Жанры: История, Документальное: Прочее » Юрий Ненахов » Войска спецназначения во второй мировой войне (страница 72)


Часть II. Страны фашистского блока

Глава 1. Германия

Парашютные соединения

Формирование парашютных частей

Немецкое военное ведомство интересовалось возможностью боевого использования воздушно-десантных войск с середины 30-х годов. Локомотивом претворения в жизнь планов их создания стал сам командующий люфтваффе и министр авиации рейхсмаршал Геринг. Заложенные в новом роде войск возможности как нельзя лучше подходили для концепции блицкрига: проведение молниеносных глубоких наступательных операций с прорывом в глубину расположения противника мощных танковых клиньев. Прокладывать для них дорогу в соответствии с этой доктриной и были призваны парашютные войска (Fallschirmtruppen — FST). В их задачу входило быстрое овладение стратегическими объектами — мостами, по которым должны пройти колонны танков и мотопехоты, укрепленными районами, узлами связи и т.д. Знаменитые киевские учения 1935 года, на которых присутствовало несколько германских военных наблюдателей, доступно проиллюстрировали теоретические выкладки армейских специалистов и послужили дополнительным толчком к началу формирования собственных ВДВ. Добавим, что руководство вермахта, вынужденное воссоздавать его практически с нуля, было во многом свободно от косных представлений о ведении современной войны, господствовавших в военных кругах прочих стран.

Формирование парашютных частей началось практически одновременно как в сухопутных войсках, так и в ВВС Германии. 1 октября 1935 года полицейский отряд личной охраны генерала Г. Геринга (Landespolizeigruppe General Goering), который, помимо прочих чинов и титулов, являлся шефом полиции земли Пруссия, был перечислен в состав люфтваффе как отдельный полк «General Goering». Примерно в это же время добровольцы из его состава направляются в городок Альтенграбов, где идет формирование парашютного стрелкового полка ВВС, для прохождения специальной подготовки. Во время первого показательного прыжка перед личным составом полка спортсмен-парашютист, выполнявший его, неожиданно получил серьезную травму при приземлении и был унесен с поля на носилках. Несмотря на этот инцидент, около 600 солдат и офицеров этой элитной войсковой части сразу же добровольно изъявили желание пройти курс парашютной подготовки. Таким образом, в составе полка «Генерал Геринг» был сформирован 1-й стрелковый (парашютный) батальон (Jagerbataillon, затем Fallschirmjagerbataillon), развернутый к концу 30-х годов в полк, в свою очередь получивший название 1-го парашютного (Fallschirmjagerregiment 1). Возглавил его майор Бруно Брауер (Bruno Brauer), впоследствии дослужившийся до чина полковника. Значительное число бойцов новой части были военнослужащими, прошедшими серьезную боевую закалку во время кровопролитной войны в Испании в составе известного «Легиона Кондор» (Legion Condor). Условия отбора в батальон были чрезвычайно жесткими — почти 2/3 первоначальных кандидатов были отвергнуты, причем такой же процент отсева волонтеров, не удовлетворявших требованиям командования ВДВ, сохранялся вплоть до 1940 года.

Обучению германских десантников навыкам парашютных прыжков придавалось огромное значение. Недостаточно проработанное и примитивное снаряжение для прыжков делало необходимой особо тщательную подготовку личного состава. Основные приемы, употребляемые при совершении прыжка, в особенности приземление, отрабатывались в ходе длительной спортивной подготовки. Эти тренировки вместе с изучением парашюта составляли начальный этап подготовки бойца-десантника, после чего начинался курс изучения матчасти и обучения укладке. В дальнейшем солдат начинал тренировки в совершенствовании прыжков с макета самолета, а также изучал иностранные (трофейные) образцы материальной части. К моменту завершения парашютно-десантной подготовки курсанты были обязаны полностью овладеть навыками обращения с парашютом — в дальнейшем все прыжки выполнялись только с собственноручно уложенными средствами десантирования.

Общеспортивная и военная подготовка тоже носили чрезвычайно жесткий характер, причем на первых порах офицеры и солдаты тренировались по идентичным методике и нормативам, а впоследствии занятия для офицеров были значительно усложнены. Большое внимание придавалось воспитанию у личного состава инициативности — предполагалось, что в будущем десантники будут действовать в небольших боевых группах, причем не исключался выход из строя офицеров и унтер-офицеров. В этих условиях каждый военнослужащий должен был активно действовать по собственному усмотрению, не дожидаясь команды старшего.

Перед войной в Стендале была создана центральная парашютная школа. Десантником, имеющим право на ношение особого нагрудного знака

(Fallschirmschutzenabzeichen), считался военнослужащий, прошедший курс специальной подготовки и совершивший не менее шести зачетных прыжков. Первый из них совершался в одиночку с высоты 180 метров. Прочие были групповыми и производились со все более низких высот. Венчал курс специальной подготовки прыжок взвода парашютистов (36 человек) с трех самолетов и с высоты менее чем 120 метров. По завершении десантирования подразделение немедленно приступало к выполнению учебной тактической задачи. Для подтверждения полученной квалификации была необходима ежегодная переаттестация. Но к 1944 году, в связи с резким ростом численности воздушно-десантных войск, изменением характера их боевых задач и отсутствием возможности проведения длительной тренировки личного состава такая квалификация стала присваиваться уже всем солдатам и офицерам, а также представителям медицинского, юридического и административного персонала ВВС, совершившим хотя бы один

прыжок в жизни.

Очередной базой для экспериментов стараниями Геринга стал элитный штандарт (полк) СА «Feldherrnhalle» («Зал павших героев»), сформированный в марте 1935 года в качестве учебной части для военизированных частей нацистской партии. Свое название он получил в память стычки нацистов с баварской полицией, произошедшей у «Зала павших героев» первой мировой войны в Мюнхене во время «пивного путча» 9 ноября 1923 года. «Сражение» у «Фельдхеррнхалле» в Германии стало чем-то вроде штурма Зимнего, а водруженный у фасада здания в честь погибших в перестрелке 16 членов НСДАП монумент охранялся почетным караулом штурмовиков из состава штандарта. На восьмом съезде НСДАП в сентябре 1936 года полку было присвоено почетное звание «Feldherrnhalle». В январе следующего года, в день своего рождения, Геринг стал его шефом. С этого времени до начала второй мировой полк находился в двойном подчинении СА и ВВС. После проведенной в 1934 году «ночи длинных ножей» — расправы Гитлера с верхушкой СА — вооруженные формирования этой организации были значительно сокращены, поэтому полк фактически перешел в безраздельное подчинение командованию военно-поздушных сил. После нападения на Польшу в связи с началом массового развертывания десантных частей штандарт переименовали в воздушно-десантный батальон, а затем включили в ряды 2-го парашютного полка. Наименование же впоследствии было передано 271-му пехотному полку, потом моторизованной дивизии и, наконец, корпусу, созданному на ее основе.

Командование сухопутных войск, в свою очередь, весной 1936 года создало для отработки тактики применения ВДВ специальный штаб, в штаты которого входило 15 офицеров и 80 унтер-офицеров. На его базе впоследствии сформировали парашютный пехотный батальон (Fallschirm-Infanterie-Bataillon) — второй в вооруженных силах. Его штатная организация примерно соответствовала организации пехотного батальона поддержки, а на вооружении состояли минометы и станковые пулеметы (парашютисты ВВС в то время имели в своем распоряжении только легкое стрелковое оружие). Командиром был назначен майор, а впоследствии — генерал-лейтенант, Рихард Хайдрих (Richard Heidrich). Осенью 1937 года батальон участвовал в больших учениях вермахта в Мекленбурге, где произвел самое благоприятное впечатление. Это событие придало серьезный толчок процессу консолидации разрозненных немецких парашютных частей.

Официально воздушно-десантные части ВВС были «узаконены» приказом министра авиации Третьего рейха Эрхарда Мильха (Erhard Milch) и с благословения Геринга 29 января 1936 года. В это же время был объявлен набор в упомянутую школу в Стендале. Чрезвычайно суровый характер обучения в ней отразился в «десяти заповедях», изложенных десантникам самим Гитлером. Вот первая из них: «Вы — избранные бойцы вермахта. Вы должны рваться в бой и стойко переносить любые трудности. Битва станет вашим предназначением».

Комментируя эти лозунги, следует отметить, что в то время немецкая военная мысль еще не определила четко характер предполагаемого применения частей ВДВ. Штабисты люфтваффе намеревались использовать парашютистов в составе небольших диверсионных групп, чьей основной задачей стало бы нарушение коммуникаций противника и создание в его тылах паники. Достаточно модной в кругах ВВС стала идея о том, что группы десантников должны обеспечивать действия бомбардировочной авиации, заблаговременно высаживаясь поблизости от позиций зенитной артиллерии противника, в условленное время нейтрализуя его систему ПВО и проводя активные диверсионные действия. После выполнения задачи парашютисты должны были отступать, пережидать в укрытии налет своей авиации, после чего готовить площадку для приземления транспортных самолетов и эвакуировались на «большую землю». Для участия в таких операциях вполне достаточно было небольших парашютных частей, подобных 1-му батальону, разделенному на боевые группы силой до взвода или роты. Боевое крещение в таком качестве небольшая экспериментальная группа немецких десантников получила еще в ходе гражданской войны в Испании, правда, детали, связанные с этими событиями, нам не известны.

Армейское командование, напротив, считало более целесообразным применять в наступательных операциях крупные силы десантников, в том числе как обычную пехоту. Подобная доктрина объяснялась тем, что к 1937 году Германия оказалась зажатой двумя беспрецедентными по своей мощности оборонительными линиями — «линией Мажино» на восточной границе Франции и полосой либерецких укреплений на чешско-германской границе в Судетских горах. Попытка прорыва этих позиций в лоб привела бы к большим потерям и легко могла быть сорвана, после чего не исключалось повторение «позиционного кошмара» времен первой мировой войны. Поэтому десантники, действуя в составе крупных войсковых частей и соединений, должны были оказать существенную помощь полевым войскам, атакуя вражеские укрепления с тыла. Апробация тактических взглядов авиационных и армейских теоретиков привела к признанию их равной практичности, в связи с чем подготовка солдат и офицеров ВДВ предусматривала обучение и тем и другим приемам ведения боя. В целом же восторжествовала точка зрения сухопутного командования, согласно которой кадры для укомплектования ВДВ рекрутировались в военно-воздушных силах.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать