Жанр: Фэнтези » Константин Мзареулов » Демоны Грааля (страница 60)


Проехав с милю, Фауст увидел силуэт кого-то, выглянувшего из зарослей, причем существо явно относилось к семейству псовых. Увидев машину, собаковидная особь неторопливо пошла на сближение. Заглушив мотор, герцог залюбовался ирреальной картиной. Словно клип Мадонны — в небе мрачные клочья туч, в бухте свирепствует шторм, ветер треплет плащ, над головой каркает стая черных птиц, а навстречу бежит здоровенный волк. И по тексту много совпадений — воистину душа малость примерзла…

«Младший братик меня нашел», — с умилением подумал Фауст. Увы, когда зверь подбежал ближе, стадо видно, что он все-таки не волк, а собака. Правда, очень большая и светится в полумраке. Пес присел в десятке шагов, опасливо поглядывая на путника.

— Здравствуйте, сэр, — вежливо сказала собака. — Как поживаете?

— Благодарю, неплохо. — Фауст улыбнулся. — Простите за нескромность, но при ваших габаритах не совсем уместен столь робкий вид.

— Вы абсолютно правы, сэр, — согласилась собака. — Но что поделать, если за мной охотятся лучшие детективы королевства, стреляют из револьверов, облавы устраивают.

— Небось загрызли кого?

— Кто, детективы?

— Скорее уж вы…

Пес оскорбленно взвыл:

— Как можно, сэр! Ни одной из пресловутых жертв я даже когтем не коснулся. Бегал себе по болотам, никого не трогал, а эти сволочи почему-то устроили охоту со стрельбой. Ну, погавкивал, конечно. Разве за это убивают? Или я виноват, что скотина хозяин покрасил меня фосфором?

— Мир устроен несправедливо, — изрек Фауст.

Немного поскулив, говорящая собака пожаловалась, что мир сдвинулся, так что теперь нет возможности найти дом. Да и не больно-то хочется домой, призналось животное. Судя по всему, вольная жизнь пришлась по душе безвинной жертве полицейских домогательств.

— Залезай, — предложил Фауст. — Вдвоем веселее.

Собачка охотно устроилась на переднем сиденье и всю дорогу рассказывала гадкие истории про великих сыщиков и пугливых аристократов, у которых от одного вида хорошо воспитанных домашних животных случается сердечный приступ с летальным исходом.

Болтливая псина притихла, когда они въехали в Отражение, где все говорило о смерти. Колючие шары перекати-поля неторопливо катились мимо оплавленного постамента, на котором когда-то стояла вышка, испарившаяся в огне мгновенной вспышки. Вокруг кратера до самого горизонта темнели разбитые танки и скелеты домов, и вдобавок повсюду разлагались трупы животных.

— Мрачно, — пролаяла собака.

Не сдержавшись, Фауст выхватил Кинжал Судьбы и одним взмахом стер эту Тень. В результате они оказались на городской окраине, где аборигены выгуливали собак в парке. Четвероногий спутник доброго доктора стыдливо попросил сделать остановку: захотелось справить нужду.

Пока он бегал между деревьев, к джипу подошел богато одетый старик, тащивший на поводке раскормленную дворнягу-переростка, каких принято называть волкодавами.

— Любезный, у тебя неплохой зверь, — небрежно сказал старик. — Предлагаю устроить бой.

— В каком смысле? — насторожился герцог.

— В самом прямом. Наши псы подерутся, а мы посмотрим.

— Зачем?

— Получим удовольствие от зрелища, — объяснил старик.

— Лучше сделаем наоборот, — предложил нирванец. — Привяжем собачек к деревьям, а сами подеремся. Точнее, я тебя сильно побью, а собачки пусть смотрят и получают удовольствие от зрелища.

— Я серьезно предлагал, — обиделся старик.

— И почему все думают, будто я шучу, когда говорю, что собираюсь кого-нибудь убить? — недоуменно вздохнул Фауст.


Зеленые поля напоминали подступы к Арденнскому лесу и одновременно — равнины Эльсинора. Ветер, по-прежнему сильный, грозно раскачивал деревья, а под крутым обрывом бушевало море.

Дорогу загородила поваленная бурей сосна. Фаусту пришлось вылезти из машины и оттащить дерево в сторону. Когда он управился с этим делом, с неба, сложив крылья, спикировал кто-то большой и добрый. Проще говоря, дракон, то есть отдаленный потомок нирванских гарпий. «Здоровенный зверюга, — позавидовал герцог. — Такому никакой ураган не помеха».

Потрепанный во многих потасовках четырехкрылый ящер шумно приземлился на дороге перед бампером джипа. Когда дракон разинул пасть, стали видны выбитые передние клыки.

— Здравствуй, дорогой, меня зовут Дракончик Гоги, — приветливо сказал ящер. — Не желаешь ли присоединиться к борьбе за права драконов?

Общение с борцом за правое дело недружественной расы не сулило приятных моментов, однако Фауст решил не уклоняться от беседы, — может, удастся выяснить, в каких местах оказался. Поэтому герцог сказал дружелюбно:

— Как любопытно… Вероятно, вы живете в могучей процветающей стране, населенной множеством прекрасных рептилий.

Будь поблизости драконья держава, Фауст смог бы определить, куда его занесло. Увы, Дракончик ответил унылым голосом:

— Была держава, да погубили гады. Большинство драконов просто разбежалось… Эх, двуногий, в прежние времена все пещерные и лесные эльфы буквально дрожали, вспоминая о наших нагайках! А теперь гордое племя драконов влачит жалкое существование под властью Седого Шакала…

Хоть какой-то ориентир появился! Легенды о склоках между эльфами и драконами восходили к давней войне Хаоса и Нирваны. Тогда дед Гекаты царь Влад Гардарик остановил экспансию Гуанбиля-Законодателя, овладев эльсинорским Озером Мощи. Эта битва отразилась во многих Тенях быстрым возвышением государств, в которых имелись источники подземной энергии. Например, на Земле стали доминировать

страны, владеющие нефтяными залежами.

Теперь нирванский колдун примерно представлял свои координаты в пространстве Отражений, так что дальнейший разговор с драконом лишился смысла.

Однако быстро слинять не получилось, потому что Дракончик затянул длинную лекцию о приматах и рептилиях. У него получалось, что драконы — милейшие добродушные существа, тогда как двуногие злобны и сварливы по природе, а потому не заслуживают снисхождения.

— Национализм вызывает у меня отрыжку, — признался Фауст. — Наверное, это аллергия.

Разволновавшись, Гоги экспансивно обозвал людей маниакальными убийцами, добавив, что разумные существа не убивают себе подобных без крайней необходимости. По его мнению, и в этом вопросе драконы были образцом высокой нравственности, поскольку убивали только в целях самозащиты или чтоб добыть пропитание.

— Ошибаетесь, милейший, — засмеялся нирванец. — Способность необоснованно умерщвлять себе подобных — главный признак разумности. И вообще, каждый всегда оправдывает свои поступки, но резко осуждает такой же поступок противника

Дракончик в отчаянии схватился за голову и, за отсутствием волос, стал рвать на себе рога. Потом, не желая больше разговаривать с грубым бездушным приматом, он удалился, бессвязно выкрикивая:

— Ты пронзил мое сердце отравленным пером!

— Погоди, приятель, не обижайся, — крикнул ему вслед Фауст. — Какие проблемы, мы ж почти земляки.

Членистоногая рептилия только отмахнулась хвостом. Выбежав на обрыв, Дракончик бросился в пропасть, но не разбился. Расправив крылья, он плавно задержал падение, потом набрал умеренную высоту и полетел прочь. С неба донеслась презрительная прощальная реплика:

— Не нужны нам такие земляки… Проводив его взглядом, баскервильский пес уважительно заметил:

— Деловой парень. Видать, из блатных.

— С чего ты взял? — равнодушно осведомился нирванец.

— Жаргон выдает. Как он сказал про перо!… А ведь блатные «перьями» ножики свои называют.

Фауст переспросил, небрежно припрятав ироническую улыбку:

— Ты насчет пера, которое сердце пронзило? По-моему, он имел в виду другое перо — которым пишут.

— Он, что ли, грамотный? — поразился пес, с размаху опускаясь на обрубок хвоста. — И писать умеет? Быть того не может!

— Не может, — признал герцог. — Но ему так кажется. Понимаешь?

— Не очень.

— Ну, смирись.

Герцог нажал педаль газа и одновременно подтолкнул реальность в сторону Нирваны. В процессе экспериментирования он установил: Кинжал умеет не только отбрасывать ненужные Тени, но и расставляет их в правильном порядке. Мощная штука, посильнее Камня Правосудия.

Вот и на этот раз Кинжал Судьбы подровнял Колоду Теней и даже немного успокоил бурю. После этого окончательно растаяли последние родовые признаки Хаоса. Теперь джип катил по прекрасной автостраде где-то на границе Нирваны и Амбера.

Одно было плохо — в небе сражались эскадры летающих тарелок, ожесточенно дубасившие друг друга непонятным оружием. Подбитый НЛО нацелился упасть прямо на Фауста, поэтому герцог снова махнул Кинжалом Судьбы, убирая эту Тень.


Получилось неудачно: его забросило на периферию танкового сражения. Сотни стальных коробок, постреливая из пушек, ползли к перегородившей долину гряде холмов, а оттуда им отвечала огнем прочная оборона. Сквозь дым и пыль Фауст видел множество подбитых бронированных машин, но из тыла подходили новые колонны танков, готовые устремиться в самоубийственную атаку.

— Страшная картина, — пролаяла собака.

— Конечно, страшная, — согласился герцог. — Кто же так воюет — лобовым напором без артподготовки, без поддержки с воздуха.

Кинжал смахнул и эту реальность. Джип подпрыгнул на ухабе. Паршивая грунтовая дорога утекала в патриархальный городок, архитектура которого напоминала фильмы о Диком Западе.

Все бы ничего, только в конце улицы возвышалась Темная Башня. Аномальный Центр Мощи, от которого стоило держаться подальше. Хватало других неприятностей вроде грозы, поливавшей это Отражение свирепым дождем и освещавшей вспышками молний.

Если ненароком потревожить Темную Башню, ситуация могла вовсе сорваться в штопор, и нирванец сомневался, что в таком случае помогут Амулеты или Кинжал Судьбы.

— Куда нас занесло? — забеспокоился пес. — Здесь подозрительно тихо.

— Будь настороже и поменьше болтай, — шепнул Фауст. — Чует моя селезенка — мы попали в захолустье штата Мэн. Может быть, даже это городок Бангор.

— Это очень плохо? — проскулил четвероногий попутчик, покрытый фосфорной краской.

— Едва ли не самое страшное место альтернативной Земли. Страшней даже, чем Крыжопольская Гробница.

Вдруг началась стрельба. Визжащая толпа осатаневших провинциалов пыталась линчевать плюгавенького типчика в джинсах и жилетке поверх драной рубахи, вооруженного двумя допотопными револьверами «скофилд» сорок пятого калибра. На руке пришлого не доставало трех пальцев, словно часть ладони ему откусила клешня гигантского краба или омара. Не было и ступни — как будто он наступил на противопехотную мину, выводя своих боевиков из окружения.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать