Жанр: Исторический Детектив » Андрей Ильин » Мастер сыскного дела (страница 5)


Глава 5

— Вот, — сказала Светлана, вытаскивая из пакета папку. Неприметную, даже на вид пыльную, с выцветшими от времени буквами, да к тому же с ятями.

— Откуда? — удивился Мишель-Герхард фон Штольц.

— Оттуда, — просто ответила Светлана.

«Оттуда» — значит, уворованную из архива, где она работала архивариусом. Что было делом подсудным.

— Какая же ты у меня умница!

Хотя за подобные дела хвалить вроде бы не пристало. Папка была серая, картонная, из архивов бывшего охранного отделения, хоть и с новыми советскими штемпелями. На папке еще старым, с ятями шрифтом было напечатано: «ДЪЛО____».

В том месте, в рамочке, где должна помещаться фотография, была фотография какого-то господина в парадном полицейском мундире, при аксельбантах, орденах и всех знаках различия. Видно, иных, более пристойных его снимков, в гражданском платье, не сыскалось.

Внутрь папки были вложены листы, настуканные на пишущей машинке «Ундервуд».

ФАМИЛИЯ.............................Фирфанцев.

ИМЯ......................................Мишель.

ОТЧЕСТВО.............................Алексеевич

НАЦИОНАЛЬНОСТЬ.............Русский.

ВЕРОИСПОВЕДАНИЕ...........Православный.

ПРОИСХОЖДЕНИЕ...............Дворянин...

«ДЪЛО» было личным делом Фирфанцева.

Оп-пачки!.. Вот тебе и бывший царский жандарм!

В листке особых отметок указывалось, что товарищ Фирфанцев состоял до семнадцатого года на службе в царской уголовной полиции в должности следователя, но что политическим сыском себя не запятнал.

Следующим был заполненный от руки типовой бланк — «УЧЕТНЫЙ ЛИСТ». Судя по качеству бумаги и шрифтам, более позднего происхождения.

Фамилия...

Имя...

Год рождения...

Ниже графа:

ОСНОВАНИЕ ДЛЯ ВЕРБОВКИ_______куда

Куда чернилами, от руки вписано: рекомендация лица, проводившего вербовку.

МОТИВЫ ДЛЯ СОТРУДНИЧЕСТВА

И снова чернилами: личные идейные соображения. Карьерные, денежные и иные мотивы, в том числе принуждение, исключаются как малодейственные.

ПОМЕТКИ ВЕРБОВЩИКА

Представляет собой вполне неординарную личность с ярко выраженными понятиями о долге, чести и патриотизме, с высоким уровнем интеллекта и хорошими аналитическими способностями.

А кто ж его умудрился завербовать?

Ага — вот...

Графа — ЛИЦО, ПРОВОДИВШЕЕ ВЕРБОВКУ__________________:

Дзержинский Феликс Эдмундович.

ДОЛЖНОСТЬ________: Председатель ВЧК

Кто-кто?.. Ого!.. Выходит, сам Железный Феликс привел господина Фирфанцева в ряды чекистов! Как же он сумел?

Что там дальше?

Приложение 1. Расписка работника, проводившего вербовку, о персональной ответственности прилагается.

И где она?.. Нет ее.

А другая, Фирфанцева — о том, что он поставлен в известность о необходимости сохранения тайны его встречи с Дзержинским, — имеется.

Следом идет характеристика.

Ну все как теперь. Кроме содержания:

«...Товарищ Фирфанцев являет собой типичный образчик дворянского пережитка, начисто лишенный пролетарского чутья и классовой сознательности...»

Как они его приложили...

И тут же пришпилена служебная записка некоего товарища Варенникова на имя Председателя ВЧК.

«Довожу до вашего сведения о вскрытых мною происках контрреволюционных элементов, втесавшихся в ряды чекистов».

Ну и формулировочки... Как видно, не так уж благополучно складывалась карьера у бывшего жандарма.

«Товарищ Фирфанцев, будучи по происхождению своему дворянином, служившим царизму в охранном отделении, по всему является ярым врагом Советской власти, скрытым контрреволюционером и саботажником!..»

Во как!..

«Товарищ Фирфанцев замечен в сочувствии белогвардейским элементам, высказывался против применяемой к контрикам, буржуям и иным врагам Советской власти высшей меры социального воздействия, как единственно возможной и справедливой, одновременно высказываясь в пользу царского судопроизводства с их продажными судьями и присяжными... Кичится своими знаниями, которые обрел, жируя на хребте угнетенных классов, кои кровью и потом добывали ему его буржуйское благополучие!»

И вывод:

«Таких, как Фирфанцев, надобно предавать суровому пролетарскому суду и немедля пускать в распыл как сознательно затесавшихся в революционные ряды скрытых контрреволюционеров, осветив под ним надпись: „контра“!»

Круто!..

И поверх рапорта собственноручная резолюция Дзержинского:

«Глупость, граничащая с контрреволюцией!»

И тут же, отдельным листом, пространный комментарий. «Фирфанцев, конечно, не пролетарий, и было бы смешно требовать с него революционной сознательности и идейной беспощадности к врагам революции. Но то и хорошо, что он не пролетарий! Довольно с нас выскочек, что, кичась своим происхождением, не способны к сколько-нибудь вдумчивой работе, научившись лишь размахивать маузером да мандатом ВЧК. Люди, готовые стрелять во всех без разбора, у нас имеются в достатке, где бы взять иных, что умеют думать, прежде чем пальбу учинять?..»

Выгораживает Железный Феликс завербованного им агента. Ну-ка, что там дальше?

«Бесспорно, нельзя в работе ВЧК опираться исключительно на буржуазный элемент, не понимающий самой сути революции. Но тем не менее привлечение подобного рода кадров из дворян, в том числе бывших чинов полиции, не запятнавших себя политическим сыском, должно всячески приветствоваться Советской властью как в центре, так и на местах, дабы, используя их опыт, создать костяк будущей службы советской разведки и контрразведки, способных противостоять контрреволюционным вылазкам иностранных служб, белой реакционной эмиграции и прочей сволочи».

И резолюция:

"Товарищу Ягоде!

Зачислить тов. Фирфанцева в штат ВЧК, особым списком, рассмотрев возможность использования его в оперативной работе. В настоящий момент считаю целесообразным, привлекая его к разовым операциям, главным образом сосредоточиться на поиске драгоценностей дома Романовых, пропавших в четырнадцатом году при их отправке в Москву. В интересах дела лучше оставить Фирфанцева числящимся за комиссией Горького, не раскрывая его сотрудничества с органами ВЧК.

Ф. Э. Дзержинский".

И как апофеоз неказистая бумажка:

«Присвоить товарищу Фирфанцеву оперативный псевдоним „Гимназист“, выделить людей для связи, проинструктировав их относительно соблюдения строжайшей рев. дисциплины и конспирации, предупредив об ответственности вплоть до высшей меры».

А вот и их расписки...

Выходит, Фирфанцев нужен был чекистам в первую очередь для поиска утраченных царских сокровищ! Но как они узнали, что он более других приблизился к разгадке их исчезновения?

Мишель-Герхард фон Штольц перерыл папку и нашел что искал — показания Фирфанцева, данные им следователю ВЧК Маркову, относительно проводимого им при царе-батюшке и после по поручению Временного правительства расследования.

В тексте были жирными чернильными линиями отчеркнуты фразы, где Фирфанцев приводил стоимость пропавших сокровищ — миллиард золотых рублей.

А на полях начертано:

«Разобраться! И доложить!»

Очень знакомый почерк...

Ну да, тот самый, что перечеркивал резолюциями служебные записки. Почерк Председателя ВЧК Дзержинского!

И этот клюнул на сокровища. Как и все прочие, бывшие до него... Но, в отличие от прочих, он на слово царских следователей не полагался, начертав: «Разобраться! И доложить!»

Разобрались.

И доложили.

Вот список оценочной комиссии — дюжины собранных по Москве известных ювелиров, которых под конвоем приволокли в ЧК для оценки стоимости принадлежавших последнему русскому царю драгоценностей. А вот — итог их не за совесть, а за страх работы: перечень изделий, которые, по их мнению, могли находиться в тех злополучных восьми ящиках, что прибыли из Санкт-Петербурга в Москву.

И это уже не абстрактный миллиард, это вполне конкретные изделия, путь которых можно проследить!..

— Я молодец? — игриво спросила Светлана, заметив, как повеселел ее любимый.

— Ты не просто молодец — ты чудо! — сказал Мишель-Герхард фон Штольц, — Чудушко мое!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать