Жанр: Фэнтези » Константин Мзареулов » Демоны Грааля (страница 21)


V

— Страх надежнее любви, — провозгласил маркиз. — Любимые могут изменить. Любящие могут полюбить другого. И лишь тот, кто напуган до глубины души, будет бояться вечно.

Небрежным движением Кул прикоснулся к опустевшему бокалу. Дождавшись, когда вместительная хрустальная емкость наполнится до краев, резким жестом отослал официанта и отпил почти четверть. Лутарское красное урожая двести пятьдесят пятого года в самом деле было восхитительно.

Продолжая беседу, царь добродушно возразил:

— Надежность страха непристойно преувеличена. Напуганное стадо покорно и молчаливо, но со временем страх переходит в ненависть, а мне это ни к чему. Идеал — когда народ слегка побаивается обожаемого вождя. Такая власть действительно держится долго — до смерти правителя. В моем случае подобный срок равнозначен вечности.

Маркиз Лоренцо не стал спорить, но задумался над словами недавно обретенного кумира. Он сам нашел Кула, когда тот, навестив это Отражение, зачастил в магазин «Черная Истина». Кул брал здесь напрокат диски с видеофильмами о вампирах и покупал кое-что по мелочи.

Однажды он облюбовал старинный, но в неважном состоянии кинжал с выщербленной костяной рукояткой, которую обвивала серебристая змейка. Сначала царя развеселила именно змея, довольно жалкая, с единственным глазом из крохотного рубинчика и пустой второй глазницей. Потом Кул почувствовал исходившую от кинжала слабую магию. Несомненно, эта вещь была теневой копией по-настоящему могущественного инструмента, созданного основателями одного из Великих Королевств.

Не менее ценным приобретением оказалась и «Колесница демонов» — увесистый фолиант, написанный тринадцатью цветами желчи и крови драконов на прочнейших листах, сделанных из выбеленных Трифоновых пузырей. Обложка книги была изготовлена из твердых как сталь спинных пластин чешуйчатой шкуры гигантского морского зверя. В цивилизованных Отражениях не оставалось ни одного экземпляра «Колесницы», изданной еще в первом Авалоне тиражом в семь комплектов. Кул сразу понял, что видит оригинал третьего тома и, не торгуясь, отсыпал хозяину магазина горстку золотых монет. Деньги — всего лишь деньги, зато теперь в библиотеке Нирваны будет шесть из десяти томов этого фундаментального труда.

На следующий день к нему в отель явился раздосадованный маркиз и долго умолял уступить инкунабулу. Между делом выяснилось, что Лоренцо увлекается черной магией и является большим поклонником темных сил, а местный двойник Кула — его давний идол. Шутки ради нирванский царь продемонстрировал аристократу свои клыки, а заодно обмолвился, что Дьявол доводится ему родным сыном. С той минуты Лоренцо стал горячим адептом Кула и загорелся навязчивой идеей — сделать его повелителем Отражения…

— Не выйдет, сынок, — сказал Кул, которого эта Тень ни капли не интересовала. — Меня здесь не любят.

— Пусть вас не беспокоят такие мелочи! — вскричал маркиз. — Вы известны каждому. Вы — легенда!

Его энтузиазм выглядел уморительно. Не без труда сдерживая смех, Кул напомнил:

— Известность у меня весьма своеобразная.

— Главное, чтобы имя часто повторяли, — принялся втолковывать Лоренцо. — И совершенно не важно, со знаком плюс или минус. Если есть имя, все остальное — дело техники. Организуем статьи в газетах, передачи на телевидении, сайты в Интернете. Потом известные журналисты состряпают биографическую книгу с пикантными подробностями, крупный писатель слепит роман, историки выпустят монографию, по экранам пройдет блокбастер, по мотивам которого последует мыльная опера… И вот уже миллионные толпы вопят на площадях, требуя выдвинуть вас на ближайших выборах.

В прежние времена не составило бы труда избавиться от зануды. Клинок под ребро или клык в артерию — вот и нет проблемы. Цивилизация усложнила процесс, лишив убийство благородного содержания. Теперь тот же результат достигался окольными путями.

— Вы убедили меня, — сурово изрек Кул. — Начинайте работать. Встретимся через декаду.

Кинув официанту крупную купюру, Кул небрежным жестом отверг попытку отсчитать сдачу. Он поднялся в «люкс» на предпоследнем этаже отеля, сложил в чемодан покупки и без сожаления расстался с бездарным Отражением.


Давным-давно, когда в Эльсинор вторглась армия Хаоса, у них не было возможности эвакуировать некоторые особо ценные реликвии. Отступая, Гамлет и Кул окружили непроницаемыми щитами чар обширный кусок этажа, где оставалась часть библиотеки, а также магические амулеты и древнее оружие гарпий. Вернувшись через столетия, царь Нирваны снял чары с хранилища. Коллекции были частично оставлены на месте, но самые необходимые книги Кул переправил в Нирвану.

Сюда же принес он последние приобретения — том «Колесницы демонов» и кинжал. Книга заняла на полке положенное место между вторым и четвертым томами, а над клинком царь надолго задумался, пытаясь вспомнить, где и что он слышал о подобных изделиях.

Здесь, в библиотеке, его и застали наследники. Когда вошли сыновья, Кул просматривал свиток, покрытый неровными строчками иероглифов.

— Привет, — сказал Фауст. — Изучаешь трактат о Древнем ирванском оружии?

— Как видишь, — Кул указал пальцем на угол стола, где лежал в ящичке нож с одноглазой змейкой на рукояти. — Что скажете об этой безделушке?

Братья с интересом осмотрели покупку, после чего осторожно пощупали руками и колдовством.

— Старая вещь, даже старинная, — сказал Вервольф. —

Ритуального назначения. В бою от такой игрушки пользы немного.

Мефисто добавил:

— Явное отражение чего-то очень древнего и мощного.

— Причем прототип еще цел и функционирует, — задумчиво проговорил Фауст. — Иначе его Мощь перераспределилась бы между теневыми копиями.

Отец фыркнул: мол, все это я и без вас понимаю. Ничего похожего в старых книгах не описывалось, и сей факт тревожил Кула сильнее всего. К общему удивлению, дельный совет дал младшенький, Верви, предложивший осведомиться у гномов Нибельхейма.

— Хорошо придумал, — одобрительно заметил Фауст. — Эти ребята про старинные железяки знают почти все… Хотя кинжал явно не железный.

— Серебряный, — кивнул отец. — Булатное серебро — его только в Хаосе умели ковать, специально для убиения Повелителей Теней. Композитный сплав прочности необычайной. Пробивает броню, как сталь, а на демонов действует, как чистое серебро. Сейчас об этом материале никто и не помнит. Так Что гномики наверняка ничего не расскажут.

Фауст вызвался обследовать кинжал в лаборатории. Он предполагал провести серию анализов химического состава и применить оригинальную систему магического зондажа. Смертоносный для демонов булат интересовал его и сам по себе, но куда важнее было установить историю предмета. Сверхдревнее изделие, сумевшее не утратить колдовство на протяжении бесчисленного множества эпох, могло быть теневой копией чего-то невероятно могучего, а такие анахронизмы весьма полезны в хозяйстве… Тем временем Мефисто бережно перелистывал привезенную отцом инкунабулу, изредка ухая, когда встречал новые для себя главы.

— Как съездил, папа? — спросил Вервольф.

— В общем, неплохо отдохнул. — Царь легонько поморщился. — Меня там один поклонник достал высокоучеными вопросами. Дескать, сколько времени вампир способен продержаться под солнечным светом? Или — какой изотоп серебра наиболее смертелен?

Все четверо расхохотались. Такие вопросы издревле занимали недалеких схоластов, не понимавших, что вампир вампиру рознь. С серебром тоже следовало быть осторожнее — Фауст как-то исследовал эту проблему, доказав, что опаснее всего ионы серебра, независимо от изотопного числа…

Их милый мальчишник нарушила Геката, заговорившая из висевшего на стене портрета. Царица свирепо напомнила, что в трапезной накрыт стол и что холодные закуски вот-вот станут теплыми, а горячие блюда, наоборот, остынут. Поручив демону-архивариусу поискать в книгах упоминания о магических кинжалах, Кул первым двинулся к выходу.


За обедом, конечно, не прекращалось обсуждение дел, от которых Гретхен заскучала и не осталась на чай с тортом. Отговорилась: мол, не хочет злоупотреблять мучным. Фауст поморщился, но остальные как ни в чем не бывало продолжили разговор. За время отсутствия родителей в их семье изредка появлялись подружки, но проходили месяцы или десятилетия, и девицы исчезали, порой даже не успев состариться. Братья не сомневались, что и увлечение доброго доктора окажется не вечным.

Застольная беседа вертелась вокруг анклавов, которые пока не подчинились царской власти. В некоторых вовсе не знали о существовании Нирваны, до других нирванцы просто не успели добраться. Сложнее было с Замком Четырех Миров, владельцы которого не желали вести себя прилично.

— Далт нас предал, — рубанул с плеча Вервольф. — Засел в замке со своим отрядом…

— Остатками отряда, — хохотнул Фау.

— Не важно. Он угрожает нам и должен умереть.

— Почему вы такие кровожадные? — печально осведомился Кул. — Все время придумываете, кого бы еще прикончить.

— Наверное, дурная наследственность, — засмеялся Вервольф. — Гены вампирических предков делают нас жадными до крови.

Пристально посмотрев на жену, Кул пожал плечами и буркнул:

— Да уж, мамаша у вас любит кровушку пустить…

— Ты на что намекаешь, старый развратник? — осведомилась Геката, сделав страшные глаза.

Сыновья хихикали и не могли нарадоваться: вся семья в сборе и, как в прежние времена, развлекается, изображая океан свирепости. Мефисто так и высказался: мол, наша патриархальность обеспечила крепкий тыл, какого не видать амберской династии. Ее рано или поздно погубит застарелая взаимная неприязнь.

— Типичные провинциальные политики, — согласился Фауст. — Сидят в своих деревнях, забавляются интригами да кровосмешением и ничего не видят дальше околицы. — Он сокрушенно покачал головой. — Знаете, мне их даже жалко. Амбериты пробуждаются от спячки лишь в дни, когда опасность подступает к порогу.

— Слишком долго правил их отец. Вот нынешнее поколение и не обзавелось чувством ответственности, — сказал Кул. — Теперь Оберона уже нет, а его дети так и не стали самостоятельными.

Верви вздохнул:

— Гримаса судьбы — нам помогло наше несчастье. Временно потеряв родителей, мы перенесли слишком много испытаний. Тысячелетие такой жизни закаляет… — Младший брат подмигнул Фаусту. — Помню, каким ты был рафинированным интеллектуалом — мечтал отсидеться в башне из хрусталя и слоновой кости, занимаясь абстрактной наукой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать