Жанры: История, Документальное: Прочее » Юрий Ненахов » Войска спецназначения во второй мировой войне (страница 97)


Ни один из набранных в «Einheit Stielau» англоговорящих солдат и офицеров не имел опыта диверсионной деятельности. Впоследствии Скорцени так вспоминал об этом: «За несколько недель нам едва удалось обучить их основным навыкам. Солдат предупредили об опасности операции и о том, что военнослужащие, взятые в плен в униформе другой армии, считаются шпионами и расстреливаются на месте. Однако личный состав был охвачен патриотизмом». Часть «спецпроводников» (так стали называться бойцы роты особого назначения) прошла курсы подрывников и радистов. Личный состав изучил структуру армии США и американские знаки различия. Некоторых для совершенствования в языке направили в краткосрочные командировки в лагеря военнопленных под Лимбургом и Кюстрином. Скорцени не планировал использования американских званий выше полковника. Интересно, что не все немецкие солдаты и офицеры получили эквивалентный чин армии США: например, оберефрейтор Рольф Мейер (Меуег) стал вторым лейтенантом Чарли Хольцманом, а лейтенант Гюнтер Шильц (Schiltz) — капралом Джоном Уэллером.

Рота особого назначения была полностью одета в трофейное обмундирование, снабжена американским стрелковым оружием и автотранспортом (в основном джипами). Бойцы отряда «Штилау», рассаженные по джипам с радиостанциями, должны были рассредоточен но двигаться в авангарде 150-й бригады, выполняя две основные задачи:

— уничтожение мостов и складов с боеприпасами и топливом (выполнялось группами подрывников из пяти-шести человек);

— разведка на обоих берегах Мааса, диверсии и саботаж: отдача встреченным подразделениям противника неправильных приказов, нарушение системы связи, разворачивание дорожных указателей, снятие предупреждающих знаков с периметров минных полей и их установка в ложных местах, ликвидация офицеров (патрули из трех-четырех человек);

Хотя роту «Штилау» удалось укомплектовать американским оружием и транспортом, в целом уровень оснащенности бригады трофейной техникой оказался весьма далеким от планируемого. Не считая двух упоминавшихся выше «Шерманов» (к моменту начала операции после марша по горному массиву Эйфель один из них окончательно вышел из строя), в распоряжении Скорцени было всего 4 бронетранспортера, 15 грузовиков и 30 джипов американского производства. Со стрелковым оружием дело обстояло еще хуже: его хватило только на вооружение роты особого назначения. По этой причине Скорцени разделил свою бригаду на три боевые группы: X, Y и Z. В каждую группу входил штаб, три пехотные роты, два взвода панцергренадеров на БТР, два взвода тяжелых минометов, саперный взвод, взвод связи, а также ремонтная колонна. В группы X и Y, кроме того, входило по одной танковой роте (пять «Пантер» в X и пять штурмовых орудий в Y).

Нехватку трофейной техники пришлось восполнять «конверсией» собственной. Наиболее серьезным переделкам подверглись «Пантеры». При помощи стальных листов очертания их корпуса и башни исказили, придав машине определенное сходство с американским истребителем танков М10. Для увеличения сходства «Пантеры» были оснащены специально модифицированными башнями без командирской башенки. Чтобы танки и самоходки не так бросались в глаза, их выкрасили в оливково-зеленый цвет армии США, на бортах и башнях нарисовали белые звезды, а также тактические номера (в строгом соответствии с американскими уставами). Даже запасные траки, подвешенные к бортам танков, располагались «по-американски». Доработанные таким образом «Пантеры» действительно напоминали М10, хотя шахматное расположение катков сразу могло привлечь внимание наблюдателя. Что же касается штурмовых орудий и БТР, то их просто перекрасили, намалевав на броне звезды.

Подготовка в Графенвере проходила в обстановке повышенной секретности. Командиры боевых групп не посвящали своих подчиненных в детали плана операции; целиком его содержание знал только сам Скорцени. Поэтому среди солдат 150-й бригады распространялись самые невероятные слухи относительно их будущей миссии. Часть считала, что им приказано прорваться через линию фронта и пополнить гарнизон окруженного союзниками Дюнкерка. Другие полагали, что в их задачу входит проникновение в Париж и физическая ликвидация союзного командования. Наконец, 10 декабря 1944 года Скорцени ознакомил своих командиров с оперативным планом. В уточненную задачу его подразделений входил захват по крайней мере двух мостов через Маас в неповрежденном состоянии. Операция получила кодовое обозначение «Greif» («Гриф»).

После прорыва немецкими танками жидкой линии американского фронта бригада двинулась вперед. Боевые группы шли параллельными маршрутами, поддерживая радиосвязь. Поскольку немцы были замаскированы под солдат противника, проблема быстрого опознания своих частей стояла очень остро. Подразделения Скорцени отмечали свой маршрут белыми точками на асфальте, деревьях и придорожных строениях. Вся бронетехника и автотранспорт сзади помечались небольшим желтым треугольником, кроме того, на марше танки двигались с развернутыми влево башнями. «Спецпроводники» под американским обмундированием носили синие или розовые шарфы и маршировали со снятыми касками либо расстегнутыми подбородными ремнями.

«Американские» патрули двигались в авангарде бригады, еще 17 декабря выйдя в район Мальмеди. В августе 1945 года Скорцени так рассказал на допросе о действиях роты особого назначения: «В первые дни операции мы выслали вперед четыре разведгруппы и две группы проводников. Кроме того, 1-я и 12-я танковые

дивизии СС и 12-я народно-гренадерская дивизия выслали вперед передовые отряды. Передовые патрули имелись и у всех трех боевых групп 150-й бригады. Всего в тыл противника направили 44 человека, из которых удалось вернуться только восьмерым. Засылка групп продолжалась до 19 декабря. После того как фактор внезапности был утерян, мы перешли к обычным методам боя и больше не отправляли в тыл противника переодетых солдат».

По рассказам очевидцев, отряд переодетых немцев намеревался проникнуть в Мальмеди 16 декабря 1944 года. В тот же день другая группа пыталась убедить командование одной из американских частей отступить от Пото. Какой-то бельгиец утверждал, что видел 16 декабря немца, переодетого американским офицером. Сержант одного из саперных батальонов армии США докладывал своему начальству, что собственными глазами видел, как на следующий день несколько солдат меняли дорожный указатель вблизи Мон-Рижи; еще один американский сержант заявил, что 18 декабря под Пото была выявлена и ликвидирована группа немецких диверсантов. В беседе с патрулем военной полиции немцы заявили, что они — кавалеристы и служат в роте Е (company Е), хотя в американской кавалерии рота обозначается «troop», а никак не «company» (кстати, в разных источниках встречается много свидетельств имевших место «страноведческих» промахах немцев: так, одна из групп якобы была задержана, когда во время заправки своего джипа топливом в разговоре использовала английский термин «petrol» вместо американизма «gas»). Наконец, после войны два немецких разведчика: лейтенант Коллония (Collonia) и фельдфебель Роде (Rohde) — подробно описали свой рейд к Маасу на трофейном джипе.

Несмотря на столь скромные успехи, «спецпроводники» выполнили свою главную задачу, посеяв неуверенность и страх в тылу противника. Получая сбивчивые и противоречивые сообщения о действиях диверсантов, американцы видели немцев повсюду, хотя в их тылах действовало чуть больше четырех десятков разведчиков. Имеется по крайней мере одно подтвержденное фоторепортажем документальное свидетельство о захвате и казни группы переодетых «спецпроводников». 17 декабря в плен попало трое диверсантов: оберфенрих Понтер Биллинг (Billing), унтер-офицер Манфред Пернасс (Pernass) и ефрейтор Вильгельм Шмидт (Schmidt). Немцев задержали, поскольку они не смогли назвать пароль патрулю. На допросе именно Шмидт сообщил о том, что общей задачей 150-й бригады было уничтожение или захват Эйзенхауэра и его штаба (впоследствии это заявление обросло кучей слухов и легенд). Немцев судили военно-полевым судом в местечке Анри-Шапель и расстреляли 23 декабря (в качестве обвинения диверсантам предъявили американскую военную форму, в которой их взяли в плен). По официальным данным, военная полиция США арестовала и казнила в Анри-Шапель 18 переодетых немецких разведчиков, причем выявлены имена и звания 13 из них.

Действия «отряда Штилау» оказали сражающимся на фронте немецким солдатам крайне плохую услугу: испытывавшие к концу 1944 года острую нехватку предметов обмундирования немцы повсеместно перешли на использование трофейной американской униформы, тем более, что она была отличного качества. Однако после операции «Грайф» носить военную форму противника стало весьма опасно: американцы могли поставить к стенке всех пленных, на которых был надет хотя бы лоскут «Made in USA».

Что касается остальных частей 150-й бригады, то она действовала как обычная общевойсковая часть. Поскольку фактор внезапности был утрачен после первого же боя с участием закамуфлированных «Пантер» и прочей бронетехники, весь маскарад с переодеванием оказался ненужным. До 23 декабря бригада безуспешно пыталась взять Мальмеди, после отступления от которого ее направили в Графен-ер, где и расформировали к 23 января 1945 года. На этом операция «Грайф» закончилась. За время боев части Скорцени потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести до 15 % личного состава, в основном в результате воздействия авиации и артиллерии противника. Подорвавшись на мине, в самом начале операции погиб командир боевой группы X оберштурмфюрер СС Вилли Хардик (Hardieck). Сменивший его ветеран полка «Бранденбург», кавалер Рыцарского креста оберштурмфюрер Адриан фон Фелькерзам (von Voelkersam) получил тяжелое ранение. Наконец, сам Отто Скорцени пополнил свою коллекцию шрамов: 21 декабря он получил в лицо заряд шрапнели, едва не потеряв при этом глаз.

* * *

Что касается дальнейшей судьбы парашютного полка СС, то в апреле — мае 1945 года его подразделения сражались в составе окруженной берлинской группировки, где и были полностью уничтожены при штурме города советскими войсками. Часть специалистов-десантников из его состава в конце войны направлена на острова у побережья Нидерландов, где они занимались усиленной подготовкой личного состава формируемых эсэсовских диверсионных парашютных отрядов «Zeppelin»[37]. К концу войны эти учебные центры, чьи питомцы так и не успели толком отличиться, попали в руки англичан, а их личный состав был пленен.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать