Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Семь печатей тайны (главы из романа) (страница 24)


- И еще много таких проявлений было,- с воодушевлением говорила Вера.- Он на расстоянии двигает любые предметы домашней утвари. Дрова в печку покидал, не прикоснувшись руками... - Бутылка самогона перелетела с буфета на стол,- вставил Егор.- Только по стаканам Мокшин руками разливал. - Понятное дело, это работа тонкая, расплескать боялся,- Садков сделал заметку в записной книжке.- Как бы вы оценили его способности в цифрах? Немудреный вопрос поставил обоих командированных в тупик. Как и следовало ожидать, политически грамотный молодняк, встретившись с настоящим феноменом, впал в телячий восторг, начисто позабыв инструкции. Пришлось учинить им допрос по всем правилам, чтобы заставить сопляков вспомнить нужные ОСОТ сведения. Горе-агенты оказались неспособны делать простые умозаключения, а вместо этого принялись наперебой рассказывать, какой предмет и на какое расстояние перемещал Мокшин. Потерявший терпение Илья Афанасьевич спросил раздраженно: - При этом он обязательно должен смотреть на перемещаемое тело? - Вроде бы нет...- Вера беспомощно потупилась.- Вот был такой случай... Она не успела удовлетворить любопытство Барбашина. В кабинет без стука вошел Злыгин - замначальника оперативного отдела. - Исаак Абрамович, позвольте вас на минутку,- с этими словами "сосед" мотнул головой, приглашая комиссара в коридор. - У нас идет важное совещание,- недовольным голосом отозвался Шифер. - Тем более,- загадочно сказал Злыгин.- Время не ждет. Набычившись, комиссар выбежал, возмущенно хлопнув дверью. Минуты через три Шифер вернулся с очень озабоченным видом в сопровождении Злыгина и нескольких сотрудников отдела оперативно-технических средств. Технари деловито водрузили на стол и подключили к электрической розетке громоздкий агрегат, производивший впечатление груды беспорядочно припаянных друг к другу радиодеталей. Как ни удивительно, устройство вроде бы работало, и незванные гости, держа резиновыми перчатками металлические трубки с решетчатыми наконечниками, соединенные с грозной машиной толстым проводом, двинулись вдоль стен. Дважды обойдя кабинет по периметру, один из инженеров уверенно сказал: - Оно должно быть где-то вон там...- и показал пальцем в верхний угол комнаты, где сходились под прямыми углами две стены и потолок. - Действуйте,- распорядился Злыгин. Недоумевающие осотовцы в полной растерянности наблюдали, как красноармейцы охранного подразделения установили лестницу, и коллеги из другого отдела полезли на верхотуру. Приборы жужжали, позванивали, моргали лампочками, искрили плохо запаянными контактами, но никто даже не пытался объяснить, что здесь творится. Наконец после долгих загадочных манипуляций предмет поисков был извлечен из стены и оказался на столе Шифера. Фотограф дважды щелкнул своим аппаратом, ослепив всех вспышками магния. - Похоже на обыкновенный гвоздь,- разочарованно резюмировал комиссар.- Не может такая кроха работать, как радио. - Если верить пеленгатору, этот "гвоздь" и сейчас продолжает сигналить,сообщил Злыгин. Постепенно стало ясно, как развивались события. Отдел ОТС испытывал новую технику, которая предназначалась для засечки вражеских радиопередатчиков. Неожиданно пеленгатор показал, что из помещений Особого отделения исходят довольно сильные сигналы на очень коротких волнах. Начальник отдела немедленно оповестил оперативников, Злыгин поднял тревогу, а в результате было обнаружено невесть что. Садков, имевший дело с первыми морскими станциями беспроволочного телеграфа еще в начале века, недоверчиво взял двумя пальцами таинственный "гвоздик" и направил на находку мощную линзу лупы. Сквозь увеличительное стекло отставной флотский офицер увидел трубку чуть длиннее двух дюймов, сделанную из непонятного матового материала. Из заостренного конца исходила металлическая нить длиной около половины фута (Антон Петрович так и не привык к новым мерам). На другом торце поблескивал гранями голубоватый кристалл размером в ноготь мизинца. - Скорее уж не гвоздь, а булавка с драгоценным камнем,- сказал Садков. Внезапно "булавка" сделалась горячей, и Антон Петрович, охнув, выпустил ее из обожженных пальцев. Дерево столешницы в том месте, где упал загадочный предмет, задымилось и почернело. Воронин немедленно плеснул туда из графина, поднялась струйка пара, послышалось слабое шипение. Когда Шифер снова взял эту штуковину пинцетом, она уже остыла, превратившись в бесформенный комочек неизвестного вещества.

Расплавившуюся находку отправили в лабораторию, а личный состав ОСОТ вернулся к делу Мокшина. Гладышева бойко поведала, как они с Ворониным разыграли изумление и страх при очередном проявлении феномена. Иван Филиппович добродушно посмеялся и заверил глупых городских юнцов: - Не бойтесь, детки. Я с нечистой силой не знаюсь. На другой день, прикинувшись восхищенными, лже-студенты принялись упрашивать Мокшина рассказать и показать, как у него получаются такие чудеса. Привыкший к подобному отношению публики северянин поначалу отнекивался, но потом все-таки поддался на уговоры и долго двигал разные предметы, не прикасаясь к оным никакой частью своего тела. Пока Вера взахлеб излагала эти сведения, Воронин напряженно выводил каракули на листе бумаги. Потом отложил затупившийся карандаш и сказал: - Позвольте мне, товарищи. По моим подсчетам выходит, что феномен обычно работал с телами не тяжелее четверти пуда. Максимальный груз Мокшин способен поднимать на высоту не больше метра или перемещать в пределах комнаты волоком, то есть не отрывая от пола. Пятифунтовую гирю он подбрасывал до потолка шесть раз подряд, но потом признался, что сильно устал. Вера недовольно посмотрела в сторону напарника, прервавшего ее рассказ. Хотя Гладышева была много младше по возрасту и стажу оперативной работы, напористый характер явно позволил ей захватить лидерство во время командировки, и размазня Воронин с таким распределением обязанностей явно согласился... Впрочем, Егор уже сказал все, что хотел, и она продолжила бойко отчитываться. Молодые уполномоченные легко нащупали слабую струнку феномена неграмотный крестьянин был тщеславен. Ему льстило внимание образованных городских людей. Мокшин радовался, точно ребенок, слушая рассказы осотовцев о почете и внимании, коими будет окружен в столице. Простодушный деревенский чудотворец буквально потерял голову, когда узнал, что в Москве с ним будут разговаривать профессора - магическое слово "профессор" окончательно сломило Ивана Филипповича. - Мы обещали пригласить ученых, которые будут изучать эту волшебную силу, а потом отвезут его в Москву,- снисходительно посмеиваясь, докладывала Гладышева.- Пришлось приврать, что его дети будут учиться в лучших городских школах. Я чуть не пообещала со временем устроить близнецов в университет, но вовремя спохватилось, что наш дядечка Ваньша просто не поймет столь мудреного слова. Однако он и без того нам поверил и согласился... Девушка рассмеялась, искренне потешаясь наивностью феномена. Шифер и Воронин тоже заулыбались. Барбашин, напротив, нахмурился и проговорил раздраженно: - Поражаюсь вашему цинизму, коллеги. По-моему, ничего смешного тут нет. Вероятнее всего, нам действительно придется забрать всю семью в какую-нибудь специальную клинику для длительных медицинских наблюдений. Дар мог перейти по наследству к детям. - Совершенно справедливо,- без большой охоты согласился с давним соперником Садков.- А теперь у меня есть еще один вопрос. Надеюсь, вы не забыли выяснить, при каких обстоятельствах Мокшин приобрел свои необычные способности? Согласно донесениям местных чекистов, еще несколько лет назад Мокшин ничем не выделялся из общей массы земляков. Дар психокинеза появился у него совсем недавно, в середине двадцатых годов. Поэтому, составляя инструкцию для командированных в автономную область Коми сотрудников, ветераны особо подчеркивали: крайне важно выяснить, как это случилось. - Нет, я не спросила...- покаянно созналась Вера. Она беспомощно поглядела на Воронина, однако тот виновато развел руками. Комиссар поспешил заступиться за своих любимцев: - Мелкие упущения в нашей работе случаются постоянно. Молодежь сделала главное - разведала обстановку и подготовила Мокшина к встрече с учеными, то есть с нами. А уж мы

разберемся с остальными вопросами. - Не сомневаюсь,- саркастически произнес Барбашин. И тут Егор Воронин вдруг вспомнил свой разговор с Мокшиным, который случился перед самым отъездом осотовцев из Микунихи. Иван Филиппович сконфуженно поинтересовался, разрешат ли ему выступать в цирке с разными фокусами, вроде жонглирования без помощи рук. Оказывается, очень давно отец повез его в город на ярмарку, и там двенадцатилетний пацан был сражен красочным представлением цирка шапито. С тех пор пределом его мечтаний сделалась надежда самому хоть разок выйти на сцену в обтягивающем алом трико, усыпанном блестящими звездочками.

До станции Печора осотовцы ехали ровно двое суток. Их вагон прицепили к воинскому эшелону, загруженному красноармейским обмундированием и другими припасами для северных гарнизонов. Вагон был - просто сказка, каждый пассажир расположился в отдельном купе с умывальником и отхожим местом. По слухам, при старом режиме это чудо железнодорожной техники принадлежало кому-то из великих князей. Примерно за час до последнего в этом поезде ужина комиссар, сохраняя на лице озабоченное выражение, шлепнул ладонью в дверь, на которой была нарисована римская цифра IV. Потом, не дожидаясь ответа, дернул рукоятку и вошел в купе, где обнаружил Барбашина с намыленным лицом и бритвой в руке. - Илья Афанасьевич, нам нужно поговорить,- продолжая хмуриться и нервно закусывать губу, сказал Шифер.- Если не возражаете, я приглашу и товарища Садкова. - У меня есть сильнейшее подозрение, что вы пригласите товарища Садкова, даже если я возражаю,- буркнул отставной ротмистр. Вскоре они сидели втроем, а сунувшейся в дверь Верочку комиссар непривычно резко заявил: дескать, здесь не комсомольское собрание, но мужской разговор, не предназначенный для женского любопытства. - Я думала, вы собираетесь обсуждать операцию в Микунихе,- обиженно пропищала она. - Нет, мы собираемся травить неприличные анекдоты! - отрезал Шифер. Выставив назойливую девицу, он сказал, задумчиво подбирая слова: - Меня продолжает беспокоить история с тем "гвоздем", который неизвестно кто подложил в... вбил в стену моего кабинета. Нет ли у вас соображений на этот счет? - Лично я готов заподозрить, что предмет был подслушивающим устройством,сказал Садков.- Разведки многих враждебных стран интересуются работой органов ОГПУ. В том устройстве наверняка имелся микрофон и радиопередатчик, который передавал наши разговоры в эфир, а где-то недалеко сидит шпион и слушает, о чем мы говорим... Одно смущает - не существует столь микроскопических радиостанций. - В том-то и дело! - Шифер покачал головой.- Инженеры из оперативно-технического просто в панике. Говорят, материал науке неизвестен. Тоненькая проволочка, которая наверняка служила антенной, так она из золотого сплава сделана. А остальное - какая-то масса вроде эбонита, только с примесями никому не нужных химических элементов. Германий какой-то, кремний... И больше ничего не осталось, никаких радиодеталей, даже расплавленных. Они с Садковым принялись гадать, из какой страны заброшен шпион, установивший на Лубянке этот микрофон с передатчиком. Барбашин молча чистил свой "браунинг" и, посмеиваясь, слушал, как коллеги пытаются сделать выбор между англичанами, американцами и немцами. Потом, вставив в рукоятку магазин, он убрал пистолет в потайную кобуру и негромко высказал предположение, что дела могут обстоять не так драматично. - Все мы знаем, про некую службу при нашей же конторе, о существовании которой не принято упоминать,- Илья Афанасьевич скривил губы сардонической усмешкой.- Если спецгруппа ставит подслушивающие устройства даже в самых высоких кабинетах Кремля, то никто не мешает дорогим коллегам следить за различными отделами внутри ОГПУ. Так что не болтайте лишнего, и беспокоиться будет не о чем. - Сначала я тоже о них подумал,- признался Шифер.- Однако начальник спецгруппы, узнав о находке Злыгина, был встревожен не меньше моего. Он показал микрофоны, которые устанавливает его подразделение - совершенно другая конструкция! Вдобавок ученые уверяют, что современная техника ничего подобного создать не способна. Опыт прошлых лет общения с тайнами подготовил Садкова к таким неожиданностям. Не долго думая, Антон Петрович высказал собственную версию происшествия: - Если устройство не может быть изготовлено на нашей планете - стало быть, он изготовлено где-нибудь в другом месте. Напоминаю вам, что существуют амулеты древних цивилизаций Земли, обладающие непостижимым могуществом. Кроме того, обитатели других миров также обогнали земную технику - как в области воздухоплавания, так и по части радио и телевидения. Комиссар долго обдумывал его слова, после чего произнес неуверенно: - Ох, не знаю...- Шифер дернул плечом.- Не верю я в вашу мистику. Скорее уж можно согласиться, что за нами следят посланцы иных планет. Еще раз продумав ситуацию, рассудительный Антон Петрович осторожно намекнул, что пришельцы слушали разговоры в комнатах ОСОТ не ради развлечения, но с определенной целью. - Цель как раз-таки понятна,- отмахнулся комиссар.- Вечная борьба разведки с контрразведкой. Мы охотимся на них, а они шпионят за нами, чтобы узнать наши намерения. По этому поводу Барбашин высказался довольно пренебрежительно: дескать, коли инопланетники действуют привычными для земных спецслужб методами, то и вылавливать их следует по старинке, как обычных вражеских лазутчиков. Он предложил подготовить операцию типа тех, какие уже не первое столетие осуществляли органы тайной полиции разных стран: выходить на явки, брать пришельцев под плотное наружнее наблюдение группами филеров, обкладывать агентурой, подбрасывать дезинформацию. В свою очередь, Садков не упустил случая напомнить о подробном плане подобных операций, который уже вторую неделю лежит без движения в сейфе комиссара. Шифер поклялся партбилетом, что внимательнейшим образом изучит садковские рекомендации, как только вернется в Москву. Однако Барбашин не был бы Барбашиным, если бы не нашел способа подпортить настроение начальству. - Ни черта мы не сделаем с такими кадрами,- сказал он презрительно.- Ваша молодежь... Критиковать комсомольских выдвиженцев оба ветерана могли часами и, как с прискорбием признавал комиссар, почти все их замечания содержали немалую долю истины. Вздохнув, Шифер решительно заявил: - Раз уж мы завели такой задушевный разговор, слушайте внимательно, чтобы больше к этому не возвращаться. Хоть на уши станьте, но не готовят на Земле специалистов по борьбе с феноменами такого рода! Других людей у нас нет, так что работать будем с теми, которых сумеем подобрать и правильно подготовить. Если они чего-то не понимают - учите, передавайте опыт. - Не больно-то они хотят учиться,- проворчал Садков. - Такую клизму вставлю - на коленях приползут просить, чтобы научили,пообещал комиссар.- А вообще-то прогресс невооруженным глазом виден. Помните, еще пару лет назад они первым делом хватались за револьвер? Согласитесь, что теперь оба усвоили азы слежки, агентурной разработки и других наших премудростей. Они уже не рвутся уничтожать феномен, а понимают, что тайну положено раскрыть, изучить и понять. "Старички" не могли не согласиться, что Шифер в чем-то прав, но признать это вслух не позволяло самолюбие. - Зато новенький громила наверняка примется палить из "нагана", едва увидит чудеса нашего феномена,- продолжал брюзжать Барбашин.- На кой ляд в отделе еще один недоучка? - Нам позарез нужен сотрудник с медицинским образованием,- отрезал потерявший терпение Шифер.- Кроме того, Кольцов окончил курсы и зря стрелять не станет. Даже по феномену.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать