Жанр: Фэнтези » Константин Мзареулов » Демоны Грааля (страница 32)


Бенедикт рассеянно поглядел, как лебедка тянет вверх очередную балку. Рабочие опасливо обходили стороной грозного принца, о котором ходили самые свирепые слухи.

Подавив желание собственноручно втащить на крышу последний пятиметровый брус, Бен неторопливо двинулся в угловой сектор. Ремонт изрядно выбил из колеи размеренную жизнь королевской резиденции. В последний раз подобный аврал случился года четыре назад, когда они отразили натиск Хаоса, потеряв Эрика, но вновь обретя Корвина. Что и говорить, замена получилась равноценной.

В тот год замок тоже пострадал, потому что в восточное крыло врезался подстреленный дракон. Пожар потушили быстро, но проклятая тварь дергалась в агонии, развалив чайный павильон и прелестную комнату с коллекцией антиквариата. Тогда внутренние помещения сильно обгорели, и первую неделю вернувшийся Корвин потратил на организацию ремонта Потом они вытащили из клетки Бранда, и завертелась очередная волна усобицы, завершившаяся смертью отца и капитуляцией Хаоса…

— О чем задумался? — услышал Бенедикт. Подняв глаза, он обнаружил, что едва не столкнулся с Жераром. Бен проворчал:

— Да так… Домишко наш в капитальном ремонте нуждается. Все стены облупились.

— Не было счастья, несчастье тоже не поможет, — хохотнул Жерар. — Я слыхал, ты ездил на переговоры с Кулом.

— С его сыном.

— Чего соседи хотят? — Главный купец Амбера набычился. — Уступить им десяток Отражений в качестве платы за лечение Корал?

Бенедикт невольно улыбнулся. Самый здоровый из братьев мыслил слишком прямолинейно. Если, конечно, протекавшие в его извилинах процессы вообще можно было назвать мышлением.

— Нет, Жерар, — мягко сказал старший брат. — Они предлагают нам атаковать Беохок.

— Давно пора, — обрадовался Жерар, но потом спохватился и настороженно спросил: — А какое им дело до Беохока?

Узнав о родственниках, якобы засевших в технологическом отстойнике и якобы готовящих войну, Жерар вроде бы даже обрадовался.

— Будет хорошая драка, — заявил он, энергично взмахнув кулаками. — Разомнем суставы.

— Все не так просто…

Оставив брата, Бенедикт поднялся по боковой лестнице и оказался перед апартаментами Рэндома. Навстречу шагнул офицер охраны. Ветеран, чудом выживший в день битвы, когда погиб Эрик, почтительно приветствовал полководца, под чьим знаменем не раз участвовал в битвах:

— Мой генерал!

— Привет, Селтик, — кивнул принц. — Король у себя?

— Так точно, ваше высочество. Его величество пригласили друзей. Музыкантов.

— Опять? — Бенедикт разозлился не на шутку. — Я вышвырну их всех прямо в Хаос!

Селтик побагровел, героически пытаясь сдержать хохот. Вероятно, бравый воин излишне образно представил себе эту сцену. На его удачу, распахнулась дверь королевских покоев, и в холл выглянула Виола. Нахмурившись, она неуверенно спросила:

— Бен, это ты?

— Здравствуйте, королева. — Бенедикт щелкнул каблуками. — Я к Рэндому, если позволите.

Едва он заговорил, услышавшая голос деверя Виола заулыбалась и произнесла обрадованно:

— Вот теперь узнала. Заходи, прошу тебя. Переступив порог и закрыв за собой дверь, Бенедикт участливо поинтересовался:

— Ты по-прежнему не узнаешь нас в лицо?

— Не всех, — призналась она и пожаловалась: — Слишком много зрительных образов. Не успеваю их запомнить.

Протянув руку, она ощупала лицо гостя. Виола уже делала это в день, когда их познакомили, но теперь королева словно сравнивала ощущения пальцев с тем, что видят глаза. За долгие десятилетия жизни в полной темноте она привыкла полагаться на осязание и слух и с трудом училась доверять зрению.

— Борода Рэндома по форме такая же, как на ощупь, но добавилось понятие цвета, — грустно сообщила Виола. — Очень трудно к этому приспособиться. Знаешь, я целыми днями пытаюсь запомнить новые названия — белое, рыжее, аквамариновое…

Она преувеличивала. Во всяком случае, цвета одежды Бенедикта назвала правильно.

— Все будет хорошо, — мягко сказал принц. — Ты научишься жить в мире цветов и образов. Мы же научились.

— Да, наверное, — тихо согласилась королева.


Загулявших звезд эстрады потянуло на охотничьи разговоры о былых подвигах. Джонни поведал, как ему предложили роль Спасителя в новой рок-опере, но жена встала на дыбы и заявила, что должна сыграть Богоматерь и раскаявшуюся грешницу — иначе не позволит мужу сниматься в этом фильме. «Ты хочешь играть сразу две роли?» — поразился Джонни, на что она ответила: «Раз они тезки, то это один и тот же персонаж…»

Ник Юггер не понял юмора и потребовал рассказать сначала. Выслушав историю по второму разу, он заржал:

— Ну конечно, кому же, как не ей, играть шлюху!

— Но не раскаявшуюся же… — уместно вставил Пауль О'Карти. — Помню, как она после хорошей дозы травки всю нашу четверку пыталась склонить к сожительству, но поддался только Джонни.

— Кончай травить, хозяину об этом слушать неинтересно, — запротестовал ударник Динго Карр, сохранивший теплые воспоминания о супруге гитариста. — Хорошая телка, за экологию борется.

— Нет, почему же, рассказывайте, — потребовал король. — Джонни, чем кончилась та история с ролью?

— Пришлось отказаться, — вздохнул Джонни. — Режиссер сказал, что даже на Бродвее не может быть косоглазой Богоматери. Расист поганый.

— Дубина, у тебя был такой прекрасный повод, чтобы с ней расстаться! — вскричал Ник.

Джонни налил себе виски, отпил пару глотков и сообщил доверительным шепотом:

— Тогда я еще не был готов к разрыву. Сейчас, да, понимаю, что свалял дурака. Согласен

без всякого повода с ней развестись.

Чтобы не травмировать друга, и без того измученного семейными неурядицами, Ник Юггер деликатно сменил тему, обратившись к Рэндому:

— У тебя клевая колода. Та, которой ты делаешь свои фокусы.

Они поговорили о карточных играх, и все согласились, что карты скрывают в себе особое волшебство.

— Карты, — изрек Ник, — привлекательнее шахмат, потому что в них много неопреденности. Случайный расклад уравнивает шансы, и никакой опыт, никакое умение блефовать не помогут, если выпадет плохой расклад.

Без всякого перехода Пауль О'Карти вдруг вспомнил, что недавно в его родных краях отмечали столетний юбилей знаменитого напитка Irn Bru, то есть «железный отвар». Это питье ярко-оранжевого цвета прекрасно помогало при похмелье, поэтому в Шотландии отвар часто называли «вторым национальным напитком». Первым, естественно, считался виски.

«Неблагодарные скоты, — подумал раздраженный Рэндом. — Я нашел Отражение, где они собрались в одной группе, где они не передохли от сифилиса, СПИДа и передозировки… А им бы все пить и колоться на дармовщинку. Словно нищие родственники!»

Он предложил налить по полстакана и перешел к делу, ради которого собрал их в Амбере. Начав издалека, он поделился давней мечтой — написать рок-оперу про короля-колдуна, повелителя многих вселенных.

— На фиг нужно, — брякнул грубый Ник. — Получится мюзикл по мотивам игры «Mortal Combat».

— Примерно так, — терпеливо сказал Рэндом. — Только там император был злой, а здесь он будет хороший. Он принес державе спокойствие и разгромил извечного врага.

Он добавил, что мог бы спонсировать этот проект. Мгновенно проникшись высокой идеей, Динго глубокомысленно изрек:

— Скорее уж похож на Рейдера из «Lord of the Ring».

— Классическая рок-опера уже не в моде, — добавил Пауль. — Лучше hard-rock с элементами хип-хопа.

Завязался деловой разговор. Дружки быстренько набросали основные линии либретто и, разобрав инструменты, наигрывали рождавшиеся экспромтом отрывки. «Chaos mustdie! Chaos mustdie!» — выкрикивал Джонни, а Пауль на скорую руку превращал стенания вагнеровской Брунгильды — «Зигфрид! Зигфрид!» — в более актуальное: «Рэндом! Рэндом!»

Королю замысел в общем понравился, но он потребовал вычеркнуть из сюжета смерть главного героя. И вообще, по мнению Рэндома, следовало бы убавить скорби, добавив бравурные эпизоды. Главный герой оперы должен был мужественно перенести гибель отца, предательство брата, смерть кучи близких родственников, после чего он разгромит врагов и поведет державу к процветанию.

В разгар инструктажа вошел Бенедикт. Обнаружив его присутствие, рок-братва притихла, с опаской поглядывая на грозного королевского брата. Они помнили прошлую встречу с этим деятелем, а потому каждый первым делом подумал: «Как бы опять не вытолкал взашей».

Однако им повезло: после разговора с Виолой у долговязого патриарха Семьи было благодушное настроение.

— Спели бы, что ли, — предложил он миролюбиво. Посовещавшись, они расхватали инструменты и грянули свой коронный хит:


Я хочу рассказать вам о той,

Которую встретил однажды

И о которой не могу забыть с тех пор.

Она оглянулась, увидела меня

И начала кричать и плакать


Позвенев аккордами, кумиры толпы мелодично затянули припев:


Ох, девка! Ох, девка, девка!


— Хорошо, — с чувством произнес Бен, дослушав песню до последней ноты. — Смысла, конечно, ни капли, но за душу малость цепляет.

— Ступайте, чуваки, — разрешил Рэндом. — Поработайте у себя, чтобы к следующей нашей встрече показали готовый материал.

— Ты отсылаешь нас домой? — обиженно вскрикнул Динго.

— Я имел в виду комнаты для гостей, — пояснил король, выпроваживая музыкантов.

Богемные гости вовсе не спешили уходить, однако суровый вид Бенедикта заставил их сделать это. Захлопнув дверь за музыкантами, Бен скривился от боли в растущих пальцах. Возникло совершенно натуральное впечатление, будто под ногтем несуществующего мизинца нарывает гнойник.

— Ты встретился с нирванским лекарем? — осведомился король. — Когда он намерен сделать операцию Корал?

— Об этом мы даже не говорили… — Бен усилием воли заставил себя не чувствовать боль. — Нирвана советует начать войну.

— Неужели с Хаосом? — заинтересовался Рэндом.

— Если бы…

Бен пересказал предупреждения и предложения давних союзников. Рэндом был смущен известиями, но не пожелал брать на себя ответственность, а потому пригласил на совет братьев и сестер. Бенедикту пришлось еще раз сообщить последние новости — уже для полного состава семьи. Заодно он изложил собственные соображения по части стратегии.

— Оборона удобнее, — согласился Блейз. — Отсидимся в укреплениях, будем щипать врага контратаками, а потом врежем всеми силами.

— Звучит разумно во многих отношениях. — Джулиан поморщился. — Только не по душе мне такие маневры. Исход битвы решается на полях сражений, так что я ударил бы первым. Причем не по тылам армии, штурмующей Хаос. Нужно бить по голове!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать