Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Семь печатей тайны (главы из романа) (страница 37)


Москва. 20 мая 1948 года.

На утренней пятиминутке Дастуриев прочитал выдержки из шифротелеграммы, которую прислали командированные на Дальний Восток капитаны Селищев и Яковенко. Летающего человека они так и не нашли, но собрали множество свидетельств, подтверждающих, что крылатое существо продолжает изредка появляться по ночам в небе Приморья. - По-моему, скоро будем гулять на свадьбе,- глубокомысленно заметила Вера Ивановна.- Кадаги Дастуриевич, у вас часом не было откровений на этот счет? - И без ясновидения понятно, что ребята уверенно идут прямо к ЗАГСу,фыркнул генерал.- Прошу вас, товарищ Воронин. Егор Николаевич сообщил о ходе испытаний новой ракеты Р-1, которая была точной копией немецкого снаряда ФАУ-2. Потом они обсудили перспективы по делу престарелого феномена из Литвы. Кольцов отчитался о разработке московской оккультной секты, связанной с франкмасонами Польши, Чехословакии, Франции. Гладышева, продолжавшая изучать легенды и мифы Северной Якутии, полагала, что в низовьях Индигирки живет шаман, владеющий волшебным камнем, то бишь источником силы. Уточнив задания, Дастуриев отпустил всех сотрудников кроме Гладышевой. - Почитайте, Верочка,- сказал генерал.- И подумайте, что мы можем сделать. Письмо, поступившее из военной контрразведки, было не слишком длинным, но Гладышева изучала документ долго, словно заучивала наизусть. Потом произнесла обиженным голосом: - Почему особисты решили отфутболить эту парашу к нам? Начальник Комиссии объяснил, скорчив кислую мину: - Формально они следуют инструкции тридцать четвертого года. Обратите внимание - экспертиза показала, что немецкие солдаты могли быть убиты неизвестным науке подземным животным. А монстры проходят по линии Особой Комиссии. Я тоже думаю, что вся эта история окажется сплошным недоразумением, не имеющим никакого к нам отношения. Вот и попытайтесь это доказать. - Надо же, в самом центре Европы живет гигантский крот-людоед,засмеялась Вера Ивановна.- Убивает эсэсовцев и ворует у них автоматы.

Услышав о визите подполковника госбезопасности, Иван Трофимович Черкалин немного струхнул. Похоже, высокопоставленный работник министерства предполагал, что МГБ намерено расследовать какие-то аварии, случившиеся за последнее время на разных урановых шахтах. Однако после первых же слов Гладышевой на смену испугу пришло недоумение. - Да, действительно, я работал на "Святом Августине",- подтвердил Иван Трофимович.- Не успел эвакуироваться в сорок первом. Попал под оккупацию. А в конце сорок второго многих шахтеров Донбасса угнали в Германию. Большую часть на угольные разрезы отправили, а меня вот - уран рубать. - Тяжко было? - сочувственно осведомилась Вера Ивановна.- Махать киркой в шахте, из-под палки, в духоте... - Условия работы были как раз не слишком тяжелые,- лицо инженера отразило болезненные воспоминания, оставшиеся от каторжных лет.- На "Августине" была прекрасно налажена вентиляция, к тому же проходка велась не киркой, даже не пневматическим молотком - врубовый комбайн работал. Другое угнетало - плен. И работали в забое шахтеры-немцы, а нас они использовали на самой черной подсобке... Гладышева позволила ему выговориться, и Черкалин довольно долго рассказывал о страшных днях подневольной жизни на чужбине. Когда собеседник избавился от скованности, Вера Ивановна вернулась к теме, которая интересовала ОСКОМ. - Вы единственный, кто побывал на "Святом Августине" и сейчас живет в Москве,- сказала она.- Постарайтесь припомнить, при каких обстоятельствах в сорок третьем году была подорвана одна штольня. - Штольни не взрывали,- машинально уточнил Черкалин.- Были взрывы в нескольких штреках. "Ха-два" попросту затопило грунтовыми водами, в "Йот-один" загорелся метан - стало быть, вас интересует "Йот-четыре"... Кивнув, подполковник спросила: - Что же там произошло? Для начала инженер объяснил разницу между основными типами горных выработок: оказывается, штольня имеет непосредственный выход на поверхность, а штрек - нет. Затем Черкалин начал вспоминать события пятилетней давности.

Иностранные рабочие часто погибали на шахтах. Смертников в полосатых робах стреляли - развлечения ради - охранники, многие погибали от истощения или оставались под завалами. Когда скопившаяся в легких пыль урановой руды делала человека нетрудоспособным по причине силикоза, заключенных, естественно, не лечили, а отправляли прямо в крематорий ближайшего лагеря смерти. Черкалину повезло: как инженера с высшим образованием, его не часто посылали разгребать породу в забое, превратив в дармового консультанта технической службы. Под конец весны 1943 года в штреке J4 случилось несколько смертей, причем погибали шахтеры-немцы. В тот раз Иван Трофимович оказался рядом, когда выносили мертвецов, и своими глазами видел на горняках раны, нанесенные острыми предметами. Официальной версии насчет утечки газа, конечно же, никто не поверил. Среди советских каторжников немедленно пошли разговоры о подпольной боевой группе, которая принялась мстить фашистом. Однако Черкалин точно знал, что романтичная легенда о неуловимых партизанах тоже была выдумкой. Во-первых, он сам был членом парторганизации лагеря, а, во-вторых, подпольщики не стали бы расправляться с простыми работягами ненависть заключенных непременно обрушилась бы на садистов из охраны. Через несколько дней были убиты еще двое или трое шахтеров, и тогда рабочие отказались спускаться в J4, требуя от администрации обеспечить безопасность. Иностранных рабочих вывели на плац и многократно пересчитали, сверяясь со списками. Убедившись, что все на месте, охранники загнали иностранцев в бараки, откуда не выпускали почти четверо суток. Однако, загадочные убийства не прекращались, каковое обстоятельство, вроде бы, сняло подозрение с русских, украинцев, французов и чехов. Выйдя из бараков, измученные голодом пленники

услышали панические слухи о гигантских подземных чудовищах, которые внезапно появляются в дальних штреках и своими ужасными когтями рвут людей на части. Все работы на шахте, естественно, прекратились. Администрация даже не пыталась заставить проходчиков спуститься под землю. В последние дни мая на "Святом Августине" появилось подразделение войск СС. Не меньше роты спустилось в J4, причем в качестве проводников к солдатам приставили иностранных рабочих. Иван Трофимович попал в резерв, который остался в центральном стволе шахты возле входа в штольню. В случае необходимости этот взвод должен был бежать на подмогу атакованным в тоннеле эсэсовцам. Прошло минут тридцать-сорок, и вдали послышались автоматные очереди. Всего прозвучало около сотни выстрелов. Потом прибежал окровавленный эсэсовец. Судя по ранам, кто-то несколько раз ткнул его ножом или другой острой железкой. Резерв немедленно устремился в штрек, эсэсовцы гнали впереди каторжников. Примерно через километр они достигли места, где тоннель разветвлялся. Здесь аккуратным штабелем лежали украшенные рваными ранами трупы солдат и проводников - неизвестный враг убивал всех без разбору.

- Немцы пытались повторить атаку? - спросила Гладышева. - По-моему, нет. У них не было ни времени, ни желания вести подземную войну. Берлин требовал наращивать добычу урановой руды. Поэтому они просто взорвали вход, чтобы замуровать тех, кто жил в шахте. - Это помогло? - Да, конечно. Эти убийства прекратились...- Черкалин задумался, потом сказал: - Вспоминаю еще один разговор того времени. Двое инженеров шахты обсуждали эти события, и кто-то из них сказал, что перед взрывом в штрек пустили ядовитый газ. Так эта дрянь каким-то образом просочилась наружу выше по склону Мимештайна, и там отравилось много людей. - Какой газ, "Циклон"? - Не могу знать. Нам не докладывали... Вера Ивановна была в замешательстве. Дело, изначально представлявшееся полной ерундой, становилось все любопытнее. Кровожадные жители подземелья вполне могли оказаться неизвестными зоологической науке хищниками, то есть попадали в сферу деятельности Особой Комиссии. С другой стороны, загадочные убийцы уложили трупы жертв рядами, что не было похоже на действия зверей, хотя некоторые животные любят порядок. В шахте явно скрывалась тайна. - Такие события происходили только в одном штреке одной шахты? задумчиво спросила она. - Наверное.- Черкалин поглаживал бородку.- Я не слышал о других случаях... Между прочим, "Йот-четыре" была в эксплуатации не меньше полугода, прежде чем произошли первые убийства. - Другими словами, выработка углубилась в гору на какое-то расстояние, и только там шахтеры наткнулись на некую опасность? Взгляд инженера сделался изумленным - похоже, ему столь простая мысль не приходила. Не дав Черкалину опомниться, подполковник потребовала нарисовать схему J4, указав на чертеже, через какие породы проходил штрек. Иван Трофимович послушно выполнил приказ и подтвердил, что примерно с 1200-го метра в ураносодержащих породах появились прослойки каменного угля и железной руды. А ближе к концу второго километра врубовая машина вскрыла каверны. Гладышева, насторожившись, поспешила уточнить: - Это были подземные пещеры природного происхождения, или звериные норы? - И то, и другое...- медленно проговорил Черкалин.- Штрек пересекал обширные полости, в стенах которых имелись узкие извилистые лазы. - Кто-нибудь видел животных, обитавших в этих норах? Отрицательно покачав головой, Иван Трофимович не слишком твердо сказал, что никогда о таком не слышал. После непродолжительной паузы он добавил совсем неуверенно: - Мне довелось побывать в одной из тех каверн...- Он вдруг понизил голос.- Не смейтесь, товарищ подполковник, но было такое впечатление, будто кто-то подравнивал стенки...

Версия о тайной организации подпольщиков рушилась на глазах, но детство Веры Ивановны прошло в рабочем поселке, за окраиной которого начинался лес, протекала речка, и было озерко, полное разной живности. Повадки лесных жителей она знала неплохо. - Бобры строят хатки, у белочек гнезда с кладовочкой,- убеждала она генерала.- И кроты себе под землей многокомнатные домики сооружают, о муравьях и пчелах я уже помалкиваю... - Слушай, девушка, успокойся,- посмеиваясь, прервал ее Дастуриев.- Я тоже из деревни родом, много про зверей знаю. Только кроты в пещерах не живут и каменные стены не обрабатывают. Обсудив ситуацию, бывалые сыщики согласились, что под горой обитают некие существа, приспособленные к жизни в темноте. Пока было рано решать, кто именно там поселился - инопланетяне, кроты, змеи, насекомые или какие-нибудь другие твари. Однако, оскомовцы не сомневались, что немецкие шахтеры потревожили берлогу подземных монстров, и те принялись убивать назойливых двуногих. - Трудно их за это осуждать,- рассудительно произнес полковник Воронин.Бедные зверюшки просто обороняются от чудовищ, которые разломали их пещеру. - Погоди-ка, дружище,- забеспокоился Кольцов.- Значит, теперь, когда завал разобран, эти людоеды смогут проникать в остальные части шахты и примутся за наших рабочих! Тревога передалась остальным. Дастуриев принялся звонить в Германию, всполошил всех телефонисток от Москвы до Берлина и наконец добился, чтобы его соединили с администрацией "Святого Августина". Начальник шахты подтвердил, что сегодня были найдены труп горняка, работавшего на самом дальнем участке штрека J4.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать