Жанр: Фэнтези » Константин Мзареулов » Демоны Грааля (страница 38)


— Выдохся, — сообщил он, заикаясь. — Отдохнуть надо.

Осмотрев местность, Мандор удовлетворенно резюмировал, что непосредственной опасности нет, хотя в зарослях возится кто-то большой и сильный. Дара повесила внука на плечо и поднялась на вершину холма. Следом шел Мандор, а за ним шагали солдаты, нагруженные книгами и охапками сухих веток.

Они разожгли костер, после чего довольно долго просто сидели у огня, медленно избавляясь от стресса. Лысых рогачей отправили на охоту, и вскоре над костром зашипел наколотый на вертел лось. Дара заботливо поглаживала дрожащие обводы янтарного тора, и Колесный Призрак урчал, словно довольный котенок, которому чешут ушко или животик.

— Как ты, пацан? — дружелюбно спросил Мандор.

— Вроде получше. Но я еще поваляюсь. Ладно?

— О чем речь, — сказала Дара. — Мы немного перекусим, а потом как-нибудь козырнемся и тебя вытащим.

— Не сможете. Отсюда нет козырных ходов в цивилизованные места.

Мясо оказалось жестковатым, но вполне съедобным. Пока они подкреплялись лосятиной, Колесный Призрак рассказал, что когда-то очень давно поблизости схлестнулись силы, превышающие его понимание. Отголоски тех битв до сих пор бушуют в прилегающих Отражениях, убивая привычную магию Узоров. Нечто подобное Колесный Призрак, по его словам, испытывал, когда за ним гонялись Лабиринт и Логрус, но в тех случаях Мощь была послабее.

— Битва Прародительниц? — предположил Мандор. — Да уж, после таких катаклизмов можно считать чудом, что только Козыри зашкаливает. Удивляюсь, как сами Отражения уцелели.

— Успеешь об этом пофилософствовать, — повысила голос Дара. — Ребенок устал.

«Ребенок» захихикал, внезапно удвоив свои размеры. Янтарное свечение заметно прибавило яркости.

— Двинулись дальше, — сказал он. — Еще две-три дюжины реальностей — и можно будет козырнуться в Хаос.

— Я бы задержался, — задумчиво сообщил Мандор. — Тут много интересного.

— Никаких задержек в пути! — отрезал Колесный Призрак. — Меня папа затем и посылал. Найди, говорит, их и передай, чтобы кончали ерундой заниматься и возвращались поскорее. В любой момент Хаос может быть атакован ордами варваров.

— Пошли, — вздохнула Дара, отшвырнув небрежно обглоданную кость.


Отражения были все какие-то странные. Словно не принадлежали ни Судьбе, ни Хаосу, ни Порядку. Тусклые небеса, унылый рельеф — то пески, то болото, то колючие заросли. Давняя схватка Великих Сил сделала эти реальности безжизненными — подобно тому, как атомная бомбардировка оставляет после себя радиоактивную пустыню.

Проходя через руины античного поселения, Дара не выдержала и заговорила о записях Биротога. Прочитав избранные страницы, Колесный Призрак тоже присоединился к диспуту, недоуменно заметив:

— Что же унесла Змея? Это не могло быть Копье — в те времена Копья еще не существовало в природе. А если даже существовало, то Суэйвилл пользовался Копьем много позже, так что теперь оно должно храниться в новом месте.

— Для начала нужно установить, в какой именно момент Единорог потеряла кончик рога, — сказала Дара.

Мандор собрался им ответить, но смолчал и вдруг замедлил шаг, а затем вовсе остановился, прислушиваясь к колдовским сигналам. Потом зашипел:

— Всем заткнуться! Я чувствую поблизости нирванцев. Наверняка они подслушивают нас через свой проклятый Кристалл.

Дара ничего опасного не замечала, но Колесный Призрак подтвердил, что к ним приближается герцог Фауст. Сын Вампира появился сверху, на летучем коне, сопровождаемый эскадроном рыцарей. Стало шумно от хлопающих крыльев.

«Попались, — подумала Дара. — У него целый арсенал спайкардов, так что и внучка положит, и нас с Мандором. За тетрадкой Биротога пришел, не иначе…» Она схватилась за шпагу, собираясь подороже продать остаток жизни. Снисходительно поглядев на засуетившуюся Дару, Фауст спокойно произнес:

— У нас теперь общий враг, так что советую не делать глупостей. По крайней мере до окончания войны. Я выведу вас через владения Нирваны.

— Мы никогда не примем помощь от врага! — гордо заявила Дара.

— Прекрати истерику, — посоветовал нирванец. — В отличие от вас, мы не собираемся быть единственным Великим Королевством. Мироздание висит на тончайшем волоске, больше нельзя раскачивать глобальное равновесие. Или мы соберем все силы и будем действовать совместно, или на руинах возникнет империя варваров.

— Они никогда не смогут… — начал Мандор. Фауст резко прервал его:

— Они-то как раз смогут. Более того, я не исключаю, что получившаяся в результате культура окажется лучше нашей. Просто

мне этого не хочется.

— А по-моему, тебе хочется, чтобы мы прекратили поиски Копья Скорби. — Дара прищурилась, по-прежнему сжимая рукоять шпаги.

— Представь себе, ты снова ошибаешься, — возразил нирванец. — Не в моих силах запретить вам продолжать поиски. Другое дело, что я хочу найти этот атрибут раньше вас, но это уже совсем другая история. — Тоскливым голосом, в котором слышалась смертельная усталость, Фауст добавил: — По большому счету, наша вендетта исчерпана. Некому мстить. Оберон, Пифрод и Суэйвилл умерли своей смертью, Хаос обессилен и обескровлен. Наказывать тебя? Смешно. Твои прегрешения ничтожны по сравнению с преступлениями тех, кого покарало само время.

Не притронувшись к Колоде, одним лишь усилием Амулета он открыл козырную дорогу. За распахнувшимися вратами тянулся дворцовый двор, а над стеной сверкали серебряные шпили Авалона. Чуть подальше, у колоннады, спорили о чем-то Мерлин, Корвин и Гиневра.

— Пошли, — буркнул Мандор и потянул Дару за руку. — Не устраивай сцен при посторонних.

Делать было нечего. Продолжая держаться за внука, Дара шагнула в Авалон. За ней, гремя подковами, проскакали крылатые рыцари. Замыкали шествие два чародея. Они никогда не были друзьями, но легкую взаимную симпатию испытывали с давних времен.

Мандор с интересом подметил, как Фауст, прежде чем захлопнуть проход, сфотографировал покидаемое Отражение.

— Ты превращаешь снимки в Козыри? — догадался хаосиец.

— К сожалению, они не столь надежны, как рисованные.

— Естественно, — Мандор закивал. — Получается слишком много мелких деталей. Рисунок более абстрактен…

— Вот именно, — подтвердил Фауст. — Но у меня не было времени рисовать эту Тень, которая, быть может, никогда не понадобится.

Дара направилась к сыну. Мерлин с озабоченным видом смотрел на Гиневру, которая разговаривала с кем-то, держа в руках Карту. Затем, убрав Козырь в Колоду, она сказала Даре:

— Поторопитесь, Лунные Всадники уже выступили из Ганеша, но мы пока не знаем, на какое Отражение обрушится их удар.

Во дворе собирались военачальники — люди, и не только люди, из разных реальностей, тяготевших к Узорам Порядка. Дара предположила, что Амбер стянул сюда войска, мобилизованные во всех подвластных Отражениях. Такая армия могла бы не только отразить нападение мифических террористов из Ганеша, но и атаковать рубежи Хаоса…

— Рэндом готовится к войне всерьез? — спросила она у сына.

Вместо Мерля ответил Фауст:

— Слизняк Рэндом не желает атаковать Беохок. Говорит, что не уверен в агрессивности варваров.

— Я тоже не уверен, — мрачно сообщил Мерлин. — Вы могли подстроить улики, чтобы спровоцировать Хаос и Амбер начать войну, а потом возьмете нас тепленькими.

Выругавшись, добрый доктор махнул рукой. Он потерял надежду убедить в чем-нибудь этих идиотов.

— Своим упрямством вы накличете много бед на собственные тупые головы, — презрительно сказал Сын Вампира. — В любом случае мы сделали все возможное, чтобы предупредить вас.

Мерлин, которому этот разговор был не слишком приятен, проговорил, нахмурившись:

— Мы благодарны Нирване за предупреждение. Ты возвращаешься домой?

— Я со своим отрядом займу плацдарм, на который будут прибывать главные силы нирванской армии, — отрезал Фауст.

Он небрежно отсалютовал мечом и сел в седло. Взлетев, эскадрон крылатых ринулся сквозь Тени. Когда растаял, покинув пределы Авалона, последний рыцарь Нирваны, Гиневра с недоумением сказала:

— Не понимаю, почему они послали командовать авангардом Фауста? Я полагала, что их главный полководец — Вервольф.

Дара язвительно заметила: дескать, нирванцы не считают этот фронт настолько важным, чтобы посылать сюда лучших военачальников. Мерлин, который сильно нервничал, глубокими затяжками докурил сигару, отшвырнул бычок и бросил Мандору:

— Открой дорогу.

Поцеловав сестру, король обнял отца, пожелал им обоим удачи и первым перебежал на сторону Хаоса. Шагнув за ним, Дара шепнула Мандору:

— Я почти уверена, что Фауст услышал отрывок из Книги, где говорилось про символ отцеубийства, унесенный Змеей.

— Лучше бы ты попробовала догадаться, о каком символе отцеубийства писал Биротог, — буркнул в ответ пасынок.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать