Жанры: История, Документальное: Прочее » Юрий Ненахов » Войска спецназначения во второй мировой войне (страница 74)


В самом начале вторжения в бой вступил 1-й батальон 1-го парашютного полка (I/FJR 1) под командованием майора Эриха Вальтера (Erich Walther). Задачи, поставленные перед личным составом батальона, были весьма сложными. Его штабная и 2-я роты получили приказ захватить аэродром Форнебю в столице Норвегии Осло, удержав их до подлета военно-транспортных самолетов с частями 163-й пехотной дивизии на борту — посадочным десантом. 3-я рота со своим командиром, лейтенантом Фрайхерром фон Брандисом (Freiherr von Brandis), должна была овладеть аэродромом Сола — главной базой норвежских ВВС; 4-я (капитан Вальтер Герике — Walter Hericke) — одним взводом занять два летных поля в Аальборге, а оставшимися силами захватить датский Вординбургский автомобильный мост, соединяющий острова Фальстер и Зееланд (Зеландия). Необходимость захвата моста обусловливалась тем, что по нему проходил единственный сухопутный путь к столице страны — Копенгагену, расположенному на острове Зееланд. Наконец, 1-я рота лейтенанта Герберта Шмидта (Herbert Schmidt) оставалась в резерве. При реализации плана «учений на Везере» впервые был задействован (правда, в неполном составе) вновь сформированный XI авиационный десантный корпус, насчитывающий в своих рядах до 500 бомбардировщиков и транспортных самолетов. Под утро 9 апреля 1940 года погода явно не благоприятствовала действиям десанта — низкая облачность, ураганный ветер и сильный шторм на море. Майору Вальтеру с его двумя ротами не повезло: во-первых, ужасная погода сделала свое дело — два «Юнкерса-52» с десантом на борту столкнулись в воздухе и погибли; во-вторых, Форнебю оказался закрыт плотным туманом, поэтому группа была вынуждена повернуть назад. Летящие за ним самолеты Ju 52 со вторым эшелоном десанта сумели отыскать брешь в облаках и приземлились на аэродром без поддержки с земли. Посадочный десант понес большие потери, но немцы все-таки сумели завладеть летным полем. Высадка в районе Осло в качестве одной из своих основных задач имела захват норвежской королевской семьи. Из-за осечки на аэродроме Форнебю цель эта достигнута не была, но в остальном десантные части показали себя неплохо. Лейтенант фон Брандис оказался более удачливым — его группа сумела высадиться на краю аэродрома Сола близ крупного города Ставангер (на нем базировались норвежские бомбардировщики-торпедоносцы Caproni Са.310, радиус действия которых позволял им эффективно действовать против немецких конвоев и боевых кораблей у побережья страны). Перед началом операции самолетам с десантом на борту пришлось довольно долго кружить над аэродромом, выискивая «окна» в сплошной облачности. Услышав шум моторов, норвежцы объявили тревогу и изготовились к отражению нападения. Когда тучи и туман несколько рассеялись, началось десантирование, но опускающихся парашютистов встретили ружейно-пулеметным огнем, нанеся им большие потери еще в воздухе. Полный разгром группы предотвратили действия подоспевших истребителей Bf 109, сумевших сквозь разрывы облаков провести штурмовку позиций защитников аэродрома и сковав на время их действия. Фон Брандис максимально использовал передышку: собрав в кулак уцелевших десантников, он бросил их в стремительную атаку и быстро ликвидировал изолированные очаги сопротивления. Таким образом, вторая волна десанта приземлилась в полной безопасности и сумела захватить в целости и сохранности аэродром с самолетами и два важных моста, расположенных неподалеку. Капитан Герике еще более удачно осуществил вверенную ему часть операции: датские подразделения, охранявшие Вордингборгский мост между Фальстером и Зееландом, были настолько потрясены зрелищем выброски парашютистов, приземлившихся на противоположных концах моста, что сдались без боя. Единственный взвод, направленный на захват двух главных датских военных аэродромов в Аальборге (окрестности города Фредриксхавн — остров Северная Ютландия), также выполнил свою задачу без потерь. Его целью была нейтрализация возможных враждебных действий со стороны датской авиации — сухопутные войска не могли быстро подойти к авиабазам через территорию всей страны, а морские десантные средства были задействованы против Норвегии. Десант был выброшен с большой высоты (около 1500 метров) и значительно западнее цели, поскольку сильный ветер должен был снести парашютистов прямо к аэродрому, а у опускающихся солдат было время осмотреться и как-то сориентироваться. В случае готовности гарнизона к бою этот маневр мог окончиться печально, но датчане отдыхали в казармах, не помышляя об угрозе, нависшей над ними. В течение всего лишь получаса после начала десантирования, без единого выстрела, сонная охрана была разоружена и аэродром вместе с базирующимися на нем истребителями Fokker D.XXI попал в руки победителей. С воздуха парашютистов поддержали барражирующие немецкие самолеты, а через полтора часа прибыли первые транспортники «Юнкерсы-52» с посадочным десантом на борту.

Впоследствии полным успехом завершилась акция по оказанию поддержки отрезанной от своих частей в Нарвике горнострелковой дивизии австрийского генерал-майора Эдварда Дитля (Edward Dietl). Последний попал в тяжелое положение после того, как 13 апреля английские корабли потопили все десять эсминцев отряда контр-адмирала Бонте (Bonte), прикрывавшие его действия с моря. На следующий день к северу от города был высажен англофранцузский десант (около 5 тысяч человек). Гитлер приказал немедленно отступать па юг, но начальник оперативного отдела СКВ генерал-полковник Альфред Йодль (Alfred Jodl) высказался

категорически против этого и приказ был отменен. Обеспечение горных стрелков было возложено на люфтваффе, которые проводили пополнение их рядов и осуществляли снабжение.

В связи с ликвидацией союзниками наземных и морских коммуникаций главное командование вермахта потребовало от ВВС обеспечить переброску в район Нарвика резервов по воздуху. Однако традиционная отправка подкреплений посадочным способом оказалась явно невыполнимой ввиду отсутствия в зоне расположения частей Дитля взлетно-посадочных полос и связанной с этим необходимости производить посадку тяжело груженных транспортных самолетов прямо на лед замерзших горных озер. Реализация этого плана повлекла бы за собой тяжелые потери в технике и людях, поэтому авиационные специалисты рекомендовали сбросить на Нарвик парашютный десант. Для его проведения была задействована резервная, 1-я рота 1-го батальона 1-го парашютного полка под командованием лейтенанта Шмидта (не путать с героем революции 1905 года).

Рота Шмидта в вечерних сумерках 17 апреля совершила рискованный прыжок в заснеженную долину Гудбрансдален (в немецких и английских источниках именуется Гудбранзаль) в полутора сотнях километров севернее Осло и основной линии фронта. Столь неудачное время выброски определила погода — видимость в районе цели длительное время была почти нулевой. К несчастью для немцев, в долине, у местечка Домбас, расположились отступающие с юга норвежские части, сразу обнаружившие высадку десанта. Решительно настроенные норвежские солдаты и офицеры, в отличие от своих датских коллег, организовали отпор и часть парашютистов была убита и ранена еще до приземления — часть их погибла в сбитых самолетах. Оставшиеся в живых (не более 60 человек), окопавшись на склоне снежной горы, нависавшей над стратегическим шоссе Осло-Нарвик, продолжали бой в тяжелейших условиях, продержавшись в тылу норвежцев в течение четырех дней, после чего, расстреляв все боеприпасы, вынуждены были сдаться. К этому времени их осталось только 34. Сам Шмидт, получив тяжелые ранения в бедро и живот, продолжал командовать своими людьми до конца.

* * *

Вторжение в Нидерланды и Бельгию в мае 1940 года (план «Gelb» — «Желтый») стало наиболее впечатляющим триумфом нового рода войск, который под командованием Штудента провел тщательно спланированную операцию по пробитию брешей в мощной системе фортификационных сооружений на бельгийско-германской границе. Система строилась с учетом опыта боевых действий первой мировой войны и состояла из значительного количества фортов. Ядром ее являлись пограничный (располагался к юго-западу от голландского города Маастрихт) полуподземный форт Эбен-Эмаэль (часть цепи укреплений по западному берегу Альбертканала) и мощные крепости Льеж и Антверпен. Гарнизон Эбен-Эмаэля располагал 18 артиллерийскими орудиями, размещенными в бетонных казематах со стенами и перекрытиями двухметровой толщины. Построено это чудо современной фортификации в середине 30-х годов и искусно вписано в окружающий рельеф — его восточный фас составлял одно целое с бетонной набережной канала Альберта, а с трех других сторон Эбен-Эмаэль был окружен противотанковым рвом четырехметровой ширины. Вооружение форта включало в себя «главный калибр» — броневую башню с двумя 120-мм орудиями фирмы «Schneider», размещенную ближе к южному фасу крепости и допускавшую круговой обстрел. Южную батарею дополняли еще две бронебашни с двумя 75-мм универсальными орудиями каждая. Эти башни в случае сильного артиллерийского обстрела противником могли полностью опускаться под землю с использованием мощных электромоторов. По сторонам форта располагались четыре бетонных каземата с еще тремя 75-мм орудиями каждый. Вооружение Эбен-Эмаэля дополняло значительное количество позиций противотанковых средств, минометов и пулеметных гнезд. Фланкирующие позиции занимали дна дополнительных каземата, расположенных по берегам канала севернее и южнее форта. Все служебные и жилые помещения (командный пункт, узел связи, казармы и динамо-машины, а также огромные склады) находились под землей и связывались друг с другом подземными переходами. Толщина стен и перекрытий делала объект практически неуязвимым для попаданий снарядов даже крупных калибров и тяжелых авиабомб. Имелись и системы защиты от отравляющих веществ и нагнетания в подземные сооружения зажигательных смесей.

Эбен-Эмаэль, построенный в духе «Линии Мажино», считался наиболее сильной крепостью в Европе и мог стать «твердым орешком» на пути любых традиционных родов войск, особенно если учесть, что сохранение постоянно высокого темпа передвижения было основным фактором стратегии блицкрига. Добавим, что орудия этого монстра прикрывали три стратегически важных моста, перекинутых в Маастрихе через реку Маас и Альбертканал и соединявших отрезки железнодорожных и автомобильных магистралей, ведущих из Рурского бассейна к бельгийскому побережью, Брюсселю и Антверпену — Вельдвезельтский, Вренховенский и Каннский. Все эти мосты были подготовлены к взрыву, управление зарядами взрывчатки осуществлялось с КП Эбен-Эмаэля дистанционно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать