западной Европе (где часто не было сплошной линии фронта, а сражения велись за обладание конкретным городом или районом), так и в густых джунглях и на маленьких островах Тихого океана. Поэтому концепция, заложенная в основу создания воздушно-десантных войск, предусматривала наличие возможности ведения таких боевых действий в полковом звене для решения поставленной задачи даже при условии почти полной изоляции от штаба и тылов дивизии. С этой целью воздушно-десантные соединения могли выделять из своего состава полковые боевые группы (Airborne Regimental Combat Team). Эти группы в соответствии с принятой в США практикой обозначались первыми буквами алфавита: "А", "В" и "С" ("С" в основном выделялась в качестве дивизионного резерва).

В составе парашютных частей имелись передовые группы наведения, получившие название «следопытов» («Pathfinders»). В них зачисляли специально обученных солдат, обычно первыми прыгавших в район цели и обозначавших кострами или сигнальными дымами точные места высадки основного десанта. К моменту высадки в Нормандии группы получили радиомаяки типа EURECA («Эврика»), служившие для передачи сигналов самолетам-лидерам, летящим впереди соединений военно-транспортной авиации. Рядовые патфайндеры имели ряд льгот: укомплектованные добровольцами группы жили «более самостоятельной и спокойной жизнью, нежели солдаты воздушно-десантных рот, которых регулярно назначали в наряд на кухню и в караул. После того как была закончена их специальная подготовка по обслуживанию наземного радиомаяка-ответчика „Эврика“, их группа имела возможность значительно чаще получать увольнение из лагеря» (16, с. 116). Необходимо отметить, что в кругах военных теоретиков США и Англии эффективность использования ВДВ всегда была под вопросом, так как десантники располагали очень ограниченными средствами борьбы с танками и после приземления были совершенно немобильны. Сторонником этой теории был, в частности, будущий главнокомандующий объединенными экспедиционными войсками союзников в Европе генерал Дуайт Эйзенхауэр (Dwight Eisenhower). Личный состав американских десантных соединений не разделял этого мнения, так как солдаты и офицеры были воспитаны в духе суперменства и пренебрежения к противнику и рвались в бой. «Мы знали, что являемся самыми крутыми парнями в мире», — вспоминал настроения тех лет один из ветеранов 101-й дивизии. Все это, умноженное на типичную американскую браваду, стало причиной явной нелюбви к парашютистам со стороны военнослужащих других родов войск.

Боевой путь

Едва сформировав относительно крупные части ВДВ, американцы направили их в Англию для возможного использования в боевых действиях. В июне 1942 года в расположение 1-й британской парашютной бригады (Чилтон-Фолиайт, графство Уилтшир) прибыл личный состав 509-го парашютного батальона под командованием подполковника Эдсона Д. Раффа (Adson D. Ruff). В задачи десантников входила совместная боевая подготовка с англичанами и тренировка в выполнении общих боевых задач. До использования парашютистов (как английских, так и американских) едва не дошло в августе 1942 года, во время неудачного рейда на Дьепп. Но, к счастью для десантников, их участие было отменено.

В первый раз парашютисты Раффа пошли в бой не на побережье Ла-Манша, а в Северной Африке, где приняли участие в обеспечении проведения операции «Torch». 8 ноября 1942 года 509-й батальон на сорока «дакотах» вылетел в район алжирского города Оран — французской военно-морской базы и одного из главных объектов начинавшегося англо-американского вторжения. Высадка должна была осуществиться не с помощью парашютов, а посадочным способом на ВПП крупного аэродрома Эль-Сения, занимаемого частями французских вишистов. От последних не ожидалось никакого сопротивления, но при подлете к цели американские самолеты внезапно попали под массированный обстрел средств ПВО и вынуждены были отказаться от посадки на аэродром, В связи с отсутствием парашютов высадка оказалась сорванной; поскольку С 47 действовали на пределе своего радиуса действия, горючего для возвращения на базу не осталось и все машины были вынуждены сесть на высохшее солевое озеро, находящееся на значительном удалении от Эль-Сении. Там парашютисты и

прохлаждались, пока город и аэродром не были захвачены частями, высаженными с моря. Однако применение им все же нашлось — уже 11 ноября десантники были переброшены на другую французскую авиабазу — Тебес, расположенную на алжирско-тунисской границе. В этом пункте батальону Раффа удалось без помех приземлиться на ВПП, разоружить местный гарнизон, не оказавший сопротивления, и установить контроль над важным в тактическом отношении объектом.

В самом конце 1942 года 509-й батальон привлекли к выполнению специальн-ого задания — подрыву железнодорожного моста близ местечка Эль-Джем (юг Туниса, уже оккупированного к тому времени немцами и итальянцами). Усиленный взвод (44 человека) был выброшен с парашютами в темные утренние часы, быстро справился с не ожидавшей нападения малочисленной охраной, уничтожил мост, но на обратном пути почти полностью погиб. Причиной этому послужил почти 200-километровый переход по скалистой пустыне в расположение своих войск. Во время этого рейда по тылам противника погибло 36 человек.

Боевое крещение 82-й дивизии под командованием генерал-майора Мэтью Б. Риджуэя (Matthew В. Ridgeway)[16] состоялось при высадке союзников на Сицилии (операция «Husky»). Операция проводилась в качестве первого шага по вторжению в Италию с целью ее вывода из войны и перенесения боевых действий на европейский континент. Остров, а также прилегающие территории Сардинии и южной части Апеннин в течение двух месяцев перед высадкой подвергались интенсивным бомбежкам (подробнее см. раздел «Великобритания»).

Для обеспечения наступательных действий морского десанта (до 66 тысяч человек в первой волне) парашютисты на рассвете 10 июля 1943 года были сброшены в секторе американского II корпуса — авангарда 7-й армии генерал-лейтенанта Джорджа Паттона (George Patton), между Ликатой и Скольитти. Плохая организация высадки воздушного десанта, которой вообще отличалась операция «Huski», сказалась и здесь. Все началось с того, что соединение транспортных «дугласов», на которых летел авангард 82-й дивизии — 505-й парашютный полк полковника Джеймса М. Гэвина (James M. Gavin), при пересечении береговой линии было встречено шквальным зенитным огнем[17]. Строй самолетов нарушился, а необстрелянные летчики сбросили своих «подопечных» куда попало, в результате чего около двух тысяч парашютистов оказались рассеянными по всему острову. Часть из них попала даже на его противоположный берег, в зону высадки английских войск (в полутора тысячах километров от назначенного района десантирования). Разумеется, ни о каком выполнении боевой задачи в этих условиях говорить уже не приходилось.

Оценив ситуацию, союзное командование направило вслед за полком Гэвина и главные силы 82-й дивизии — 504-й парашютный полк вместе с артиллерийским дивизионом, которые вначале планировалось оставить в резерве для последующего вторжения в Южную Италию. Эти силы попали в еще худшую переделку: при перелете над Средиземным морем на самолеты

С 47 обрушился огонь не в меру бдительной ПВО соединения английских кораблей, прикрывавшего высадку морского десанта. «Дакоты» приняли за вражеские бомбардировщики, в результате чего 12 самолетов было сбито, а еще 37 вернулись на базу ввиду сильных повреждений. Общие потери 504-го полка при этом составили свыше 300 человек. Остальные транспортники, прорвавшись через свой и вражеский зенитный огонь, все же сумели провести выброску парашютистов.

Часть сил высажена в район Джелы, в центре захваченных на побережье плацдармов, часть — на правом фланге, у населенного пункта Санта-Кроче-Камерина. К последнему сухопутные войска подошли уже на следующий день, а вот у Джелы дела с самого начала пошли трудно. Почти сразу после приземления парашютистов и высадки на берег сил вторжения американцы были встречены здесь контратакой легких итальянских танков, а затем и германских танковых частей дивизии «Hermann Goering» из района Кальтаджироне, с которыми вступили в бой (за неимением у высаженных войск достаточного количества противотанковых средств) крейсера и эсминцы сил поддержки. Войска стран «оси» нанесли удар и в направлении Ликаты. Бои на побережье продолжались до 12 июля, когда противник под градом снарядов корабельной артиллерии и непрерывными бомбежками с воздуха начал отход в горы.

Решительные действия немецких войск по изолированию воздушных десантов ввиду общего неравенства сил успехом полностью не увенчались, но все же «первый блин» американцев оказался комом: целый батальон «самых крутых парней в мире» из состава 82-й дивизии попал в окружение и был пленен противником. Тем не менее десантники выполнили задачу и в дальнейшем продвигались вглубь острова вместе с сухопутными войсками. После завершения боев и последовавшей за этим эвакуацией немецко-итальянских частей на континентальную часть Италии началась подготовка к вторжению через Мессинский пролив. Для выполнения операции «Avalanche» («Лавина») 7-ю армию сменила 5-я, проходившая до этого подготовку в Северной Африке. Наиболее обстрелянные части Паттона (в том числе и пополненная 82-я дивизия) были сведены в VI армейский корпус и включены в состав 5-й армии. Далее последовала кровопролитная— и не вполне удачная высадка под Салерно, где 82-я дивизия вновь оказалась сильно потрепанной. Наконец, 501-й парашютно-десантный полк в составе VI армейского корпуса



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать