Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Семь печатей тайны (главы из романа) (страница 20)


Вне Земли. 20 мая 1918 года.

Впервые встретившись лицом к лицу с жителями иного мира, Тростенцов заметно нервничал. В отличие от него, Тихонов, который должен был насмерть испугаться, спокойно сидел на откинутом из стены мягком диване и блаженно улыбался. Вероятно, сказывалось совместное действие кокаина и коньяком, или бреланцы накормили медиума дурманящими пилюлями. Пятеро межзвездных путешественников были поглощены приборами своего кораблика, и на двух непрошенных пассажиров даже не глядели. Впрочем, напротив дивана, на котором устроились двое людей, угрожающе замер механизм, похожий на железного паука . Когда трехмерный иллюзион показал быстро удалявшуюся поверхность земного шара, Тростенцов возбужденно сказал: - Антон Петрович, катастрофа. Моторы у них - не ракетные! Чтобы поднять такой аппарат выше атмосферы, должны были хлестать целые реки пламени, а тут - тишина и покой. - Надеюсь, нам объяснят, что происходит,- громко произнес Садков. Два карлика-бреланца повернули к нему лица, их большие безгубые рты скривились подобием улыбки. Однако, Садкову было не до смешочков: в отличие от Макса, моряк не испытывал трепета в присутствии инопланетян. Антон Петрович снова потребовал, чтобы на них обратили внимание, и достиг желаемого результата. Командир бреланского экипажа раздраженно сообщил: - Вы напрасно торопитесь. Через несколько минут мы займем устойчивое положение над планетой, и тогда поговорим. Садков отметил, что этот пришелец произносит слова плавно, без пауз. Между тем Тростенцов, лучше кавторанга понимавший законы механики, стал объяснять, что сейчас летательное судно достигнет скорости около семи с половиной верст в секунду и примется кружить вокруг Земли, подомно микроскопической Луне. Слышавший его слова бреланец возразил: - Ошибаетесь. Мы не зависим от внешних сил притяжения. По той же причине для старта не требуются ракеты большой мощности. Однако перейдем к делу. Мы надеемся на ваше понимание и благоразумие. Он напомнил, что в настоящее время Землю изучают посланцы трех народов Вселенной: сами бреланцы, разумные змееподобные существа с планеты Назмар, а также уксаптиане, получившие в IX Отделении прозвище "большеголовые". Кроме того, сказал карлик, в Солнечной системе присутствуют два корабля с других планет, экипажи которых заняты разработкой полезных ископаемых Земли и Марса. Всех исследователей, продолжал бреланец, очень интересуют так называемые феномены. - Ваша планета уникальна в своем роде,- сказал он.- По каким-то причинам здесь рождается много существ, способных ощущать особую форму материи, которую вы называете бхагой. - Неужели на Брелане нет таких феноменов? - моментально спросил Садков. - Считанные единицы. Мы полагаем, что причина кроется в естественном спутнике Земли, который аномально велик и в периоды полнолуний отражает очень интересный поток электромагнитного излучения. Лунный свет имеет необычный спектр, благодаря чему взаимодействует с бхагой, подобно катализатору. - И потому в полнолуние становятся сильнее все феномены? - Мы так полагаем,- ответил пришелец.- Очень важно проверить, смогут ли земные ясновидящие чувствовать бхагу Брелана и других планет. Ничего нового в этом не было: они и прежде получали сведения, что чужаки развернули настоящую охоту на землян, обладающих необычными свойствами организма. Однако сейчас Садков почувствовал злость. Пришельцы относились к хозяевам планеты чересчур пренебрежительно - словно имели дело с туземцами южных морей. Обида на судьбу, сломавшую налаженный образ его жизни, сфокусировалась на незванных гостях из галактической бездны. Не подозревавшие о ярости, кипевшей в душе моряка, бреланцы объясняли Тихонову, что от него требуется. Василий все еще пребывал в сомнабулическом состоянии, однако разговаривал вполне осмысленно и сразу ухватил суть дела. - Там, куда меня отвезут, не будет войны и голода? - спросил он. Пришельцы заверили штабс-капитана, что на Брелане царит мир и что гостю будут обеспечены самые лучшие условия, каких на Земле у него никогда не будет. Кроме того, бреланская медицина залечит его раны и обеспечит очень долгую жизнь. Продолжая глядеть прямо перед собой стеклянными глазами, Тихонов сказал: - Я согласен. Но вы должны отправить туда же моих родителей и любимую женщину. Бреланец ответил с готовностью, словно заранее был готов к такому встречному условию: - Укажите на карте, где находятся эти люди. Мы заберем их немедленно. Пока внимание пришельцев было приковано к Тихонову, двое людей, обменявшись короткими фразами, составили план действий и даже начали претворять в жизнь свою авантюру. Сначала удача благоволила землянам, позволив вывести из строя железного сторожа. Только успех оказался мимолетным, и наспех задуманное дело завершилось бестолковым диспутом о гостеприимстве. Оскорбленные в лучших чувствах бреланцы прочитали нудную нотацию: дескать, некрасиво поднимать оружие на мирных пришельцев, которые не сделали земной расе ничего плохого. Мирные пришельцы добавили, что ученые Земли все равно не смогут толком исследовать необычный талант Тихонова, поэтому на Брелане медиум проведет остаток жизни с несравненно большей пользой - как для себя, так и для всей разумной жизни. На этом разговоры закончились. Корабль пошел на снижение, и через три минуты невежливых гостей высадили на пустыре между Комендантским аэродромом и Черной речкой.

Петроград. 20 мая 1918 года.

Грубо выпихнув нежелательных пассажиров, паук швырнул им вслед револьвер Садкова. Пока офицеры ползали по грязи, разыскивая казенное оружие, аппарат со слабым жужжанием поднялся на высоту трехэтажного дома и направился к Новой деревне, где жила семья Тихонова. Провожая взглядом быстро удалявшуюся машину, Антон Петрович машинально обтер "наган" об рукав мундира и пробормотал: - С Василием толком не попрощались. - Тоже мне, "мирные пришельцы",- возмущенно прошипел Тростенцов.- Вы еще кавказских горцев "мирными" назовите! Облака закрыли луну, стало темнее, летающая машина скрылась из виду, и бывшие сотрудники IX Отделения поплелись в сторону городского центра. На какое-то мгновение у обоих мелькнула мысль побежать к дому

Тихонова и там дать пришельцам еще один бой, однако высказать эту идею вслух никто не решился. Ясно было, каким исходом завершится любая затея такого рода, и вдобавок они понятия не имели, что делать с бреланской машиной, если даже удастся оную захватить. На каждом шагу их останавливали патрули, но мандат Максима избавил от осложнений. Тростенцов и Садков шли медленно, и по дороге успели договориться, как будут объяснять исчезновение медиума. Ясно было, как дважды два, что любая попытка честно рассказать о существах с другой звезды приведет прямой наводкой в трибунал. Около четырех часов утра они явились в бывшее управление градоначальства, где после ноябрьских событий обосновалась Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Здесь, несмотря на позднее (а может быть, и раннее - с какой стороны посмотреть) время, оказалось, что руководство Петроградской ЧК находится на боевых постах. - Тростенцов, вас товарищ Урицкий ждет,- обрадовал Максима дежурный. - Я с тобой,- шепнул коллеге Садков. В кабинете председателя сидел чекист Сукновалов, которому было поручено арестовать Тихонова и прочих любителей спиритизма. Заикаясь от злости, он поведал, что не успел накрыть заговорщиков на месте преступления. Когда отряд Сукновалова ворвался в квартиру гражданина Батарева, гостей уже не было, поскольку все разошлись, как только чекисты увели медиума. - Какие еще чекисты?! - вскинулся Урицкий. Именно сейчас было удобнее всего рассказать их легенду, и Максим бойко отбарабанил: - Товарищ председатель, это были не чекисты. Около двух ночи вошли какие-то люди, которые забрали штабс-капитана. Мы с Антоном Петровичем погнались за неизвестными, завязали перестрелку, но им удалось скрыться. Полагаю, белогвардейцы из числа сообщников Тихонова каким-то образом узнали о готовящемся аресте и решили спасти своего связника. Кроме того, когда мы крались за ними по лестнице, я слышал, как Тихонов жаловался: дескать, никакого толку от этих интеллигенции, ни одна сволочь не желает помогать белому делу. - Вы считаете, что, он был связан с заговором? Именно этого и следовало ожидать,- Урицкий задумчиво протер пенсне, затем снова посмотрел на Сукновалова.- Как я понимаю, вы опоздали и приехали туда гораздо позже двух часов. Где вас черти носили? - Товарищ председатель, чертовщина какая-то случилась! - чекист чуть не плакал.- За три квартала до того дома у грузовика мотор заглох. И мост разведенным остался - там тоже лебедки отказали. Не меньше получаса прошло, прежде чем машины заработали. "Знакомая история,- мысленно отметил Антон Петрович.- Сколько раз уже такое бывало: как только появляется неземной летающий аппарат - земные механизмы немедленно объявляют забастовку..." А председатель ЧК, махнув рукой, приказал Садкову и Тростенцову подробно написать обо всем, что происходило на сеансе Тихонова. Часом позже, принимая от них отчеты, Урицкий спросил: - Если не ошибаюсь, Максим Александрович, с месяц назад вы, кажется, сообщали, будто Тихонов проговорился насчет подготовки покушения на товарища Ленина? - Так точно, я писал об этом в прошлый раз. Тихонов говорил, что летом террористы-эсеры в один и тот же день будут стрелять во Владимира Ильича и в вас. - Значит, летом,- глубокомысленно повторил председатель. - Так точно,- Максим уточнил: - Но это произойдет только в случае, если провалится эсеровский мятеж в начале июля. Думаю, надо предупредить московских товарищей. Скептически покосившись на телефониста, Урицкий сказал строгим тоном: - Очень странно, что большевик с вашим стажем, да вдобавок чекист, верит столь реакционной поповщине. Стыдно, товарищ Тростенцов. Этот штабс-капитан просто хвастался, пытаясь запугать реакционную профессорскую массу...

Запись в рабочей тетради А.П.Садкова от 31 августа 1918 года.

Подводя итоги, я могу констатировать, что за прошедшие 100 дней почти все пророчества Тихонова подтвердились с удивительной точностью. Мятежи эсеров и чехословацкого корпуса, расстрел Николая II, захват англичанами Кавказа и Туркестана произошли в названные сроки. Кроме того, по адресам, которые называл Тихонов (Молочный пер., Левшинский пер. и т.д.) московские чекисты действительно обнаружили явки контрреволюционного подполья, в том числе "Национального центра", "Союза возрождения" и прочих организаций того же рода. В начале июня проф.Батарев показал мне записи приборов, которые фиксировали пульсации мозгового электричества под черепной коробкой медиума. По его словам, самописцы начертили на бумажной ленте зигзаг, какого никогда не бывает у обычных людей. Прежде такую же форму колебаний удалось обнаружить у доктора Е.Морозова, однако мозг нашего Евгения создавал очень малую амплитуду. Батарев сказал, что у Тихонова эти токи становились сильнее с каждым полнолунием. События последних суток в лишний раз подтверждают замечательный дар шт.-кап. Тихонова. Вчера днем эсер застрелил Урицкого. Для расследования этого дела в Питер приехал Дзержинский, и Максим сумел переговорить с шефом ВЧК и показал наши майские отчеты с предсказаниями Тихонова. Максу показалось, что Дзержинский не слишком поверил документам трехмесячной давности, но спустя полчаса ему принесли телеграфную ленту, на которой было написано, что в Москве какая-то эсерская барышня стреляла в Ульянова. Скепсиса у председателя ВЧК сразу поубавилось. На вокзале Дзержинский сказал Максиму: "Жаль, что этому пророку- оракулу удалось скрыться. Его таланты следовало использовать в интересах Советской Власти". Эти слова кажутся мне в высшей степени обнадеживающим признаком. Если среди кремлевских правителей возможны подобные настроения, то новое IX Отделение появится даже раньше, чем я ожидал.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать