Жанры: История, Документальное: Прочее » Юрий Ненахов » Войска спецназначения во второй мировой войне (страница 9)


Наряду с беретами в полевых условиях часто надевали вязаные «рыбацкие» шапочки, аналогичные применяемым в частях коммандос. Парашюты — британские Hotspur Mk II или другие образцы, поставлявшиеся из метрополии. Парашютисты из батальонов гурков сзади на поясе подвешивали свои знаменитые изогнутые ножи — кукри. Кукри снабжен коричневой деревянной рукоятью в форме расширяющегося к пятке цилиндра. Отделка рукояти латунная, в виде колец и шпонок. Общая длина оружия 460 мм, клинка около 40 сантиметров, толщина обуха около 10 мм. Лезвие с односторонней заточкой имеет обратный изгиб и расширяется в нижней трети: это придает удару кукри огромную мощь. Треугольное сечение клинка символизирует индуистскую Тримурти — единство богов Брахмы, Вишну и Шивы. Ножи, изготовленные различными производителями, имели разную кривизну клинка, вариации отделки и конструктивных элементов. На пятке клинка наносились шифровки, символы завода-поставщика, дата изготовления, номера серии и т. д. (в 40-е годы в гуркских частях использовались ножи, изготовленные еще в первую мировую). Кукри носят в ножнах из дерева, покрытых коричневой кожей с латунной законцовкой. В ножнах предусмотрены отделения для двух маленьких ножей: один используется для резки, другой имеет тупой клинок и применяется для высекания искр при разжигании костра. При этом из ножен торчат рукояти двух ножей. Ножны с помощью системы ремешков подвешивают к поясному ремню сзади в вертикальном положении рукоятью к правой руке (ременные петли соединяются с кожаным хомутом, в который продеваются ножны; хомут снабжен шнуровкой). Все детали подвески и шнуровки — коричневой кожи.

К левому борту берета прикалывалась золотистая эмблема королевских ВДВ, в верхней части правого рукава нашивался квалификационный знак десантника британского образца (крылья и раскрытый парашют).

Следует отметить, что в индийских и гуркских войсках использовалась специальная система званий для рядовых, сержантов и офицеров коренных национальностей. Часть «туземного» офицерского корпуса, прошедшая Королевскую аттестационную комиссию, носила на погонах обычные британские знаки различия. Однако подавляющее большинство командиров официально именовалось «Viceroy`s Commissioned Officers» (VCO) — «офицерами, аттестованными вице-королем Индии». Их статус был более низким, поэтому для них традиционно использовались особые звания: джемадар, субедар и субедар-майор (соответствовали английским от лейтенанта до капитана). Все индийские VCO с октября 1942 года носили на погонах одну-три маленькие серебристые четырехугольные «шишечки», прикалывавшиеся к поперечным полоскам тесьмы: красной, желтой, красной. Капралы и сержант в индийско-гуркских частях именовались ланс-найк, найк и хавильдар; рядовой именовался сипай. Их белые пли зеленые (в стрелковых батальонах) нарукавные нашивки походили на британские, но были более простыми и дешевыми, без рельефного шитья.

Части коммандос

Как известно, слово «commando» пришло в английский язык от их противников по войне 1899 — 1902 годов — буров. Обозначало оно летучие кавалерийские отряды, которые успешно вели, партизанскую войну с британцами в южноафриканском буше, используя тогда еще непривычную тактику «hit and run» — «ударь и беги». Премьер-министр Уинстон Черчилль, который еще со времен первой мировой зарекомендовал себя как страстный сторонник новых форм ведения войны, 4 июня 1940 года выступил на очередном заседании палаты общин британского парламента с докладом о результатах операции по эвакуации английских войск из Дюнкерка. В докладе глава правительства обрисовал новую стратегическую ситуацию, возникшую после разгрома Франции. Отныне вся береговая линия континентальной Европы от испанской границы на юго-западе до советской на северо-востоке была в руках врага. Как стало известно английской разведке, немцы сразу после завершения кампании против Франции приступили к подготовке высадки на берега Альбиона. По оценкам британского Имперского генерального штаба, страна оказалась в весьма уязвимом положении и вряд ли смогла бы долго защищаться в случае высадки на ее побережье морского десанта. Это навело Черчилля на мысль о возможности организации превентивных ударов по прибрежным позициям немцев вдоль Ла-Манша. «В самом деле, — писал Черчилль начальнику Генштаба сэру Алану Бруку летом 1940-го, — если немцы могут легко вторгнуться на нашу территорию через Па-де-Кале, то почему проведение аналогичной операции считается невозможным для нас?»

По поручению премьера старший офицер военного министерства подполковник Дадли Кларк (Clarke) вечером того же дня набросал примерный план создания частей особого назначения. В мае 1940 года Кларк выполнял задачи по координации эвакуации англо-французских войск из Дюнкерка и на основании полученного опыта, а также своей службы в весьма беспокойной Палестине, разработал довольно подробный проект.

Вспомнив историю своей родины (Кларк родился в Южной Африке), подполковник предложил назвать новые части термином «коммандос»[5]. Черчилль, сам ветеран бурской войны, приветствовал как общую концепцию, так и наименование новой службы. Премьер наложил на доклад Кларка следующую резолюцию: «В этом отчаянном предприятии должны участвовать специально подготовленные бойцы, охотники по природе, которые будут сеять ужас на побережье, занятом противником… Я предлагаю начальнику Генерального штаба разработать меры по незамедлительному развертыванию активных боевых действий на всем протяжении береговой линии, перехватывая инициативу из рук нацистов». Кларку Черчилль заявил следующее: "Я одобряю Ваше предложение по формированию отряда коммандос… Начинайте осуществлять рейды по ту сторону Канала[6] как можно скорее".

Произведенный в чин полковника Кларк получил в свое ведение вновь созданное отделение Секретариата по военным операциям — МО9. В задачи этою подразделения входило проведение «скоординированных с авиацией и флотом рейдов».

Высокопоставленные британские военные яростно воспротивились созданию нового рода войск, усмотрев в нем полное противоречие с армейскими традициями. По их мнению, война должна была быть выиграна традиционными средствами, а формирование частей специального назначения (куда отбирались наиболее квалифицированные кадры), только мешало этому, лишая армию лучших солдат и офицеров. Тем не менее Кларк и его подчиненные, действовавшие по прямому приказу премьера, пользовались его полной поддержкой и благодаря этому чувствовали себя достаточно уверенно.

Поскольку регулярная армия продолжала зализывать раны, нанесенные ей под Дюнкерком, на первых порах Кларку пришлось изыскивать ресурсы для комплектования отрядов коммандос в других местах. 20 июня 1940 года было объявлено о вербовке добровольцев в диверсанты в частях «Ноmе Guard» — гражданской самообороны. Кроме того, личный состав поступал из так

называемых «отдельных добровольческих рот» (так назывались сводные подразделения дивизий территориальной армии, в которых служили наиболее отборные люди). Пять таких рот, в частности, приняли участие в неудачной весенней норвежской экспедиции. 24 июня 1940 года 115 солдат и офицеров из состава 11-й добровольческой роты провели первый рейд в районе Булони с задачей провести разведку боем и взять «языков». Всего были высажены три группы: первая, пройдя заданный маршрут без контакта с противником, вышла в точку рандеву с кораблями поддержки и вернулась в Англию, вторая вообще не смогла высадиться на берег. Третья группа, высаженная в районе местечка Ле-Туке застигла двух немецких солдат, возвращавшихся в расположение своей части после танцев. Немцы были застрелены, а их тела привязаны канатом к корме переполненного моторного баркаса. На подходе к ожидавшим англичан катерам оба трупа сорвались с привязи и утонули (коммандос даже не удосужились заранее осмотреть карманы своих жертв). На долю же четвертой группы, в которой в качестве наблюдателя находился Кларк, выпали основные приключения. После долгих блужданий по акватории Булонской гавани ее с трудом удалось высадить на берег, где британцы сразу же встретились с патрулем противника. Один из диверсантов, попытавшийся открыть огонь из автомата «Thompson», выронил магазин, который загрохотал по камням и вспугнул немцев. Началась перестрелка, в которой был легко ранен полковник Кларк — винтовочная пуля разорвала ему ухо. Оторвавшись от врага, англичане спешно погрузились на баркасы и направились восвояси, попутно зашив Кларку рану и погрузившись в дегустацию припасенного рома. После возвращения в Англию коммандос едва не забрал армейский патруль, приняв разношерстную компанию полупьяных солдат за дезертиров.

Несмотря на более чем скромные результаты первого боевого использования коммандос, официальная британская пропаганда постаралась раздуть этот почти анекдотический случай до уровня мировой сенсации. В официальном коммюнике военного ведомства говорилось: «Во взаимодействии с Королевским военно-морским флотом отряд особого назначения провел успешную разведывательную операцию на оккупированном противником побережье. Высаженный морской десант вступил в бой с противником, нанес ему потери и вернулся домой без потерь со своей стороны». Вышедший вскоре номер га четы «Тайме» был украшен огромным заголовком: «Английский десант высажен на побережье Европейского континента! Успешная разведывательная акция!»

После чествования героев рейда, 14 июля англичане попытались провести еще одну подобную акцию. На сей раз целью был избран немецкий аэродром на Джерси — острове Нормандского архипелага. В операции участвовало 139 человек из 11-й роты, но в условиях сильного волнения до побережья острова сумели добраться только 40 из них. Обнаружившие десант немцы забили тревогу и заняли круговую оборону; англичане, повредив небольшую часть аэродромных построек, начали отход к морю. На берегу коммандос обнаружили, что за время боя волнение еще более усилилось и ожидавший их десантный корабль был вынужден отойти в море. Диверсантам пришлось добираться до плавсредства вплавь по бурному морю, а трех человек, не умевших плавать, пришлось оставить в лапах немцев на острове. Черчилль был глубоко разочарован результатами этих акций. Еще после рейда на Булонь сэр Уинстон заявил Кларку, что «недостойно для Королевства подсылать к противнику кучку головорезов!». Узнав же о результатах операции на Джерси, премьер подвел черту под первыми шестью неделями существования отрядов коммандос: «Довольно глупо тревожить побережье противника мероприятиями, подобными тем, что были проведены в Булони и на Джерси. Следует выкинуть из головы идею взбудоражить противника по всему берегу только ради того, чтобы дать в прессе несколько сомнительных заявлений».

Новый этап в деятельности коммандос начался с организацией Управления объединенных операций (Directorate of Combined Operations). Во главе его был поставлен 68-летний адмирал сэр Роджер Киз (Keyes). Адмирал был старым морским волком, ветераном специальных операций первой мировой. В 1915 году он участвовал в неудачном десанте на Галлиполи, а после этого — в рейде на германскую ВМБ Зеебрюгге. Ореол героя и высокие боевые награды позволили Кизу сделать завидную карьеру во флоте, а затем стать членом парламента. Адмирал взял на себя координацию действий флота и авиации с проведением рейдов. Заручившись поддержкой премьера, Киз начал реорганизацию спецчастей в силу, способную решать самостоятельные задачи в рамках крупномасштабных операций. Хотя это несколько расходилось с первоначальным замыслом Кларка и Черчилля, последний в целом одобрил действия адмирала.

К осени 1940 года британцы завершили формирование и подготовку десяти отдельных отрядов коммандос численностью до батальона. В каждом отряде насчитывалось десять взводов по 50 человек. В октябре в связи с возросшей угрозой германского вторжения отряды были сведены во временное соединение — бригаду особого назначения (Special Service Brigade)[7]. В ней насчитывалось пять батальонов особого назначения (Special Service Battalion; no две роты «S. S.» в каждом). Поскольку коммандос считались хорошо подготовленными бойцами, способными на равных вести борьбу с наводящими ужас немецкими парашютистами, бригаду предполагалось задействовать в качестве мобильного резерва для борьбы с вражескими десантами. Когда же вероятность германского вторжения миновала, организационная структура частей коммандос была изменена — каждый батальон стал подразделяться на штаб и два отряда (commando).

К началу 1941-го относится первый опыт обучения коммандос прыжкам с парашютом: по приказу Черчилля личный состав 1-го и 2-го батальонов прошел курс парашютной подготовки. В феврале того, же года группа коммандос из состава роты X высадилась с парашютами в Южной Италии, где провела успешную диверсию: взорвала акведук Траджино. Вскоре 2-й батальон был передан в состав САС под названием 11-го авиационного, а вместо него сформирован новый.

В 1941 году произошла еще одна реорганизация: батальонная структура была упразднена. К марту бригада состояла уже из 11 отрядов, каждый из которых подразделялся на шесть взводов. В каждом взводе по штату числилось три офицера и 62 солдата. Эта цифра была избрана не случайно — столько диверсантов могли перевозить два десантных корабля новых типов ALCA/LCA.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать