Жанр: Исторический Детектив » Андрей Ильин » Мастер сыскного дела (страница 15)


Глава 14

А ведь было дурное предзнаменование — было!

Стал Мишель-Герхард фон Штольц утром бриться, а зеркало, что пред ним висело, вдруг само собой треснуло — будто паучья паутина по нему расползлась, а в середке лицо его отразилось.

Подумал он еще — как будто муха в тенетах.

Подумал — да забыл...

И после все не заладилось — на кухне чай себе на колени горячий пролил, часы куда-то потерял...

— Ты что такой хмурый? — пожалела его Светлана. — Сходил бы на улицу, развеялся.

— Пожалуй, пойду прогуляюсь.

— Тогда, если все равно гулять, прогуляйся до магазина, купи хлеба, сахара килограммов пять, картошки, мяса, овощей... заодно мусор из ведра вынеси, за телефон заплати и...

Вот всегда так — вначале вздохи, ахи, уверения в вечной любви, а после — авоська и ближайшая булочная.

— Ладно, зайду...

— И вынеси!

— И вынесу...

— И не забудь заплатить!

— Не забуду...

Вот идет себе ничем, кроме десятитысячедолларового костюма и пятитысячедолларовых ботинок, не примечательный прохожий Мишель-Герхард фон Штольц, гуляет с пятью килограммами сахара, полуцентнером картошки и овощей и еще с шестью или семью пакетами, никому не мешает, никого не трогает, ни к кому не задирается, а тут — на тебе!.. Вдруг, ни с того ни с сего, бросается к нему, как к родному, незнакомец, да, два раза вкруг обежав, в лицо ему заглядывает и, молитвенно руки сложив, причитает на ходу:

— Ай беда, беда!

Беда?.. С кем беда? — оглянулся по сторонам Мишель-Герхард фон Штольц, никакой такой беды не заметив.

— Ой худо-худо! — все стенает незнакомец...

Которого никак не признает Мишель-Герхард фон Штольц, хоть в упор на него глядит!..

— Вам что — худо? — участливо спросил он.

— Да не мне — вам, — вздохнул в ответ тот. — Не знаете вы, что творите, пребывая в счастливом неведении, хоть рок витает над головой вашей...

Неуютно стало Мишелю-Герхарду фон Штольцу, будто три подряд черных кошки ему дорогу перебежали.

— Шел бы ты, дядя, отсюда подобру-поздорову! — ласково попросил он.

Да только тот его не послушал!

— Отдай, что имеешь и что тебе не принадлежит, и тем избежишь великих несчастий, что падут на голову твою, подобно мечу карающему, — все бормотал незнакомец, делая какие-то странные знаки.

Что отдать?

— На — картошку, бери, — предложил, от щедрот своих, Мишель-Герхард фон Штольц.

— Зря вы так, — расстроился незнакомец. — Не о себе радею я — о вас!

И взгляд у него стал безумен и страстен.

— Послушайте меня, — ухватил он собеседника за рукав роскошного белого костюма, комкая безукоризненно выглаженную материю ценой тысяча долларов за метр. — Вы не ведаете, какие силы обратили против себя.

— Ступайте, пожалуйста, вон! — повторил Мишель-Герхард фон Штольц, переживая за костюм, на котором могли остаться пальцы, и не имея возможности проучить наглеца, потому что руки его были заняты сумками.

— Неужели вы не боитесь? — удивился незнакомец.

— Не боюсь, — заверил его Мишель-Герхард фон Штольц. — Я вообще не из пугливых и ничего не боюсь — ни бога, ни черта!

— Замолчите! — в страхе замахал руками незнакомец. — Он же может услышать!

— Кто он? — переходя на шепот, спросил Мишель-Герхард фон Штольц.

— Он! — ткнул незнакомец пальцем вверх.

Мишель-Герхард фон Штольц задрал голову — в небе собирались облака и летел одинокий самолет.

Хм...

— Он все слышит и все обо всех знает!

Сумасшедший какой-то — не иначе как из психушки сбежал!

— Отдайте, что

имеете, дабы избежать несчастий, что крадутся за вами по пятам.

Мишель-Герхард фон Штольц инстинктивно оглянулся.

И никого, кто бы крался по его пятам, не увидел.

— Послушайте, — проникновенно сказал он. — Ступайте, куда шли!

И попытался аккуратно выдернуть из его сжатых пальцев пиджак.

— Поймите, не о вас одном речь, от вашего понимания и доброй воли зависит судьба целого народа!

Час от часу не легче!

— Всего или, может быть, все-таки половины? — спросил Мишель-Герхард фон Штольц. — Хорошо бы, если лучшей.

— Всего, — грустно повторил незнакомец. — Не здесь, далеко. Вы лишили их счастья.

— Я?.. Целый народ?

— Да, — печально подтвердил незнакомец и даже не улыбнулся. — Они бедствуют, и их беды множатся, ибо их несчастий никто не видит, они вопиют, но к их страданиям глухи, ибо никто их не слышит...

— Простите, это я лишил их глаз? Всех... — скромно спросил Мишель-Герхард фон Штольц.

— Вы, — грустно кивнул незнакомец. Что было уже даже и не смешно.

— А землетрясение в Южной Америке — это тоже я?

— Не знаю. Если вы там ничего не брали, то тогда — нет.

Бред... Психа... Сбежавшего из Кащенко... И отчего-то признавшего в нем ровню.

— Послушайте, любезнейший, — примирительно сказал Мишель-Герхард фон Штольц, — я знаю одно чудное место, где обитают ангелы в белых халатах, — они вам помогут. И заодно всему вашему народу. Идемте, я вас провожу.

— Вы не понимаете! — в отчаянии ломая руки вскричал незнакомец! — Вы обладаете тем, цены чего вы не знаете, и, лишь вернув то, что вы имеете, вы сможете познать истинные масштабы своего обретения!

— Что я имею, чего не знаю, но отчего-то должен вернуть? — напрямую спросил Мишель-Герхард фон Штольц. — Ответьте же, Христа ради!

— Этого я вам сказать не могу, — вздохнул незнакомец. — Вы должны догадаться сами и сделать то, чего от вас ждут, по своей доброй воле, или все будет напрасно!

Просто сказка какая-то, притом страшная: верни то — не знаю что, тому — не скажу кому, не то — вот меч и твоя голова с плеч!

И ведь накаркал же!..

— Вы думаете, я сумасшедший?

— Ну что вы! — горячо возразил Мишель-Герхард фон Штольц.

— Вы не верите мне!.. Тогда, чтобы вы поверили, я теперь, при вас отсеку себе палец.

Да вдруг, выхватив из-под одежд кинжал и выставив вперед указательный палец, рубанул по нему что было сил.

Алая кровь брызнула на белый десятитысячедолларовый костюм.

Что-то шмякнулось на асфальт.

Господи, да что ж это такое делается!!

— Теперь вы поверили?.. Верните чужое, дабы обрести свое! — вскричал незнакомец, зажимая обрубок пальца. — И да избегнете тем страшных бед, что вы навлекаете на себя.

Взглянул на собеседника да прибавил жалобно:

— Если вы не поверите мне и теперь, то я...

— Не надо! — взревел Мишель-Герхард фон Штольц, отпрыгивая в сторону. — Я верю вам, верю... Я все верну!.. Все, что вы ни пожелаете!..

И повернувшись, что было сил бросился прочь, отчаянно размахивая своими сумками, пакетами и сетками!..

И хоть, по уверениям незнакомца, лишил он зрения целый народ, сам при том остался слеп... Не признал он в незнакомце того мессию, о котором его предупреждали...

Вернее, не за того принял!

И не оттуда...

А жаль...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать