Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Семь печатей тайны (главы из романа) (страница 10)


Коллег из Девятого отделения Антон Петрович обнаружил в гарнизонной гостинице. В комнате профессора, кроме самого Тихона Мироновича и ротмистра Барбашина, сидел молодой человек богатырского сложения с угрюмой миной на давно не бритом лице. Кадаги Дастуриев (а это был именно он) оказался колоритной личностью и внешне вполне соответствовал распространенным представлениям о диких кавказских горцах. Только что выпущенный из-под стражи подпоручик был одет в длинный кафтан, заметно отличавшийся от традиционной грузинской чохи с гозырями. Бритую голову его закрывала теплая войлочная шапочка, напоминавшая туркестанскую тюбетейку. По-русски Дастуриев говорил правильно, хоть и громыхал ужасающим акцентом. Чуть позже выяснилось, что он получил неплохое образование и, что очень понравилось Антону Петровичу, хевсур ни разу не назвал капитана второго ранга подполковником, как это делали многие армейские офицеры. Необъяснимой казалась поначалу лишь странная реакция подпоручика на появление исполняющего должность делопроизводителя. Едва разглядев в дверях Антона Петровича, хевсур изменился в лице и все время постреливал в сторону Садкова тяжелым взглядом, в коем отчетливо читались растерянность и недоумение. Словно Кадаги встретил вдруг дальнего родича. Или, быть может, очередного кровного врага... Поздоровавшись за руку с профессором и подпоручиком, Садков мрачно повернул лицо в сторону Барбашина и небрежно поднес ладонь к козырьку картуза. Привстав, ротмистр мотнул головой. Непосвященный принял бы их жестикуляцию за обычный обмен приветствиями между начальником и подчиненным, так что из присутствующих только Лапушев понял сцену правильно: Садков не простил жандарму участия в заговоре против Распутина. Стремясь поскорее преодолеть возникшую неловкость, Тихон Миронович проговорил, удивленно подняв брови: - Антон Петрович, голубчик, как вы успели так быстро? Неужели в тот же день следом за нами выехали? Ох, как ужасно работают железные дороги - наш состав по много часов на каждой станции задерживался... - Лететь на аэроплане - тоже не сахар...- Садков криво усмехнулся.Господа, должен сообщить умеренно неприятные известия. У нас появился новый противник из числа феноменов. А единственного человека, который мог бы нам помочь...- он бросил на ротмистра испепеляющий взгляд,- ...один из присутствующих месяц назад... Сразу сообразив, какого рода помощник им сейчас требуется, профессор поспешно спросил: - Вы с Бадмаевым советовались? - Естественно. Ни он сам, ни кто-либо из его учеников не пригодны для этой затеи. Нам не лекари нужны, а... Тут не вынесла душа гостеприимная полковника Каландадзе, который вскричал: - Господа, умоляю вас, отложите эти разговоры хотя бы на полчаса. Кровно обидите, если откажетесь отобедать. Садков вдруг почувствовал, что смертельно голоден, и поневоле вспомнил, как Мамия всю дорогу расхваливал искусство повара из соседнего духана. "Некоторые дела можно будет обсудить за столом",- подумал исполняющий должность делопроизводителя. При этом он, хоть и не был ясновидящим, догадывался, что посещение ресторанчика получасом не ограничится.

Шашлыки из свинины и баранины оказались выше всяких похвал, а вино в бочонке привело всех в восторг. Да и сама обстановка в подвале, наполненном душными ароматами грузинской кухни, не предрасполагала к серьезным разговорам. К завершению трапезы Садков так и не успел поведать о последних событиях, и только узнал историю Дастуриева в трактовке Лапушева. Профессор восторженно поведал, как Кадаги, достигнув транса, отправил свой разум в астральную субстанцию бхаги, благодаря чему сумел узнать имя обидчика и где тот скрывается. После этого Дастуриев ворвался в жилище родичей абрека и совершил возмездие. - С избытком,- удовлетворенно проурчал поручик, обгладывая кабаньи ребра.- Он убил четверых моих близких, а я ему - шестерых. И самому абреку тоже горло перерезал. - Молодец, кацо! - воскликнул Каландадзе.- Настоящий сын гор! Я же вам говорил, господа, хевсуры не знают страха и не умеют прощать обиды. Садков прервал его восторги: - Это, конечно, прекрасно, но про ту историю пора забыть. Меня интересует, действительно ли наш юный друг владеет искусством ясновидения. - Я - кадаги, ваше превосходительство,- гордо произнес подпоручик.- Это не только имя. Это - звание. Лапушев и Каландадзе наперебой стали объяснять, что у горных племен нет фамилий в русском понимании и что молодой хевсур взял нынешнее имя, когда поступал в школу юнкеров. В горах его знали, как "кадаги из рода дастури", но то было не имя, а, скорее, должность. По словам профессора, словом "кадаги" хевсуры называли предсказателей будущего. По отцовской линии в роду подпоручика было несколько жрецов в ранге дастури и хуци, а у него самого в раннем детстве проявились способности оракула-медиума. Симптомы были хорошо знакомы - точно так же Безликая Сила находила своих служителей и в других частях света. Похожие примеры Лапушев встречал у шаманов Сибири, Северной Америки, Полинезии. Однажды утром, когда его дед открыл храмовый праздник, двенадцатилетний внук жреца-дастури лишился чувств на глазах всего селения, дрожал всем телом, выкрикивал непонятные слова, бредил наяву, на время потерял память. Спустя несколько дней припадок повторился, и тогда народ признал мальчика за кадаги, избранного самим Хати - главным божеством хевсурского народа. - Вы часто делали верные предсказания? - спросил Садков. Дастуриев, который по-прежнему не отводил от кавторанга непонятно-настороженного взгляда, пожал плечами и равнодушно ответил: - Много ли можно предсказать в маленьком горном селении... Когда пойдет снег, нападут ли волки на отару, мальчик или девочка родится у соседа... В шестнадцать лет я впервые увидел себя одетым в офицерский мундир и уговорил отца послать меня на учебу в Тифлис. Видите, я действительно стал офицером. - Боюсь, вы не смогли нас убедить,- заметил Барбашин.- Многие юноши мечтают о военной карьере, и многие впоследствие становятся военными. Это - не предвиденье. Вы просто добились, чего хотели. Подпоручик с насмешливой гримасой покосился на жандарма и, все так же пристально глядя на Садкова, неожиданно заявил: - Однажды Хати показал мне далекое будущее. Там я увидел себя и вас, господин капитан второго ранга. - Меня? - удивился Садков.- И что же со мной случилось? - Я сразу узнал вас в гостинице,- продолжал Дастуриев, пропустив мимо внимания откровенную иронию собеседника.- В том видении вы были очень старый,

совсем седой. И мое отражение в зеркале тоже было лет пятидесяти. Как будто дело будет происходить лет через двадцать пять или тридцать... Мы стояли в порту - я, вы и еще один человек. Наверное, очень большой командир, мы его боялись. Он был родом из Мегрелии, потому что часто обращался ко мне по-грузински и говорил с мегрельским акцентом. Каландадзе услужливо дал справку: - Мегрелы - это народ с черноморского берега. Недовольно поморщившись, Кадаги возобновил свой рассказ про порт, где стояли военные корабли. Но главное внимание персонажей его видения привлекала подводная лодка, на рубке которой были нарисованы латинская буква "U" и другие знаки - в основном, цифры, которых он не запомнил. - Мегрел сильно сердился,- говорил Дастуриев.- Кажется, он считал, что субмарины не должно быть там, он ждал чего-то другого... И еще: на всех нас были очень странные мундиры - без погон, только значки на петлицах. Полковник слушал хевсурского оракула, разинув рот, и все время оглядывался на Садкова, будто ждал подтверждения. К его огромному разочарованию, приезжие не выказали интереса к рассказу Кадаги. Гости тоже выглядели разочарованными, но вдруг их лица вытянулись, когда подпоручик проговорил: - В конце концов я передал мегрелу футляр с волшебным амулетом и сказал, что с его помощью однажды спас нас всех от смерти, когда мы замерзали в каких-то снегах... А вы добавили, что при помощи этого же камня расправились с призраком русалки...- он опустил глаза.- Простите, господа, что отнял у вас столько времени. Дастуриев встал со скамьи, едва не задев макушкой потолок. Чиновники IX Отделения ошеломленно переглядывались, затем Лапушев промямлил примирительно: - Нет-нет, голубчик, вы не правы. Мы услышали весьма любопытную историю. Повелительно кашлянув, Садков добавил: - На сегодня достаточно. Подпоручик, ждем вас завтра утром в гостинице. А вы, полковник, поскорее разузнайте, где живет капитан Никольский, летчик из восемнадцатого авиационного отряда. Остальных ждет продолжение сюрпризов.

Сняв шинель, Антон Петрович сел в кресло и проговорил, нервно барабаня пальцами по подлокотнику: - Надеюсь, никто из вас не рассказывал этому мальчишке мою историю с броненосцем-призраком? Лапушев уверенно подтвердил, что данная тема в присутствии Дастуриева не обсуждалась. Подпоручик явился в гостиницу, чтобы принести благодарность за участие в его деле. Случилось это около трех часов дня, то есть незадолго перед неожиданным появлением Садкова, так что на разговоры у них времени не было. Если исключить глупые совпадения (например, хевсурский шаман встречался прежде с кем-нибудь из офицеров "Авроры", от которых и услышал про "Русалку"), приходилось поверить в его дар ясновидения. - Странную историю он поведал,- недоверчиво заметил Барбашин.- Какой-то мегрел без погон, наш новый начальник совсем седой, подводная лодка... Откуда наше дитя гор вообще знает о подводных лодках? Профессор запальчиво возразил: дескать, Дастуриев показал себя весьма начитанным юношей, а командование охарактеризовало его, как отличного офицера. Досадливо поглядев на часы, Садков предложил обсудить способности горского медиума чуть позже и начал излагать последние, то есть трехдневной давности, новости. Когда он приблизился к кульминации, Лапушев и Барбашин даже дышать стали реже, напряженно внимая каждому слову. Они были потрясены, но быстро вернули способность трезво мыслить. Первым заговорил Тихон Миронович: - Делать сразу два дела - это, милостивые государи, непростая задача. Нужно было, Антон Петрович, всех наших прихватить: и Павлидиса, и Тростенцова... - И вдобавок драгунский полк лейб-гвардии,- огрызнулся Садков.- У нас вовсе не два дела, а только одно. Его неожиданно поддержал Барбашин, который очень редко соглашался с давним соперником. Жандармская логика была проста и понятна: трудно поверить в случайные совпадения, и если капитан Никольский действительно обнаружил то, о чем все сразу подумали, то Эрхакан направляется на Кавказ исключительно из-за этой находки. Забыв личную неприязнь, они стали обсуждать, как сподручнее отловить каналью. Решили, что искать Эрхакана в Тифлисе не имеет смысла, а потому надо поскорее пробираться к легендарной горе. Благо, уже два года гора находилась на землях, занятых русскими войсками. За окнами сгущались ранние сумерки, и Садкову после воздушных приключений ужасно хотелось выспаться. Уединившись в своем номере, он задремал, Однако, когда около восьми вечера вернулся Каландадзе, Антон Петрович бодро встал и снова натянул шинель. Никольский снимал комнату в Авлабаре - районе в верхней части города. Два фаэтона быстро доставили профессора и офицеров к нужному дому. На стук вышел хозяин, который сначала обрадовался, поскольку решил, что прибыли новые постояльцы. Убедившись в своей ошибке, он был раздосадован и разговаривал неохотно. Из ответов домовладельца удалось понять, что капитан-авиатор ушел на концерт и вернется неизвестно когда. - Сегодня в Александровском саду большой концерт,- подтвердил полковник.Знаменитый певец Вертинский приехал. Весь цвет города собирается. Потом большой банкет будет. Хотите, найду для вас билеты? На концерт отправился только Лапушев. Обер-офицеры IX Отделения поехали в штаб городского коменданта, где собрали старших чинов полиции, жандармскогоуправления и военной контрразведки. Сыскные службы получили фотоснимки Эрхакана, которые Садков привез из Петрограда. В ответ старшие чины заверили, что басурману не уйти, только верилось в это с трудом. - Вернусь в гостиницу, а то сейчас свалюсь и усну прямо здесь,непрерывно зевая, сообщил Антон Петрович.- Утром еще раз наведаемся к Никольскому. - Отдыхайте,- неприязненно ответил Барбашин.- А я возьмо парочку городовых и покараулю летчика возле его квартиры. Чем раньше переговорим с этим капитаном, тем лучше. - Тоже верно,- согласился Садков.- Как только он появится, сразу везите в гостиницу. И не стесняйтесь будить меня среди ночи. - Не постесняюсь,- заверил жандарм.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать