Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Семь печатей тайны (главы из романа) (страница 17)


Кронштадт. 18 мая 1918 года.

Зимой флот, оставив базы Гельсингфорса и Ревеля, с боем прорвал германо-финскую блокаду и укрылся-таки в Кронштадте. С тех пор уже который месяц технические службы пытались привести материальную часть в благопристойное состояние. Этим утром военспец Садков пришел на стоящую возле причала "Аврору" и занялся настройкой главного дальномера. Он так увлекся этой работой, что начальник боевой части с трудом уговорил настырного старорежимного офицера пообедать с комсоставом крейсера. За столом собрались, главным образом горячие сторонники новой власти, то есть большевики с эсерами, поэтому много и бурно говорили о последних событиях. В середине марта британский десант захватил Мурманск, после чего англичане, французы и американцы без конца подвозили подкрепления. На севере уже сконцентрировалось солидное соединение флота и пехоты, так что не оставалось сомнений - оккупанты готовят удар на Архангельск. На юге турки целеустремленно теснили отряды красноармейцев, приближаясь к главным городам Закавказья. Красным катастрофически не хватало оружия, опытных командиров и дисциплинированных солдат. Вдобавок у правительства возникли осложнения с продовольствием: получив землю, мужики вовсе не спешили в знак ответной благодарности задарма снабжать Советы хлебом, мясом и прочими овощами. По этой причине десять дней назад ВЦИК и Совнарком особым декретом ввели продовольственную диктатуру, и теперь обозы провианта, пусть с перебоями, но все-таки потянулись в Москву и Питер. Комсостав крейсера был сильно возмущен происками врагов. Во всех бедах собравшиеся винили внутренних предателей из числа офицеров и буржуев. При этом они изредка, спохватившись, деликатно оговаривались, что присутствующие офицеры в измене делу революции покуда не замечены. От политических диспутов Садков старательно уклонялся, поскольку эсеры и большевики зарекомендовали себя людьми болезненно мнительными, возражений не терпели и за любым неловко сказанным словом могли усмотреть крамолу. Немало бывших офицеров уже поплатились за неосторожные высказывания, переселившись в места, коими правит Безликая Сила. - Ну-с, благодарствую за угощение,- сказал Садков, решительно отодвигая жестяную миску.- Пойду-ка я зеркала юстировать. Выходя из кают-компании, он услышал за спиной гортанный голос латыша-комиссара: "Подозрительная личность, все время отмалчивается. Наверное, что-то скрывает, контра недобитая!" Очень обидно было становиться к стенке из-за глупости малограмотного лифляндского чухонца, поэтому следовало впредь стократно увеличить осмотрительность. На то, хвала Ахурамазде, служил он в контрразведке и обучен был конспирации. Осторожно манипулируя инструментами, Антон Петрович тоскливо вспоминал прежние времена, когда занимался самыми сокровенными тайнами Вселенной. Совсем недавно казалось, что они в упор приблизились к разгадке некоторых феноменов, но теперь все рухнуло: грозный исторический катаклизм разметал коллег по свету, архивы разгромлены и большей частью утеряны безвозвратно. Даже если очень повезет, лишь через много лет удастся возродить Девятое отделение, и тогда пригодятся те документы и экспонаты, которые удалось спасти... Отогнав посторонние мысли, он яростно набросился на работу. К вечеру ошибку при определении дистанции удалось сократить втрое. Когда оставалось сделать совсем немного, появился посыльный с запиской: военспеца Садкова срочно вызывал оперативный дежурный штаба флота.

- Меня вызывали,- сказал Садков. Дежурный в прежние времена тоже носил звание капитана второго ранга, поэтому поглядел на него с нескрываемым сочувствием. Сказал, кивнув в угол: - За вами пришел товарищ из ВЧК... "Товарищ из ВЧК" оказался худощавым бородачом в кожаной куртке и с кобурой на бедре. В окрестностях желудка неприятно заныло - подобные визиты редко завершались благополучно... Впрочем, на этот раз, кажется, опасения оказались ложными! Садков радостно заулыбался и полез обниматься. Максима Тростенцова он не видел больше года - с тех самых пор, когда оба ушли из контрразведки. Бывший коллега сильно изменился, аккуратная эспаньолка разрослась и теперь закрывала пол-лица, но взгляд оставался по-прежнему детским и добродушным. - Я забираю товарища Садкова,- сказал чекист.- Несколько дней он будет в нашем распоряжении. По дороге до жилых домов они успели рассказать друг другу о событиях последнего времени. Тростенцов, который с гимназического возраста сочувствовал социал-демократам, накануне революции попал в артиллерию Красной Гвардии, а потом неожиданный вираж судьбы привел Максима в ВЧК. Выслушав торопливые объяснения Тростенцова, Садков понял, что его бывший подчиненный ныне занимается наладкой телефонных линий в губернской Чрезвычайной Комиссии. Излагая в ответ нехитрые перипетии своей послеоктябрьской судьбы, Антон Петрович в глубине души надеялся, что Макс сумел убедить большевистских вождей возродить Девятое отделение в составе ВЧК. Увы, ничего подобного Тростенцов говорить не спешил. - Не известно ли вам, что случилось с остальными нашими коллегами? осведомился чекист. - Честно признаюсь, надеялся от вас новости услышать. Тихон Миронович еще прошлым летом уехал в свое поместье на Полтавщине. Барбашин и Павлидис, по слухам, ушли к Деникину, а доктор Морозов призван в Красную Армию. - Женька Морозов служит в тыловом госпитале где-то под Тамбовом,- уточнил Тростенцов.- Павлидиса видели в Лондоне с князем Сабуровым. Остальные действительно пребывают по ту сторону южного фронта. Поэтому я вынужден обратиться к вам. - Появился интересный феномен? - заинтересовался моряк. Чекист ответил уклончиво. У него не было уверенности, что имеет место феноменальная способность: с равным успехом объект мог оказаться связником белого движения. По словам Тростенцова, он не стал смущать комиссаров с улицы Гороховой рассказами о Безликой Силе. За такие разговоры запросто могли обвинить в мракобесии, а потому следовало соблюдать известную степень конспирации. - Я сказал, что знаю порядочного офицера, который был завсегдатаем Эзотерического клуба и способен отличить шарлатана от контрреволюционного провокатора,- пояснил Тростенцов.- Мне разрешили осторожно переговорить с вами и привлечь к операции. - Премного благодарен,- Садков усмехнулся.- Пожалуй, пришла пора поведать, в чем суть операции, для которой понадобился порядочный офицер. - О, простите,-

Максим смущенно хихикнул.- Помните поручика Тихонова, который иногда заглядывал в наш клуб? - Рыжеватый, с карими глазами, пониже среднего роста? - Так точно, он самый. - Припоминаю...- Антон Петрович был несколько разочарован.- По-моему, абсолютно банальная личность, никаких признаков астральной чувствительности. Если не ошибаюсь, он замаячил на нашем горизонте весной четырнадцатого, а затем был отправлен в действующую армию и с тех пор признаков жизни не подавал. - Совершенно верно,- с воодушевлением подтвердил Тростенцов.- Так вот, этой зимой, когда начался организованный драп с фронта, Тихонов вернулся в Питер. Разговор не надолго прервался, поскольку они подошли к дому, где ютилась семья военспеца Садкова. Виктория Николаевна даже прослезилась, увидев Макса, который представлялся символом безвозвратно сгинувшего благополучного прошлого. Гость, как оказалось, явился не с пустыми руками - презентовал две большие банки мясных консервов, чем привел давнишних друзей в экстаз. Лишь после ужина, уединившись с Садковым в крохотной каморке, которая совмещала функции кабинета и спальни, Тростенцов продолжил повествование о сомнительном феномене.

Революцию штабс-капитан Василий Тихонов встретил в харьковском госпитале. Выписавшись после поправки, офицер не стал возвращаться свой полк, а направился прямо в столицу, где жили старики-родители. Негласная слежка чекистов показала, что Тихонов нигде не работает, но частенько появляется на "блошиных рынках", торгуя ювелирными и антикварными безделушками. Поскольку происходил он из небогатой семьи, оставалось предположить, что упомянутые товары штабс-капитан позаимствовал в австро-венгерских городах, когда его рота действовала на вражеских землях. Приблизительно в конце января или начале февраля Василий отыскал нескольких постоянных посетителей Эзотерического клуба и объявил, что его астральная сущность обнаружила талант медиума-прорицателя. К тому времени жизнь интеллигентской прослойки сделалась совсем тоскливой, поэтому заскучавшие ценители мистики охотно согласились организовать спиритический сеанс. Результаты превзошли все ожидания: Тихонов изрекал предсказания поразительной точности. Следующие сеансы штабс-капитан сделал платными, и тем не менее нашлось изрядное число энтузиастов, желающих узнать будущее. Помимо прочего, Тихонов поведал одному посетителю, с кем из сослуживцев изменяет его жена. Другому назвал место, куда завалился бумажник с двумя сотнями фунтов. Еще штабс-капитан предсказал, что примерно через полвека свершится первый полет человека в безвоздушном пространстве, причем человеком этим будет русский офицер-авиатор, носящий древнюю княжескую фамилию Гагарин. Простофили-мистики не догадывались, что среди них имеется осведомитель ВЧК, однако до поры до времени охранка большевиков проявляла снисходительность и сквозь пальцы смотрела на шалости суеверных интеллигентов. Пристальное внимание чекистов к собственной персоне Тихонов привлек, когда поступили сигналы, что оракул абсолютно верно назвал срок высадки английского десанта на Кольском полуострове, причем пророчество прозвучало за месяц до этого прискорбного события. Во время последнего спиритического сеанса Тихонов предсказал скорый мятеж чехословацкого корпуса, а также наступление Деникина на Москву.

- События, которые случатся через десятки лет, мы проверить не способны,сказал Садков.- А высадку англичан на севере мог предсказать либо настоящий ясновидец, либо агент какой-нибудь Ми-Ай-пять, оповещенный о готовящейся операции. - Именно такие соображения и беспокоят моих руководителей,- ответил Тростенцов.- Не исключено, что Тихонов рассказывает о заговорах в надежде подыскать сочувствующих, которых можно привлечь к белогвардейскому подполью. После недолгих раздумий Антон Петрович картинно обратил взор к потолку и, разведя руками, проговорил: - Ничего не могу утверждать наверняка. Надо будет встретиться с ним лично. Тростенцов охотно согласился: - Обязательно. Вы должны посетить сеанс. Чекист скороговоркой продолжил инструктаж. Астральное зрение, сказал он, посещает Тихонова в период полнолуния и сохраняется на протяжении трех или четырех суток. Размер лунного диска уже приближается к максимальному, так что очередное представление состоится сегодня или завтра на квартире профессора Батарева. ВЧК решила пока не "брать" спиритическую компанию, но подержать под наблюдением, чтобы выявить возможные связи Тихонова и его сообщников. Помедлив, Тростенцов добавил: - Я присутствовал на прошлом сеансе, три недели назад. Тихонов предсказал мятеж Мамонтова, который случился только позавчера. И еще он очень подробно описал конструкцию ракетного судна, на котором полетит Гагарин. - И что же? - Понимаете, Антон Петрович...- мимика Максима выдавала сильнейшую растерянность.- Не слишком много людей знакомы с идеями Циолковского, однако Тихонов совершенно определенно говорил именно о ракете. Причем описал очень сложную конструкцию - к центральному агрегату приделаны по бокам четыре дополнительных устройства с баками и камерами сгорания. Он уверял, что все пять секций будут работать одновременно... Понимаете, такое сооружение кажется очень рациональным, но ничего подобного никто не предлагал. Тихонов просто не мог придумать такого сам! И вдобавок он сказал, что первый полет будет вовсе не к Луне, как принято считать. - А куда же, если не к Луне? - поразился Садков. - В том-то и загвоздка. Корабль облетит вокруг Земли и опустится на парашюте. - Очень странно, ничего не понимаю,- Садков был сбит с толку.- Макс, у меня возникло странное предчувствие. По-моему, лгун мог бы придумать что-нибудь более правдоподобное. - И какой же вывод? - глухо спросил Тростенцов. Моряк в задумчивости бродил по комнате: четыре шага в одну сторону, потом - четыре в другую. Наконец он тихо произнес: - Нелогичность заставляет усомниться... Возможно, Тихонов не врет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать