Жанр: Фэнтези » Константин Мзареулов » Демоны Грааля (страница 35)


VIII

Дара пыталась подсматривать за Мандором, используя все козырные линии, но седой колдун окружил свою резиденцию хитроумными чарами непроницаемой защиты. Пришлось идти самой. Она застала пасынка в микровселенной, которую тот использовал для хранения архивов и прочих ценностей.

— Привет, — сказал Мандор неожиданно благожелательно. — Я как раз собирался позвать тебя.

— Что-нибудь нашел? — Она приготовилась учинить допрос с пристрастием.

Мандор повертел растопыренными пятернями, что должно было выражать неуверенность. Вспорхнув из его руки, шарики плавно вибрировали по соседству с виском хозяина.

— Я вспомнил, что отец как-то рассказывал про Город Спящих Демонов. Среди записей прадеда, королевского следователя Бикеллода, нашлась древняя карта, на которой указан путь к этому Отражению. Короче, что-то там есть, поэтому я отправляюсь туда и хотел бы, чтобы рядом был сильный колдун. Или ведьма.

— Мне нужно немного времени, чтобы собраться.

— Постарайся, чтобы этого времени было совсем немного, — посоветовал Мандор. — Как ты насчет того, чтобы прихватить с собой Мерлина с его отпрыском?

— Не стоит. — Дара поморщилась. — Зачем нам посторонние в таком деликатном деле?

Соглашаясь, Мандор едва заметно кивнул и назначил место встречи на окраине цивилизованнных Теней. И он и Дара пришли, обвешанные оружием, припасами и невидимыми для простого глаза гроздьями заклинаний.

Огнедышащие скакуны яростно били огромными копытами, порываясь перейти на галоп или полет, но Мандор сдерживал их пыл: первый этап путешествия был самым важным, поэтому два всадника ехали медленно, чтобы не сбиться с курса.

После третьего поворота Дара перестала следить за дорогой, потому что Мерлин пробился к ней по Карте и отчитался о последних успехах. Предательство Далта, Люка и Джулии не было для Дары неожиданностью, но вот помощь Кула смутила королеву.

— Не верю их семейке, — буркнула Дара. — Они не могут желать нам добра.

— Само собой, — согласился Мерлин. — Но что мы теряем? Пусть старик остановит мятеж вампиров — Хаос от этого только выиграет.

— Растешь прямо на глазах. — От умиления Дара даже прослезилась. — Прежде ты бы такого не сказал.

— Так учат же все, кому не лень. — Мерлин был абсолютно серьезен. — Поневоле нахватаешься премудрости, к тому же учителя хорошие попались… Ма, ты где сейчас?

Она оглянулась, но места были совершенно незнакомые.

— Сама не знаю. Мандор пригласил меня на пикник.

— Знаем мы ваши пикники, — сказал Мерлин. — Буду держать наготове эскадрон спецназа. Если что случится — сразу зовите на помощь.

Пряча Колоду во внутренний карман куртки, Дара подумала: «Хороший он все-таки мальчик. Юрт бы даже не вспомнил, что матери может понадобиться помощь». Вдруг в ушах зазвенел вопль Колесного Призрака'

— Бабуля, хочешь, я буду тебя сопровождать? Вот это было совершенно не в масть. Не хватало еще сопливого соглядатая. Но вслух выразила ту же мысль немного дипломатичней мол, не настолько я стара, чтобы с внуками на прогулку ходить Возможно, процессор обиделся, только внешне своих чувств никак не проявил.


Они летят сквозь каскады Отражений, оседлав пару баньши. Летучие демоны — ублюдочные потомки гарпий — мощно режут газ и жидкость остроконечными плоскостями крыльев. Щелкают зубастые пасти. Всякий раз, когда они пересекают очередную границу между мирами, с перьев баньши срываются молнии, разнося грохот и легенды о Дикой Охоте.

Они мчатся через пласты Теней, где жизнь истреблена в свирепых войнах. Даже память об этих реальностях и тех давних битвах стерта волнами времени и засыпана зыбучими песками тысячелетий. Кое-кто из самых древних старцев Хаоса помнит слухи, будто здесь сражались Великие Силы — еще до создания Узоров и Олицетворений. Проверить это немыслимо и нужно принять как данность. Исполинская стопка миров превращена в прах, и не стоит даже задумываться о том, какая Мощь свершила столь впечатляющее деяние.

… Над головой кипит расплавленное золото, под ногами распластана черная бездна, в которой светят звезды и туманности. Справа — отвесная стена, сложенная из скелетов, и черепа различных существ глядят пустыми глазницами, ухмыляясь разбитыми челюстями. По левую руку тянется поверхность каких-то миров — то горы с ущельями, то пожухлые степи, то островерхие крыши готического города…

… Внизу сходятся на ратном поле неисчислимые орды. Солдат не различить — лишь плотные массы вооруженных тварей орудуют копьями, а с тылов и флангов текут к месту побоища новые колонны обреченных…

… Мертвый вокзал. Переплетения ржавых рельсов. Локомотивы с остывшими котлами и топками. Облупившаяся краска на вагонах, покрытых внушительным слоем пыли. Кипы истлевших газет и сгнившие горы нераспроданного провианта в привокзальных киосках. Из рукава форменного кителя торчат костлявые пальцы, по-прежнему сжимающие флажок. Ни звука, ни запаха…

… В мрачной лесной чаще лететь невозможно, поэтому Дара и Мандор идут пешком, придерживая скакунов за уздечки. Под ногами хрустят сухие ветки, колючие плотоядные лианы тянутся к путникам, но те отбрасывают хищные стебли с помощью магии. На коре могучего дерева, что растет слева от тропы, появляются черты нечеловеческого лица громадных размеров. Беззубый рот раскрывается и закрывается, и в лесу звучит нечеловеческая речь…

Дара и Мандор выходят на опушку. Мандор спотыкается об наполовину ушедшее в почву деревянное колесо — скорее каретное, чем тележное. Впереди видны руины древнего города, за рекой — тропические заросли, в зените —

полосатое солнце.

— Цель нашего путешествия где-то в джунглях? — спрашивает Дара.

— Если я не напутал, там не простые джунгли, а каменные, — острит в ответ Мандор.

Вновь устроившись в седлах, они летят к городу, который манит зовом колдовской силы. Там есть что-то важное — это ясно даже на таком расстоянии.

Возле развалившихся городских ворот расположился отряд дикарей. Множество голых особей обоего пола с раскрашенными телами потрясают копьями, словно приветствуют пришельцев, а шаман в маске танцует и бьет в бубен, желая им удачи.

— Туземцы выглядели вполне миролюбивыми, — прокомментировала Дара. — Странно, но город кажется не слишком опасным.

— Здесь все пропитано Высшей Магией, — негромко откликнулся Мандор.

Три волшебных шарика устремились в полет вдоль проспекта, задерживаясь возле установленных в нишах изваяний. По правую руку статуи изображали воинов человеческой и демонической породы, по левую — мантикор, грифонов и совсем уж позабытых чудищ, поголовно истребленных в доисторические времена.

— М-да, пожалуй, — согласилась Дара. — Здесь дремлют чрезвычайно древние силы.

— Не забывай, это место называется Городом Спящих Демонов.

— Опять демоны! — На лице появилась брезгливая гримаса. — Не люблю это племя, хоть и сама к нему принадлежу… Обрати внимание — город заброшен, однако на улицах нет мусора.

Мандор, удовлетворенно оскалясь, согласился:

— Значит, мы попали в нужное место. Прадед намекал, что здесь должно храниться нечто исключительной ценности.

— Мерлин ищет совершенно в другой стороне, — напомнила Дара.

Отвечать на эту реплику Мандор не стал. Баньши трусцой вбежали на площадь, образованную кольцом строений в стиле античного модерна. Колонны, фонтаны, портики, конные статуи. Бронзовые и каменные воины, сидящие в седлах и стоящие в колесницах, сжимали древки дротиков, потрясали ятаганами и секирами. В центре большого фонтана исполинский дракон пронзал копьем поверженного рыцаря с нечеловеческим лицом.

При виде этих изваяний баньши словно взбесились, едва не сбросив своих наездников. Пришлось спешиться и привязать нервных тварей к деревьям подальше от статуй.

Покидая площадь, Дара услышала за спиной ржавый скрип. Она обернулась, успев заметить, как шарики Мандора с огромной скоростью закружились вокруг пришельцев из Хаоса.

Скрип продолжался, причем издавали его статуи, поворачивавшие головы и торсы в сторону уходящих Повелителей Теней. Дракон, опираясь на каменное копье, провожал гостей взглядом, в котором не было злобы. Потом, потеряв к ним интерес, вновь повернул голову к недобитому противнику и наступил ему на грудь нижней лапой, пронзив панцирь громадными когтями.

— Пошли отсюда, — буркнул Мандор. — Они нас не интересуют. Мы их, кажется, тоже.

— А как же баньши — оставим их здесь? Мандор поморщился и, мотнув головой, сказал:

— Придется. Встретив следующий очаг магии, они могут совсем сорваться с катушек. Даже мне здесь не по себе.

Обстановка угнетала. Пресловутые спящие демоны уже не спали, а лишь дремали. Некоторые статуи, мимо которых проходили Мандор и Дара, провожали их равнодушными мертвыми взглядами. Вдовствующей королеве очень не хотелось, чтобы истуканы проснулись окончательно, и она пробормотала:

— Не буди спящего демона…

На следующей площади неведомые зодчие воздвигли аллегорическую скульптурную группу. В центре композиции возвышался исполинский Скорпион, угрожающе вставший на дыбы, занесший для удара ядовитый шип хвоста и переднюю пару лап. Его жвала были приоткрыты, а глаза прищурены. Вокруг членистоногой Прародительницы вылезали из разбитых яиц Змея, Единорог и Птица. Их окружали всевозможные обитатели Отражений: демоны, люди, гарпии, кентавры, рептилии, циклопы.

Снова послышался лязг металла, и бронзовые фигуры зашевелились. Кое-кто доставал оружие, другие расправляли плечи и суставы.

— Набросятся, — с ледяным спокойствием произнесла Дара. — Сейчас я их…

— Не спеши. — Мандор помешал ей пустить в дело уже готовое сорваться заклинание Медной Чумы. — По-моему, опасны вовсе не они.

Он добавил, что в старой рукописи упоминается двухэтажный дом из розового мрамора, фронтон которого украшен барельефом Змеи. Три стальных шарика разлетелись по улицам, но вскоре вернулись, сообщив: нужное здание обнаружено.

Дом, источавший сильнейшие флюиды старинного колдовства, напоминал небольшой дворец, обнесенный обветшавшей решеткой. Внутри ограды был разбит скромный сад с цветником. Фонтан давно засорился, часть бассейна обрушилась, так что вода струилась ручейком по кирпичной дорожке и, выбравшись на улицу, исчезала в сточной канаве.

На площади перед дворцом, бряцая шестеренками и свистя клапанами котла, разъезжал жуткий паровой экипаж. Три пары деревянных колес, словно позаимствованных у крестьянской телеги, со страшным грохотом молотили по булыжникам. Возле топки стоял каменный машинист из породы минотавров — крокодилья голова, человеческий торс, козлиные ноги. Уголь в топку он не кидал, и вообще был бездвижен — лишь разок покосился на чужаков, после чего снова устремил бессмысленный взгляд в другую сторону.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать