Жанр: Фэнтези » Константин Мзареулов » Демоны Грааля (страница 29)


— Но ведь ты говорил…

Люк перебил его, презрительно хихикнув:

— Мало ли кто и что говорил! Я не мог повздорить с ма из-за тебя. Знаешь, почему? Потому что я не отменял традицию. Угадай с трех раз — какой сегодня день на Земле?

— Сегодня вовсе не тридцатое мая, — запротестовал Мерлин. — Вроде бы сентябрь идет…

— Я прикончу тебя в назначенный день, но не в этом году, — с сожалением признал Люк. — Пока от тебя куда больше пользы в качестве заложника.

Дверь внезапно распахнулась, потому что в нее врезалась спина стоявшего снаружи охранника. Далтовский наемник вместе с дверью пролетел до середины комнаты и с грохотом рухнули на пустой столик, под которым немедленно обломились ножки. В зал неторопливо вошел Кул, помахивая окровавленным клинком. Нирванский царь походя перерезал глотку подвернувшемуся по пути солдату, а затем метнул нож, уложив еще одного охранника. Второй кинжал глубоко воткнулся в плечо Люка.

Раненый сын Бранда и Ясры упал среди поломанной мебели и, кажется, потерял сознание. На Кула навалились сразу трое наемников, но старик быстро расшвырял их расчлененные трупы.

Оставшийся в одиночестве Далт, выхватив меч, бросился на царя Нирваны. Сталь жалобно зазвенела, столкнувшись с магической сущностью Мементомори.

Сын Осквернительницы дрался отчаянно, плащом и клинком отражая выпады противника. Однако устоять против нирванца было ему не по силам. Такого искусства фехтования Мерлин не видел даже на показательных выступлениях, где участвовали лучшие мастера. Мементомори порхал с невероятной скоростью, находя бреши в обороне.

Спустя минуту Далт был ранен по меньшей мере трижды и заметно ослаб. Снова достав мечом его бок, Кул насмешливо предложил:

— Сегодня я добр, а потому оставляю тебе выбор. Могу просто отрубить голову, а могу развалить тебя от макушки до пупка.

— А до паха — слабо?

— Одним ударом не обойтись, — честно признался Кул.

После виртуозного выпада нирванца меч Далга улетел к стене, а лезвие Мементомори нацелилось в сердце туповатого повстанца. В этот момент за спиной Далта появилась козырная рамка, и Джулия буквально в последний момент утащила его, чем царь был страшно раздосадован.

— Кул, сзади! — предупредил Мерлин.

Люк, подкравшись со спины, плеснул из фляги. Кул едва успел увернуться от струи кислоты. На полу рядом с ним зашипела дымящаяся лужа. Нирванский царь грязно выругался, пообещав откопать трупы Ясры и Бранда, дабы учинить над ними все мыслимые надругательства. Оглушив двойника ударом кулака, он приставил меч к сердцу Люка, потом скользнул острием ниже и проткнул живот.

— Почему не убил? — с надеждой прохрипел Люк.

— Так ты будешь дольше мучиться.

— Пощади…

— Этот вопрос вообще не обсуждается, — тонко сострил Кул, деловито обыскивая раненого.

Обнаружив Колоду, он с удовлетворением хмыкнул, спрятал Карты в карман и рывком выдернул Мементомори из раны.

— Позови врача, — простонал Люк.

— В твоем положении куда полезнее гробовщик, — посмеиваясь, заметил царь. — Кстати, аудитория уже может покатываться с хохоту. Ау, Ринальдо, то есть Люк, тебе уже смешно или ты окончательно утратил чувство юмора? Все-таки лишь очень немногие способны оценить по-настоящему тонкую шутку. Боюсь, присутствующие к этому числу не относятся.

Продолжая хохмить в том же духе, он перерезал ремни, которыми дальние родственники связали Мерлина, и отправился бродить по залу, переворачивая пинками мебель. Найдя стакан, ополоснул его солидной порцией водки, потом наполнил до половины, вернулся к полубесчувственному Люку и нацедил в тот же стакан грамм сто крови из раны на плече. Когда Кул добавил в коктейль ложку молотого перца и, размешав, отпил, блаженно закатив глаза, у Мерлина вырвалось:

— У вас не самый приятный способ питания.

— Это полезно.

Король Хаоса закончил растирать запястья, онемевшие после пребывания в связанном состоянии. Оживающие нервы откликнулись болезненным покалыванием, но в общем самочувствие стало намного лучше. И Мерлин заметил, чтобы поддержать беседу:

— Я думал, вампиры пьют прямо из артерии.

— Мне совершенно ни к чему, чтобы он тоже стал вампиром, — укоризненно проурчал Дракула. — Ты, как я посмотрю, уже в норме?

Он сел за стол, небрежно смахнув чью-то оторванную руку.

— Спасибо, сэр, я — о'кей, — вежливо сказал Мерлин, соображая, как следует себя вести, беседуя со столь вовремя появившимся спасителем. — Признаюсь, не ждал, что вы станете мне помогать.

— Эх, коллега! — Кул отмахнулся. — Не преувеличивай степени моего альтруизма. К сожалению, ты мне нужен. Только ты имеешь ключ к некоторым очень важным тайнам.

— Какие именно тайны вас интересуют? — настороженно спросил Мерлин.

— Ну, к примеру, для чего вам вдруг понадобилось Копье Скорби? Имей в виду: от искренности твоего ответа зависит очень многое.

— Мы хотели использовать его, чтобы восстановить Логрус, — выдохнул Мерлин.

Он был абсолютно уверен, что сейчас Кул его прикончит. Однако нирванец был, похоже, ошеломлен.

— Копьем Скорби?! — вскричал пораженный Кул. — Кто посоветовал вам такую глупость?

— Сухей…

Сраженный этим ответом, нирванский царь некоторое время молчал, подозрительно поглядывая на короля Хаоса и беззвучно шевеля губами. Потом осторожно поинтересовался:

— Он что же, совсем из ума выжил?

— Немного есть, — признал Мерлин. — А вы считаете, что копье не годится для этой миссии? Продолжая хмуриться, Кул ответил:

— Разумеется, нет.

Не знаю, что годится, но не Копье Скорби — это уж точно.

Принесенное коварными родственниками копье лежало на стойке бара. Мерлин взял допотопное оружие затекшими пальцами и протянул Кулу. Осмотрев палку с наконечником и кисточками, нирванец презрительно констатировал:

— Дешевка. Никакой магии.

— Слабая, но есть, — уточнил Мерлин.

— У настоящего Копья Скорби не может быть слабой магии, — отрезал Кул.

— Может быть, экранирована каким-то колдовством?

— Экранирована? — Кул опять насупился, как бы пробуя на вкус незнакомое слово. — Ты хочешь сказать, его магия запрятана поглубже и не чувствуется, потому что наконечник окружен занавесью чар?

— Ну да. Примерно так.

— А ты, парень, шутник! — Царь расхохотался. — По-твоему, кто-то мог экранировать магию, распространяемую Копьем Скорби? Я уж не говорю про наконечник этой игрушки — явный клык дракона, но никак не обломок рога.

Ноги плохо слушались Мерлина. Держась за мебель, он подошел к телу Люка и мрачно сказал:

— Напрасно вы его убили.

— Между прочим, это двойник, — заметил Кул. — Оживленный кем-то призрак. Признайся — твоя была работа?

Мерлин кивнул. Словно почувствовав, что говорят о нем, Люк пошевелился и застонал.

— До чего живуч, скотина, — поразился нирванец. — Ну, может, и не судьба ему сегодня…

Кул завязал раненому глаза, оторвав лоскут черной ткани от фрака убитого метрдотеля. Предосторожность была не лишней — нирванцу не хотелось, чтобы пленник сбежал через Карту вслед за дядюшкой Далтом. Покончив с этим делом, Кул продолжил:

— А теперь, парень, поговорим о важных вещах. Нам пришлось немного покорябать ваш Узор…

— Я заметил.

— Ну, тем лучше. А то я переживал, что ты можешь быть не в курсе. — Царь зафыркал. — Но это в прошлом. А теперь приближаются настоящие неприятности.

Рассказу о войне, которую готовят Беохок и Ганеш, Мерлин поверил не до конца. То есть он и сам знал, что Ганеш забрасывает лазутчиков и баламутит рабов, но в то же время решил, что Кул сгущает краски — хочет ускорить конфликт, подтолкнув Хаос к нападению на варварские королевства. Нирванский повелитель понял его правильно, не обиделся, но посоветовал потолковать по душам с Рхандой.

— Она в курсе ваших планов? — вскинулся Мерлин. — Поздравляю — сумели внедрить своего агента в мое ближайшее окружение.

— Она не мой агент, — Кул засмеялся. — Пока… Поговори с ней не откладывая.

Чувствуя себя преданным со всех сторон, Мерлин достал Карту подружки. Когда Рханда козырнулась в разгромленное кафе, Кул принял экстремальный облик — с волчьей пастью и крыльями за спиной. Узнав его, вампиресса побледнела, упала на колени, прошептав:

— Повелитель…

— Встань, девочка, — мягко произнес царь. — Расскажи нам, что задумали заговорщики в Беохоке.

Она медленно поднялась и тихо сказала, глядя в пол:

— Фердинанд намекал, чтобы я заманила Мерля на открытие кинофестиваля. Сначала я делала, как меня просили, но потом заподозрила, что замышляется недоброе, и перестала помогать. А сама попыталась выведать их планы.

— Они собираются напасть на Хаос в союзе с Га-нешем? — осторожно спросил нирванец.

— Не совсем. Сначала они оккупируют Кунем и, кажется, Серпентин, чтобы создать буфер против Амбера. Потом всеми силами навалятся на Хаос. Следующей целью станет Нирвана — вас считают слишком сильными, а потому опасными.

— Умно расписано, — уважительно сказал царь. — Неужели Фернандо сам додумался?

— Нет, ваше величество. План войны разработали Далт и Ринальдо.

— Где Ринальдо? — встрепенулся Мерлин.

— Мотается между Беохоком и Ганешем… — Стремясь доказать свою лояльность, Рханда щедро делилась информацией. — С ним какая-то Найда, Ринальдо называет ее демоном-хранителем.

Кул широким жестом показал на Рханду, как бы спрашивая коллегу: «Что, убедился?» Сглотнув, потрясенный король спросил:

— Почему ты присоединилась к ним? Девушка ответила виноватым голосом:

— Таким, как я, слишком трудно жить в Хаосе. Ваши законы закрывают нам почти все пути для карьеры. И вообще, в Хаосе нет свободы, каждый шаг регламентирован идиотскими доисторическими законами, традициями, предрассудками. Я хотела, чтобы свежий ветер из Беохока продул застоявшийся воздух королевства.

— У этого свежего воздуха будет сильный запах навоза — из-за адских коней, в чьих седлах сидят Лунные Всадники, — сказал Кул. — Девочка, тебе придется сыграть на нашей стороне.

Она откликнулась как сомнамбула:

— Я готова, повелитель.

— Мы должны знать все детали. Помоги внедрить нашего человека,

— Пусть завербуется в спецназ, — посоветовала Рханда. — Там охотно берут Повелителей Теней.

— Это будет мой сын Вервольф. Он представится колдуном из далекого Отражения. — Кул махнул рукой. — Я свяжусь с тобой, и мы обговорим детали. А теперь иди. У нас с Мерлем намечается серьезный разговор.

— Но я — подруга его величества…

— Не спорь, девочка, — строго сказал Кул. — Это будет разговор двух монархов, А ты — пока не королева. И, быть может, не скоро ею станешь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать