Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Семь печатей тайны (главы из романа) (страница 29)


Снова и снова Садков вспоминал, как они вошли в заваленную трупами станицу, как нашли в штабной избе задушенных ипритом Троелапова, Сарычева, Барбашина, Доренко и прочих. Как бы не относился бывший моряк к бывшему жандарму, Антон Петрович не мог одобрить такой хладнокровной расправы с давним сослуживцем. Впрочем, он понимал, что ничего уже не изменить, а потому в очередной раз придется смириться с неизбежностью. Вот Илья, свеж пример перед глазами, решил поступить наперекор - и чем дело обернулось... Садков кое-как написал отчет и принялся за расшифровку записей в блокноте, который оказался рядом с телом Барбашина. Особенно заинтересовала его стенограмма последних прорицаний Симеона Блаженного. Карандаш Ильи Афанасьевича зафиксировал обрывки сказанного ясновидцем: "С.Д. говорит: Вижу, как рухнет их власть. Будет много смертей. Особенно на Кавказе. Сами же большевики свою власть разрушат. Губернские начальники будут уничтожать Совдепию. А возглавит это богоугодное дело видный большевик по кличке Мишка Горбатый. И колхозам конец наступит. Коммуняки поймут, что глупость сделали, обижая крестьянина. Сам их главарь, этот усатый грузин пропишет в газете: мол, голова от успехов закружилась".

Вечером на общем совещании личного состава Особого отделения подводили итоги и готовили рекомендации. Они постановили подвергнуть труп Доренко тщательному патологоанатомическому исследованию, хотя никто не сомневался, что вскрытие никаких тайн ясновидения не прояснит. Поэтому, как было принято в ОСОТ, останки следовало сохранить в замороженному виде, чтобы продолжить изучение феномена в будущем, когда наука создаст более совершенные инструменты. Предостережение о том, что Советская власть может развалиться в результате измены номенклатурных работников, показалось осотовцам откровенной глупостью. Вера Гладышева даже напомнила о многочисленных случаях, когда предсказания Доренко оказывались неверными. Тем не менее информация об этом (включая кличку "Мишка Горбатый") ушла в ЦК, и по этому вопросу было принято специальное секретное постановление. Как следствие, с тех пор ни один партийный деятель с мало-мальским намеком на горбатость к ответственным постам даже близко не подпускался... - Что же касается последней фразы, будто...- Шифер замешкался, пытаясь поделикатнее сформулировать,- будто один из руководящих работников выступит с осуждением провозглашенного партией курса коллективизации, так это просто чушь. На столе перед комиссаром зазвонил телефон прямой связи с председателем ОГПУ. Судя по ответным репликам начальника ОСОТ, Менжинский дал указание организовать коллективную проработку какого-то директивного материала, который будет опубликован в завтрашнем номере "Правды". Внезапно осотовцы увидели, как бледнеет и вытягивается лицо комиссара, и шеф отдела дрожащим голосом переспросил, как называется статья. Потом он положил трубку, посмотрел на подчиненных безумными глазами и, запинаясь, проговорил: - Завтра газета "Правда" напечатает статью товарища Сталина о перегибах, допущенных в ходе коллективизации. Статья называется "Головокружение от успехов".

Триста ярдов над килем

Матросы с "Авроры" помогали ставить палатки. Сидя на скале, Садков безучастно наблюдал, как вбивают стальные костыли, натягивают тросики, как поднимаются, трепеща на ветру, брезентовые полотнища. - Вы как следует крепите,- рассеянно попросил он старпома.- Все-таки шторм надвигается. Не хотелось бы, чтобы ветер сдул нас в море. - Сколько вы тут пробудете? - Сколько придется,- Антон Петрович пожал плечами.- Сутки, неделю, месяц... Со стороны крейсера, безумно раскачиваемая волнами, приближалась двенадцативесельная шлюпка с припасами и остальными членами опергруппы. В бинокль было видно, что молодежь из ОСОТ, непривычная к таким испытаниям, переносит морскую болезнь не лучшим образом. - Женщина останется с вами? - похоже, этот вопрос интриговал всех моряков. Покосившись на старпома, Садков проворчал: - Проследите, чтобы при выгрузке не утопили рацию. И провиант...- он встал, разгибая занывшую спину.- Поброжу по острову. Тухну - голый камень, торчавший из моря у входа в Финский залив между полуостровом Ханко и эстонскими берегами, имел не больше двух километров в периметре и возвышался над водой метров на пять-шесть. Казалось, ничего интересного здесь найти нельзя, однако, совершив обход, Антон Петрович обнаружил в средней части острова крохотный грот, куда могли бы втиснуться несколько человек. Обрадованный осотовец чуть ли не бегом бросился к остальным и потребовал перетащить в эту нору все припасы и снаряжение. Моряки, чертыхаясь, принялись мастерить брезентовый полог, закрывающий вход в пещеру. Гладышева с Ворониным немного отошли после качки и тоже подключились к работе. К вечеру груз был аккуратно уложен и, по мере возможности, защищен от постоянно витавшего над Тухну облака соленых брызг. Краем уха Садков расслышал, как авроровцы рассказывают Вере страшные истории про бедолаг, унесенных волнами в штормовое море. Осотовская дама внимала этим байкам без лишнего доверия, но явно была озабочена предстоящим дежурством в столь непривычной обстановке. - Кончай травить,- скомандовал Садков, приблизившись к окружившим Веру шутникам.- Сейчас они предложат тебе отказаться от высадки на остров и провести эти полтора месяца у них в кубрике. - Как полтора месяца?! - в один голос охнули Вера и моряки. - Быстрее не управимся,- с мрачным видом изрек Антон Петрович, который и сам был не дурак по части флотского юмора. Оставив потрясенный молодняк переваривать ужасную новость, он нашел старпома и велел напомнить капитану, что крейсеру придется оставаться поблизости, невзирая на погоду. По первому же радиовызову чекистов, "Аврора" должна была полным ходом устремиться на подмогу. - Шторм обещает быть не меньше восьми баллов,- робко заметил моряк. - Нас интересует именно такая погода,- отрезал Садков. Старший помощник "Авроры", поколебавшись,

все-таки спросил: правда ли, мол, что крейсер вышел в поход из-за неизвестного корабля, который натворил столько бед в последние дни. Отвечать ему Антон Петрович не стал, а только посоветовал забрать команду и поскорее возвращаться на корабль. Стоя возле кромки прибоя, трое осотовцев провожали взглядами уходящие шлюпки. Нарастающее бешенство шторма безжалостно валяло гребные суденышки с борта на борт, и временами Вера вскрикивала от страха, что вот-вот волны опрокинут какую-нибудь шлюпку днищем кверху. Однако путешествие закончилось благополучно. Лебедки подтянули оба плавсредства к шлюпбалкам, и крейсер малым ходом двинулся курсом зюйд-вест, чтобы укрыться под защитой берегов острова Хийума. - Смотрите, Антон Петрович, там в море еще один корабль,- сказал вдруг Егор.- По-моему, военный - видны башни для пушек, надстройки спереди и сзади... - Военный,- согласился Садков.- Это - немецкий броненосец "Шлезиен", то бишь "Силезия". Полагаю, он явился сюда по той же причине, что и мы.

Приехав в Кронштадт позавчера под вечер, Садков первым делом отправился на базу ЭПРОНа - Экспедиции подводных работ особого назначения. К его большой радости, начальником балтийских водолазов оказался Виктор Корзун, с которым они подружились накануне мировой войны. Тогда лейтенант Корзун служил старшим механиком на крейсере "Рюрик", а старший лейтенант Садков отрабатывал "морской стаж", необходимый для производства в очередное звание. Пароход "Водолаз" был уже готов к отплытию, поэтому они на скорую руку отметили встречу, а затем Антон Петрович представил эпроновцу оперуполномоченного Андрея Кольцова. - Он пойдет с вами,- сказал Садков.- Операция проводится по заданию ОГПУ, так что будешь выполнять все его распоряжения. Корзун, скорчив недовольную мину, проговорил не без раздражения: - И чего вдруг решили горячку пороть... Мы ведь еще в позапрошлом году искали эту галошу. С точностью до двух-трех кабельтовых определили место, где перевернулась и затонула "Русалка", после весь квадрат вдоль и поперек протралили. Мои водолазы сделали не меньше сотни погружений. И ни черта не нашли. - Почему же, не совсем "ни черта",- возразил пунктуальный чекист.- Если не ошибаюсь, водолаз Головня обнаружил якорь "Русалки" с обрывком цепи. Стало быть, броненосная канонерка тонула именно в этом месте. - Тонула, да не затонула,- отмахнулся главный водолаз флота. Пока они шли по причалам к стоянке "Водолаза", Корзун изложил свое мнение: когда "Русалка" опрокинулась кверху килем, внутри корпуса оставалось какое-то количество воздуха. В результате корабль не ушел прямо на дно и несколько часов дрейфовал на небольшой глубине, как субмарина с неполностью продутыми балластными цистернами. За это время волны отогнали беспомощный броненосец на много миль в сторону, а по дороге "Русалка" растеряла якорь и другие плохо закрепленные предметы. Усмехнувшись, Садков посоветовал старому приятелю прекратить дискуссию и в точности выполнить указания вышестоящего командования. - Андрюха в курсе наших планов,- сказал Антон Петрович.- Может, даст нужный совет, если случится что-нибудь непредвиденное. И не забудь Кольцов должен иметь постоянный доступ на радиопост, чтобы поддерживать связь со мной... Как у вас, кстати, с радиосвязью? - Как и со всей остальной техникой,- крамольно буркнул Корзун.- Сработано добротно, только отстаем от цивилизации на десяток лет... Эпроновец поведал анекдотическую историю, случившуюся совсем недавно - в нынешнем, 1932 году. СССР продал германской авиакомпании два новеньких пассажирских самолета АНТ-9. И хотя туполевские гиганты были изготовлены из металла, немецким инженерам пришлось для увеличения скорости обтянуть крылья таким несерьезным материалом, как полотно. Дело в том, что построенные из гофрированного алюминия корпуса самолетов создавали слишком сильное сопротивление воздушному потоку. - Ладно уж, ступайте,- Садков подтолкнул товарищей в сторону трапа.Пусть будет у вас сотня футов под килем! Тихоходный старик "Водолаз" неуклюже отчалил, а Садков направился на свой первый корабль. К сожалению, выяснилось, что на "Авроре" какие-то неполадки с машинами, поэтому опергруппе пришлось заночевать во флотской гостинице для комсостава. А на следующий день Садков был срочно вызван в Ленинградское управление ОГПУ. В секретно-политическом отделе ему вручили полученную час назад шифрограмму из ОСОТ. Шифер сообщал: "По данным Разведупра, вчера из Киля отправился в восточную часть Балтийского моря "Шлезиен". Достоверно установлено, что 29 сентября командиром корабля назначен капитан первого ранга Канарис. Таким образом, подтверждаются наши догадки о характере феномена. Не исключено, что немцы намерены перехватить нашу находку. Ответственность за успешный исход операции возложена лично на вас". Прочитав раскодированное послание, Садков подумал с мрачным торжеством: "Наконец-то сообразили, с чем имеют дело". И тем не менее оставалось чувство обиды. Все его попытки растолковать смысл происходящего не имели полного успеха. А вот вмешался абвер - сразу поумнели начальнички. Другое дело, что появление на сцене Канариса сулило новые неприятности. Разумеется, упоминанием об "успешном исходе" комиссар вовсе не имел в виду, что опергруппа должна помешать "Шлезиену" сблизиться с призраком. Даже эти береговые деятели должны были понять: ни пистолеты трех чекистов, ни даже легкие пушки "Авроры" не способны отогнать старый, но вполне боеспособный броненосец. Грозный финал шифровки означал совсем другое.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать