Жанры: История, Документальное: Прочее » Юрий Ненахов » Войска спецназначения во второй мировой войне (страница 88)


Экипажи военно-транспортной авиации имели собственный комплект наградных знаков. Пилотам десантных планеров полагался собственный знак

(Segelflugzeugfuehrerabzeichen), введенный в середине декабря 1942 года и в разное время несколько различавшийся по дизайну. Основу знака составляло изображение парящего орла, оглядывающего землю. Изображение свастики переместилось из лап птицы-в нижнюю часть дубового венка.

Летчики и члены экипажей военно-транспортной и воздушно-десантной авиации с 19 ноября 1941 года получали «фронтовую» заколку за боевые вылеты (Frontflugspange fur Transport— und Luftlandeflieger). По дизайну она была весьма сходна с заколкой участника ближнего боя, но в венке размещалось только изображение орла ВВС. Бронзовый вариант соответствовал 20 вылетам, серебряный — 60, золотой — 110. Затем в дополнение к имеющимся степеням ввели крепившуюся под венком подвеску в виде восьмиконечной звездочки с пучками лавровых листьев по бокам, которая вручалась за 250 вылетов. В 1944 году учреждены подвески-таблички с пучками листьев, на которых выбивалась цифра, обозначающая соответствующее число боевых вылетов (— «500», «700» и т. д.).

Особым видом награды, принятым в вермахте, были металлические нарукавные щитки, указывавшие на участие их обладателя в операции, получившей затем широкую известность. Щитки прикрепляли на матерчатые клапаны в цвет обмундирования, которые пришивали к левому рукаву выше локтевого сгиба. Для солдат и офицеров парашютных частей был особенно характерен Щит за Нарвик (Narvikschild), который вручался военнослужащим сухопутных войск, парашютистам и морякам за упорные бои в районе Нарвика весной 1940 года. Щит был двух видов: для горных стрелков и десантников — серебристо-серый, для флота — золотистый (в соответствии с принятым цветом металлического прибора). На нем изображались перекрещенные цветок эдельвейса (символ горнострелковых частей), пропеллер (ВВС) и якорь. В верхней части помещались надпись «NARVIK» и дата «1940». На верхнюю грань щита опирался германский орел со свастикой. Награда стала первой в своем роде в вермахте, а награждение ею состоялось 19 августа 1941 года. Прочие щитки среди личного состава ВДВ широкого распространения не получили.

Парашютисты-эсэсовцы носили традиционные черные петлицы с рунами «SS» и погоны с белой пехотной отделкой. Парашютный батальон, а затем полк войск СС получил свою ленту. В соответствии с традицией последняя имела черное поле с серебристой окантовкой. На ленте прямой латиницей выводилась надпись «SS-FALLSCHIRMJAGER», которую затем сменила «SS-FALLSCHIRMREGIMENT». Нашивали этот знак отличия над обшлагом левого рукава.

Части специального назначения Абвера

Управление разведки и контрразведки Верховного главнокомандования вооруженными силами (OKW) в том виде, как оно функционировало во время войны, создано в 1938 году и расформировано в 1944-м. Более известно под наименованием «Abwehr-Ausland» («Абвер-Заграница»). Руководил ведомством вице-адмирал Фридрих Вильгельм Канарис (Canaris). За проведение диверсионных операций и ведение психологической войны отвечало II Управление абвера, так называемое «Abwehr II». Возглавлял его полковник Генерального штаба Эрвин-Эдлер фон Лахузен-Вивремонт (von Lahusen-Wiwremont).

В состав управления входили отделы «West», «Ost», «Sued-Ost» и другие, а также спецподразделения материально-технического обеспечения диверсионно-разведывательной работы за рубежом и в тылу войск противника. В перечне основных задач А-II числились: подрыв морального духа армии и населения стран антигитлеровской коалиции, создание «пятой колонны», уничтожение или захват особо важных военных и промышленных объектов, проведение террористических актов, дезинформация и психологическая война. Вместе с A-I (разведка) и А-III (контрразведка) управление образовывало «триединую» линейную структуру абвера, сохранявшуюся во всех его подразделениях до самого низа. Дополняли структуру военной разведки территориальные отделы («Abwehrstelle», или AST) и отделения («Abwehrnebenstelle», или ANST). Эти формирования располагались в военных округах, а в военное время — в наиболее важных стратегических пунктах. В частности, на оккупированной части СССР в 1941 году создано четыре ACT — «Ostland», «Ukraine»,

«Sued Ukraine» и «Krim», которые делились на несколько АНСТ (достаточно вспомнить знаменитое «Бюро Целлариуса», на самом деле именовавшееся «Abwehrnebenstelle Revel» и входившее в состав ACT «Остланд»). В системе этих периферийных пунктов также числились многочисленные разведывательно-диверсионные школы.

Кроме специальной агентуры А-II широко использовал прогермански ориентированные политические группировки во Франции, Норвегии, Нидерландах, США и т. д., пронацистские организации «фольксдойче» и другие подобные силы.

Центральному аппарату подчинялись различные спецподразделения, в частности, весьма засекреченная Морская разведывательная команда (NBO) и сформированная на рубеже 1939 и 1940 годов эскадрилья летающих лодок особого назначения (Sonderstaffel «Transozean»). В последнюю входили шесть четырехмоторных самолетов Dornier Do 26, чьи экипажи проводили высадку разведчиков и диверсантов у береговой черты Англии и других стран.

К моменту начала агрессии против СССР «Абвер-1» создал фронтовые разведывательные, а «Абвер-II» — фронтовые диверсионные команды, которые более известны под общим наименованием «абверкоманд» (Abwehrkommando — АК). Вначале планировалось иметь по одному такому формированию на группу армий, но затем их количество увеличили. Разведкоманды получили нумерацию, начинающуюся с цифры 100, а диверсионные — с 200. В группах армий «Nord», «Mitte» и «Sued» соответственно числились 104, 103 и 102-я команды, более известные под названиями «Orion», «Saturn» и «Mars». В других регионах находились части под номерами 101, 105 и 106 (Абвер-11 продублировал коллег, создав команды 201 — 206, а контрразведка — 301 — 305). Команды организационно делились на фронтовые абвергруппы, непосредственно занимавшиеся организацией диверсий и саботажа; группы придавались штабам полевых и танковых армий. Все фронтовые команды I и II Управлений располагали собственными школами, а также системой соответственно разведывательно— или диверсионно-переправочных пунктов «Meldekopf» (A-I, в частности, имел в своем распоряжении девять, а А-II — восемь таких пунктов на всем протяжении Восточного фронта).

В июне 1941 года для непосредственного управления разведкой на Восточном фронте создан передовой «Штаб Walli». В числе других подразделений в него вошел и диверсионный отдел «Walli II» (впоследствии переименованы соответственно в штаб «Ost» и отдел «Ost II»). Штаб также располагал системой спецшкол и «особых лагерей», размещенных на востоке Германии, в Польше и оккупированной части СССР.

Заброску диверсантов в тыл противника обеспечивали экипажи особой эскадры ВВС под командованием полковника Ровеля (Rowel), которого впоследствии сменил полковник Гартенфельд (Gartenfeld). Боевая работа эскадры находилась в ведении реферата «Luft», курировавшего

авиационные подразделения спецназначения при AST/AN ST.

В результате интриг руководства СС 14 февраля 1944 года абвер расформировали. Служба А-II вместе с военной разведкой перешла в подчинение Главного управления имперской безопасности в качестве так называемого Военного управления рейхсфюрера СС (Mil-Amt); затем слита с VI Управлением РСХА («СД-Заграница»). Дивизия «Браденбург»

Знаменитые абверовские части специального назначения, известные под общим наименованием «Brandenburg zur besondere Verdienste 800», были образованы вскоре после начала второй мировой войны. Новые подразделения формировались на основе существовавших с июля 1939 года диверсионных отрядов «Ebbinghaus», инициатором создания которых стал капитан абвера фон Хиппель (von Hippel). Согласно разработанному плану, группы диверсантов должны были проникнуть на территорию польской Силезии с задачей совершения терактов и захвата важных объектов (пограничных застав, шахт и заводов). В ходе сентябрьской кампании «Эббингхауз» и другие боевые группы снискали себе печальную славу убийц, повсеместно «отличившихся» в акциях устрашения против мирного населения. Собственно же боевые достижения «Эббингхауза» оказались более скромными (начиная с попытки захвата Яблон-ковского перевала 25 августа 1939 года, блокированной польскими пограничниками, заканчивая несколькими неудачными нападениями на намеченные объекты). Тем не менее несколько рейдов окончилось вполне удачно.

Так, в ночь с 31 августа на 1 сентября 80 диверсантов, переодетых в форму польских железнодорожников, под командованием обер-лейтенанта Граберта (Grabert) пересекли границу в Силезии. Утром следующего дня абверовцы проникли в Катовице — крупнейший железнодорожный узел на юго-западе Польши. После получения сигнала о начале войны поляки начали спешно минировать центр управления движением по железной дороге, однако половина диверсантов окружила солдат противника и внезапно открыла по ним огонь из автоматов. Остальные люди Граберта, смешавшись с охваченной паникой толпой, начали выкрикивать по-польски противоречивые приказы, вскакивать в поезда и за несколько минут полностью дезорганизовали ситуацию на станции. Подошедшие после полудня передовые части войск вермахта заняли Катовице практически в нетронутом состоянии. 8 сентября взвод переодетых в форму польских саперов диверсантов из «Эббингауза» присоединился к колонне отступающих солдат противника и беженцев, отходивших за Вислу. Через два дня движения на восток колонна добралась до стратегически важного моста, в Демблине. После этого командир группы фельдфебель Кодон (Kodon) отыскал старшего польского офицера, ответственного за охрану моста и доложил, что его подразделение прибыло для взрыва моста. В это же время группа диверсантов перерезала телефонные провода, соединяющие мост со штабом. После нескольких безуспешных попыток связаться с руководством польский офицер со своими людьми оставил позиции и отошел на восток. Тем временем немцы быстро и без помех обезвредили заряды взрывчатки, заложенные в опоры моста, а вечером по нему уже мчались первые немецкие танки.

В ходе этих действий абверовцы потеряли почти половину своего личного состава. 15 октября 1939 года уцелевшие боевики, сведенные в одну роту, были переброшены в город Бранденбург, где из них сформировали секретный отряд под названием 800-го строительного полка особого назначения. В январе следующего года роту развернули в батальон, а из его личного состава выделили еще один батальон (так называемый «батальон Баулера»), который активно задействовался в агрессии против Голландии и Бельгии. В октябре 1940-го все имевшиеся части свели в отдельный полк «Brandenburg». Штаб Учебного полка особого назначения «Brandenburg 800» разместился в Берлине, а его батальоны квартировали в разных городах Германии, готовясь к действиям в сопредельных странах. Первый батальон, в составе которого числилась и парашютная рота, дислоцировался в Бранденбурге и комплектовался прибалтийскими немцами, а также «фольксдойче» из стран Восточной Европы: ясно, что он предназначался для действий против Советского Союза. Второй батальон, размещенный в Ба-дене (под Веной), состоял из венгерских, румынских и балканских немцев; в его задачу входили операции в Юго-Восточной Европе. В состав третьего батальона, казармы которого находились в Дюрене (Верхний Рейн), входили немцы из западноевропейских, южноафриканских и южноамериканских стран. Полем деятельности этого подразделения была Западная Европа. Численность каждого батальона достигала 1000 человек.

Все эти батальоны предназначались для ведения диверсионной войны в тылу противника перед вторжением на его территорию регулярных войск вермахта. К таким действиям относились преимущественно рейды, направленные на захват важных в военном отношении объектов: мостов, туннелей, узлов коммуникаций и т.д. В ходе обучения диверсанты учились разряжать заложенные противником взрывные заряды и удерживать захваченные объекты до подхода авангардов своих войск; «бранденбуржцы» выполняли и разведывательные задачи. От личного состава полка требовались высокие физические и психологические кондиции в экстремальных условиях. Кандидаты на службу в эту часть отбирались из числа солдат и офицеров, проявлявших склонность к риску и авантюрам при условии знания иностранных языков. Поисковая работа проводилась также среди специалистов в различных областях: снайперов, водолазов, саперов, парашютистов, связистов и прочих. Многие уже успели принять участие в боевых действиях. В процессе тренировок особое внимание уделялось скрытному передвижению, навыкам «бесшумного умерщвления», стрельбе из различных типов оружия, марш-броскам, ориентации на местности, выживанию и маскировке. Отношения, складывавшиеся в батальонах между командирами и подчиненными, были весьма далеки от привычной воинской дисциплины: солдаты и офицеры «Брандебурга» напоминали скорее коллег по работе. При выполнении боевых заданий диверсанты пускались на все возможные ухищрения — наиболее часто они действовали в гражданской одежде или в обмундировании вражеской армии, что формально противоречило нормам международного права. Разрешалось использование всех возможных средств обмана противника: так, бойцы «Бранденбурга», переодетые в чужие мундиры, часто маскировались под санитарный обоз с ранеными либо транспортную колонну. Диверсанты переодевались в одежду железнодорожников, шахтеров, притворялись почтальонами, сторожами и даже беженцами. Во время рейдов немцы полностью пренебрегали правилами и обычаями ведения войны, не останавливаясь перед явными военными преступлениями.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать