Жанр: Фэнтези » Константин Мзареулов » Демоны Грааля (страница 22)


— Да и ты, прямо скажем, не сразу сделался воином без страха и колебаний.. — напомнил старший брат. — Кстати, Фау, где твоя башня?

Фауст отмахнулся:

— Боюсь, она осталась только в легендах и поговорках периферийных Отражений… Так же, как твоя сентиментальность. — Он захихикал. — Сентиментальный Мефисто — сейчас такое даже представить трудно!

Резко встав, Кул закурил сигару. Прохаживаясь мимо окон, царь выдыхал дым, и голубые струйки плыли, завиваясь причудливыми кольцами.

— Я побывал в продвинутом Отражении, — сообщил он. — Посмотрел фильмы о себе и расстроился. Как же они нас ненавидят! Зачем понадобилось выдумывать обо мне столько лжи?

Меф засмеялся:

— Знал бы ты, сколько глупостей придумали про меня и Фау!

— О себе я и вовсе помалкиваю, — поддакнул Вервольф.

Отец криво усмехнулся и вызвал прислугу, велев убрать со стола. Потом мотнул головой, приглашая домочадцев следовать за ним. Он быстрым шагом проследовал по коридорам и лестницам, на ходу стряхивая пепел в расставленные вдоль стен урны. Забег финишировал в Большом Зале Метафор, на предпоследнем этаже Дельфийского минарета.


Зеркала развлекались. Плоские окна магических кристаллов показывали всякую белиберду.

… Жуки в бронзовых мантиях рубят алебардами обнаженных по пояс, вооруженных ятаганами минотавров в клетчатых штанах…

… По полю стадиона носятся футболисты в доспехах и шлемах с решетчатыми забралами. Трибуны вопят, захлебываясь восторгом. И у зрителей, и у игроков по три пары конечностей…

… Мужчины и женщины не вполне человеческого облика пробираются мрачными переходами. Бесчисленные ловушки убивают их одного за другим. Достигнув промежуточного финиша, оставшаяся в живых пара неторопливо раздевается, обнажая весьма неприятные на вид анатомические детали…

… Крепость в пустыне постепенно разрушается по причине древности. Вокруг белеют чьи-то скелеты, на флагштоке висит обветшавший лоскут знамени…

— А вот это уже интересно, — неожиданно обрадовалась Геката.

Мужчины дружно посмотрели на зеркало, к которому подбежала Королева Ведьм. Это была Метафора в самом чистом и отвратительном виде — из числа тех пророчеств, смысл которых начинаешь постигать после того, как предсказанное событие давно произошло и ничего изменить уже нельзя, да и не нужно.

В зеркале клубился туман, сквозь который Фауст разглядел дорогу. Вдоль дороги брела царская семья Нирваны, а с ними еще какие-то персоны — вроде бы знакомые особи из Амбера и Хаоса. По сторонам дороги бесновались фигурки демонов — Мефисто рассказывал, что именно с такими сражался он в компании Дары и Корвина.

На всякий случай Фауст запечатлел эту сцену при помощи неразлучной фотокамеры. Когда карточка проявилась, изображение в зеркале погасло. Кул разочарованно сказал:

— Обычная пакость этого заведения. Отец-покойник говорил, что большинство здешних предсказаний можно интерпретировать одной фразой: «Вам предстоит пройти долгий путь и перенести немало испытаний, после чего будет достигнута некая цель, не обязательно отвечающая вашим интересам».

У сыновей стаж общения с зеркалами был, конечно, поменьше, но впечатление сложилось примерно такое же. Отшлифованные первыми гарпиями кристаллы Эльсинора предсказывали будущее чересчур общими формулами. Чтобы получить точный ответ, нужно было задать очень конкретный вопрос, но искусство это растаяло в бездне тысячелетий.

Однако нирванцы не впервые сталкивались с каверзами Судьбы, накопили кое-какой опыт. Препятствия существовали всегда, и предназначение их было известно: препятствия следовало преодолевать всеми доступными и недоступными способами. Если зеркала выдали приблизительные сведения — значит, придется уточнять информацию другими средствами.

Равнодушно отвернувшись от уснувших зеркал, Геката достала Колоду и сказала мужчинам:

— Давайте свои.

Перетасовав пять наборов Козырей, она небрежно раскидала по столу чертову дюжину прямоугольничков магического картона. Затем закрыла глаза, снова перетасовала Колоду и стала выкладывать Карты, не глядя. Казалось, Геката действует вопреки всем правилам, добиваясь полной случайности выпадающих комбинаций. Взяв очередной Козырь, царица помахала им, но вдруг решительно вложила в середину Колоды, сказав:

— Полагаю, этого достаточно.

Меф, немногим хуже матери разбиравший козырные пасьянсы, перевернул несколько Карт лицевой стороной кверху. Взорам предстала занятная стопка: снизу — Мерлин, поверх него — Далт и Ринальдо, а на самом верху лежал бубновый король с лицом Кула.

— Мне нравится такой расклад, — сказал царь и тоже потянулся к Картам.

Он раскрыл наугад несколько картинок: бубновые шестерки и семерки покрывали трефовую и пиковую мелочь, причем в числе последних оказались Козыри с пейзажами Ганеша и Беохока. Зрители дружно похмыкали. Пророчество допускало неоднозначность толкований, но смысл был понятен: Нирвана должна перешагнуть через варварские мирки. Либо вовсе их уничтожить.

Не перетасовав Колоду, Кул расслабился, мысленно воззвав к Судьбе. Он больше не был материальным существом, но слился разумом и волей с непостижимой вселенной, которая пульсировала в глубине Золотых Спиралей. Руки сами извлекали и расшвыривали по столу Карты.

— И что сие означает? — услышал он чей-то — кажется, Фауста — озадаченный голос.

Приоткрыв один глаз, Кул обнаружил, что Козыри лежат аккуратным кругом, точно звездочки на флаге НАТО. Портретов оказалось немного: Мефисто, Фиона,

Джулия, Мандор, Мерлин. Остальные Карты оказались мелочью — двойки, тройки и четверки разных мастей. В центре же этого круга расположились семь джокеров — Карты, которые отродясь считались совершенно ненужными, а потому их включали в Колоды просто для того, чтобы не нарушать традицию.

Семья была удивлена таким раскладом. Все напряженно разглядывали диковинную фигуру, пытаясь постичь смысл предначертания, когда зал минарета наполнился неожиданными звуками.

Одно из зеркал, до сих пор показывавшее лишь обрывки зоофильных оргий, внезапно заморгало и, как перегруженный трансформатор, издавало странный гул. Затем погасли остальные зеркала, а гудящее выдало нечеткую картинку: пятиглавое и четырехрукое существо шагало по изображениям двух других Великих Королевств. Самое смешное, что у голов были знакомые лица Гекаты, Кула и их сыновей. В руках же монстр держал кинжал, чашу, копье и… Камень Правосудия.

Изображение было немного карикатурным — как в мультфильме среднего качества. Тем не менее нирванцы легко узнали самих себя и рубиновый Глаз Змеи. Нетрудно было узнать и контуры Ганеша, по которому одна из рук ударила копьем, после чего город демонов рассыпался, словно был построен из песчинок. Картинка исчезла внезапно, как и появилась. Первым, в порядке старшинства, высказался отец:

— Копье, очевидно, то самое. Чаша — безусловно, Грааль. А вот кинжал…

— Думаешь, тот, копию которого ты привез? — угадала его мысль Геката.

— С ножичком разберемся, — заверил родителей Фауст. — Но тут опять повторяется сюжет с разрушением Ганеша.

— Если вышестоящие силы полагают, что без этого не обойтись… — Мефисто сардонически усмехнулся. — Ганеш будет разрушен.

— Неужели только Ганеш преграждает нам дорогу? — Фауст не слишком верил в столь примитивную версию. — Или тут что-то другое? Может, таким образом открывается ход к Копью?

Мефисто возразил брату, напомнив, что к Ганешу их семья подойдет, уже вооруженная всесокрушающим атрибутом. Более того, Ганеш будет разрушен именно Копьем Скорби. Вервольф был полон оптимизма и сказал пренебрежительно:

— Одно утешает — все магические штучки оказались у нас. Значит, именно мы найдем Копье и Чашу.

— Вовсе не обязательно. — Отец покачал головой. — Может, найдут амбериты или хаосийцы, а мы у них отнимем.

Геката проговорила озабоченно:

— До сих пор мы пытались решить проблему кавалерийским наскоком, но конница наша увязла в болотах. Туг нужна другая тактика. Надо хотя бы знать, что мы ищем.

Продолжая размышлять над проблемой уничтожения Ганеша, Фауст склонялся к выводу, что Судьба свела над этим Отражением несчастливые звезды. Он задумчиво произнес:

— Может быть, проход открывается в метафорическом смысле? Надо понимать так: пока не сокрушим Ганеш, не сможем продвинуться к цели.

— Да, действительно, — согласился Кул. — Ганеш остается едва ли не самой серьезной военной силой помимо Великих Королевств.

— Неохота мне бить Лунных Всадников своими силами, — признался Верви. — Ганеш надо уничтожить чужими руками, как решили в прошлый раз. Заодно и дорогих соседей пощиплем.

Вспомнив недавнее путешествие в Беохок, Фауст засмеялся, сказав:

— Кое-кто уже делает кое-что в этом направлении.

Из всей семьи о результатах его разведки знал только Мефисто. Впрочем, старший брат поначалу решил, что Фау имеет в виду интриги, которые начал плести сам Меф. Прозванный Дьяволом герцог давно задумал столкнуть лбами конкурентов, а потому ответил с удовлетворением:

— Давно пора. А то первую партию мы отыграли успешно, но неправильно. Мы воевали сами и не смогли толком стравить Амбер с Хаосом.

Кул буркнул:

— Это был вынужденный сценарий. Никакая схватка врагов не вернула бы наших Отражений. Теперь станем действовать тоньше.

— Не то плохо, что мы воевали сами, — вздохнула Геката. — Плохо, что не смогли расчистить доску от лишних фигур.

— Ты говоришь о Люке и Далте? — догадался Вервольф.

— Не только. Есть еще несколько персонажей, от которых стоило бы избавиться.

— Я думаю, Великие Королевства должны лишиться некоторых владений, — предположил Мефисто. — Если мы сыграем правильно, Хаос потеряет Хеллимбоу, Амберу же придется распрощаться с Серпентином.

— Эти две Тени соприкасаются границами с Ганешем и Беохоком, — вспомнив карту Отражений, заметил Фауст.

Старший брат кивнул:

— Вот именно! Если они отойдут к нам. это будет доброе шило в задницу обоих королевств. В отличие от наследников, родители не проявили излишнего энтузиазма по поводу этого плана. Кул заметил, оглаживая бороду:

— Мы сможем выстоять и победить, если правильно сыграем на шатком балансе глобальных сил. Я говорю не только о Великих Королевствах, но и о Центрах Мощи, равно как и об их Олицетворениях. Вам надо понять, что Амбер, сеть его Лабиринтов и сама Единорог — это три разных явления, которые отнюдь не всегда действуют согласованно. В меньшей степени это относится и к триаде Хаос — Логрус — Змея. Кроме того, нам известны другие сильные феномены, коими тоже следует попользоваться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать