Жанр: Фэнтези » Константин Мзареулов » Демоны Грааля (страница 26)


Вампиры, однако, не дрогнули. Это племя обладало природной устойчивостью к ранам, смерти же они не боялись в принципе. Несколько мхуту опустились на карачки в пяти шагах от хвоста страшного зверя, а другие разбегались и, отталкиваясь от этого живого трамплина, запрыгивали на спину монстра. Одному удалось загнать копье под лопатку хищной твари, другой воткнул наконечник и четверть древка точно в загривок, а еще двое рубили зверя мечами и даже отсекли ухо.

Убить гиеновидного великана таким образом, конечно, не удалось — важные органы этих отродий прятались глубоко внутри, под широченными и очень толстыми костяными пластинами ребер и лопаток. Тем не менее кошка получила весьма болезненные царапины и была озлоблена.

Расшвыряв нахальных наездников одним движением плеч, зверь заревел, обещая обидчикам медленную и мучительную гибель. Стадион замер, предвкушая сцену кровавой расправы.

Однако распорядители решили, что предварительная часть шоу благополучно завершена. Внезапно, сопровождаемый вспышками молний, торжественной музыкой и клубами дыма, в центр арены козырнулся тореро. Кацинд был высок, строен и прекрасно сложен. Рельефная мускулатура играла на теле, прикрытом лишь полосатой набедренной повязкой. Из собачьей пасти демона весело выглядывал, то и дело раздваиваясь, темно-красный язык.

Из сжатых в кулак пальцев тореро вырвалась гибкая струя желтого пламени, и этот бич хлестнул зверя по ляжке. Забыв про вампиров, гиеновидная кошка бросилась на нового обидчика. Кацинд легко уклонился от стремительной, но неуклюжей туши и вдобавок шлепнул по загривку промчавшуюся мимо тваръ.

Под шквал аплодисментов он играл с могучим зверем, подразнивая огненным кнутом и ускользая от атак. Вдоволь потешив публику, Кацинд превратил плеть в тонкую твердую струю пламени и одним ударом уложил гиеновидную кошку, поразив точно в сердце.

— Какой шикарный мальчик, хоть сейчас при всех отдамся…-простонала Дара. — Муакос, распорядись — пусть он подойдет.

— Уймись, кошка подзаборная, — холодно посоветовал Мандор.

А тореро уже поднимался по ступенькам, раскланиваясь и посылая воздушные поцелуи безумно вопящим поклонницам. Дара ждала его, нетерпеливо переступая ножками и многообещающе улыбаясь.

Кацинд приблизился на пять шагов, отвесил поклоны направо и налево, а затем в его руке снова сверкнула плеть. Огненный кнут обрушился на королевскую ложу.


Время замедляет свое течение. Мерлин видит, как извилистая струя пламени надвигается, захлестывая всю ложу. Убийца опытен — от такого удара не уйдет никто.

Первый приступ растерянности проходит почти мгновенно. На запястье шевелится Фракир, но ей не под силу отразить поток сжигающих субстанций. Приходит решение: «Убрать огонь, скрутить киллера» — и Мерлин лихорадочно перебирает заклинания в поисках подходящих чар.

Что-то происходит почти без его участия. Смертоносное пламя отражено в зенит, а Фракир сжимает горло Кацинда. Киллер-тореро хрипит, задыхаясь, и теряет сознание, огонь в его руке гаснет. Король догадывается, что спасен спайкардами — оба сработали одновременно, отбив неожиданную атаку.

Зрители начинают понимать, что присутствуют при непредусмотренном событии. У жителей Хаоса немалый опыт — за последнее время они видели множество подобных случайностей, так что ясно: кто-то вознамерился одним махом вычеркнуть из истории всю королевскую семью.

Мерлин приказывает страже козырнуть бесчувственного Кацинда в темницы Путей Всевидящих. Затем превращает спайкард правой руки в авторучку и пишет громадными буквами в небе над стадионом: «Покушение не увенчалось успехом. Августейшая семья не пострадала. Преступник убит».

По трибунам катится гул. Кто-то обрадован этим известием, хотя наверняка найдутся и огорченные. Мерлин пишет следующее сообщение: «Милостью короля гладиаторам-вампирам дарована свобода».

Повернувшись к еще не опомнившимся от шока родственникам, он говорит. Это звучит как приказ:

— Мама и Мандор — немедленно ко мне. Придется серьезно поговорить.


Над карликовыми джунглями бушевала карликовая гроза. Тучи, плававшие по саду и террасе на уровне плеч, бурлили миниатюрными молниями. Поморщившись, Мерлин отодвинул грозовой фронт подальше от кабинета, так что писк грома стал еле слышным. Наливая себе виски, король отметил, что рука слегка дрожит.

— Ты хорошо придумал, — одобрительно заметил Мандор. — Пусть организаторы покушения думают, что Кацинд мертв и не сможет их выдать.

— Он должен назвать всех! — звенящим от ненависти голосом отчеканила Дара. — Я лично выбью из него признания…

— Этим займется Мандор, — возразил король. — И другие специалисты из Путей Всевидящих.

Возмутившись, Дара осведомилась вызывающим тоном:

— Кто-то сомневается в моих способностях?

— Мы сомневаемся в твоей беспристрастности, — просветил ее Мандор. — Совсем недавно кое-кто из присутствующих сгорал от вожделения, глядя на Кацинда.

Он процитировал фразу, вычитанную в какой-то книжке: «Женщинам тоже следовало бы думать тем местом, которое на плечах, а не тем, которое между ногами». Вспылив, Дара напомнила, чтобы они не забывали, с кем говорят.

Устав от их пререканий, Мерлин несколько раз сильно хлопнул ладонью по жемчужной столешнице. Получилось громко. Родичи, правильно поняв тонкий намек, обиженно притихли.

— Результаты следствия мне известны заранее, — сообщил Мерлин, — Убийцу подослала оппозиция. Пути, стараниями Мефа проигравшие

финал королевской гонки.

— Не будь таким наивным, — фыркнула Дара. — Тут приложила свою бархатную ручку главная ведьма Нирваны. Геката обещала расправиться со мной и не забыла о мести.

Мандор заверил, что Кацинд под пытками выложит все. Даже то, чего не знает.

— Возможно, — сказал Мерлин. — Но сейчас разговор о другом. Если вы обратили внимание, нас спасли мои спайкарды.

— У тебя их несколько? — насторожилась Дара. — Ты рассказывал про один, найденный в комнате Бранда.

— Так оно и было до недавнего времени. — Мерлин кивнул и, выдержав паузу, снова заговорил: — Незадолго до коронации я задремал, и во сне дядюшка Девлин дал мне еще один. А заодно сообщил, что на первый спайкард кое-кто наложил чары, чтобы подчинить меня своей власти.

Побледнев, Дара тихо спросила:

— Кто мог это сделать?

— Если верить моему сну… — король помедлил, пристально глядя на сводного брата, — это сделал Мандор.

Седой чародей подавился вином. Отставив кубок, он долго кашлял, прочищая глотку. Потом произнес, запинаясь:

— Мерль, ты в своем уме? Ты всерьез считаешь, что мне под силу переколдовать спайкард?

Об этом он как-то не подумал, а довод был резонный… Мерлин прикинул Мощь, таящуюся в каждом перстне, и сопоставил результат с известными ему способностями Мандора. Соотношение выходило не в пользу главы Дома Всевидящих.

Спайкард был черным ящиком, работавшим на основе совершенно непостижимых принципов. Если сравнить спайкард с новейшим «Макинтошем», на который инсталлирована собственная операционка с никому не ведомой шестидесятичетырехразрядной кодировкой, то Мандор выглядел чем-то вроде PC-XT с первыми версиями MS DOS.

— Да, тебе такую махину не взломать, — согласился король. — Меня пытались дезинформировать.

Снова вернулись вопросы, беспокоившие его не первый день. Кто подкинул оба спайкарда? И с какой целью? Ответа не было. Вернее, напрашивалось очень много ответов, но никто не мог бы подсказать, какой из них правильный. Мерлин вздохнул.

— Покажи мне спайкарды, — потребовал Мандор, протягивая руку.

Дураков нет, подумал король. Он показал перстни издали. Весьма недовольный его предусмотрительностью Мандор долго разглядывал амулеты, покручивая пальцами стальные шарики, служившие ему дополнительным логическим инструментом. Наконец произнес неуверенно:

— Вон тот, с синеватой звездочкой… У отца был похожий.

— У Суэйвилла был спайкард? — вскричала потрясенная Дара. — Я никогда об этом не слышала.

Мандор молча покачал седой головой и негромко проговорил:

— Я почти убежден, что Мерлю достался именно тот перстень. Отец нашел его в развалинах какой-то нирванской крепости. Потом был неудачный штурм Артаньяна, но в битве за Амбер спайкард защитил отца. Старик рассказывал, что лишь при помощи этой побрякушки сумел стать королем Хаоса… — Глава Дома умолк, погрузившись в размышления. — Однажды, еще до его болезни, я попросил отца научить меня обращению со спайкардом, но он ответил отказом. У него почему-то возникли подозрения, что спайкард зачарован. Видимо, отступая из своей крепости, Гамлет или Кул умышленно оставили перстень с заклятием, не позволяющим причинить зло нирванским владыкам. Именно поэтому отец не смог захватить Отражение Артаньян, а потом и вовсе забыл о существовании Нирваны… Догадавшись об этом, он спрятал спайкард подальше и никогда больше к нему не прикасался.

— Ты хочешь сказать, что Гамлет или Кул способны управлять магией Чешуек? — Дара запнулась. — Да, я могла бы в это поверить. Кул владеет Искусством, которое сильно отличается от нашего. Они молча переглянулись. В комнате стало непривычно тихо, и слышно было, как трубят крохотные слоники, отгоняя от водопоя карликовых ягуаров. Вдруг Мерлин воскликнул:

— Но ведь я нашел этот перстень в комнате Бранда… Каким образом спайкард отчима оказался в Амбере?

— Хороший вопрос… — Мандор задумался. — Отец говорил, что спайкард хранится в надежном месте, но подробностей не раскрывал. Потом, когда открылась пропажа, у него случилась большая разборка с князем Ларсусом. В общем, спайкард исчез в те дни, когда из темниц Драконьих Птенцов бежали Оберон и Бранд.

— Припоминаю, — Дара заерзала на стуле. — Был большой скандал. Перед тем Суэйвилл собирался жениться на Гавиале, средней дочери Ларсуса и Белинды. Помолвка была расторгнута, поскольку правящая семья нашего Двора не сохранила какую-то реликвию. И тогда Суэйвилл женился на мне.

Мерлин застонал, массируя виски. История запутывалась прямо на глазах. Вежливо посоветовав всем заткнуться, он налил себе полстакана бренди и прочистил мозги хорошим глотком. Потом включил музыку погромче. Под грохот «катящихся камней» мысли потекли размеренно, мозаичные обрывки разрозненных сведений встали на свои места. Словно старенькая программа speeddisk приводила в порядок файловую структуру.

— Кажется, начинаю кое-что понимать, — сообщил он наконец, немного убавив громкость динамиков. — Спайкард хранился во владениях Птенцов, а в камере тамошней темницы сидел Бранд. Так?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать