Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Семь печатей тайны (главы из романа) (страница 41)


Вернувшись через два часа, Дастуриев собрал оскомовцев и осведомился скучным голосом: - Что слышно из Кореи? Кольцов доложил, что командированные на Дальний Восток неразлучные полковники Воронин и Гладышева прислали очередную шифровку. Коллеги вышли на след феномена, но след уходил на южную половину полуострова, где хозяйничали американцы. - Опять американцы,- с неожиданным озлоблением процедил генерал.- Везде под ногами вертятся. Он помолчал, сделав свирепую гримасу, после чего коротко рассказал о совещании. Первый зампред Совмина, он же председатель Спецкомитета, заявил открытым текстом: Соединенные Штаты готовы в любой момент засеять Советский Союз атомными грибочками. Только в Европе сосредоточены тысячи боевых самолетов новейших образцов, нацеленные на СССР. Огромные шестимоторные В-36 брали на борт почти 40 тонн бомбовой нагрузки, а реактивный В-47 мог с почти звуковой скоростью из долететь Германии до Урала, имея на борту 9 тонн бомб. Такую же скорость, около тысячи километров в час, развивали реактивные истребители. К началу февраля нынешнего, 1949 года штаб ВВС США подготовил карты в масштабе 1:100000, необходимые для нанесения ударов по 70 советским городам. Американцы рассчитывали уничтожить эти города за первый месяц воздушных налетов, в результате чего погибнут 3 миллиона советских людей, а 30 миллионов будут ранены, поражены радиацией и останутся без крова. Будут также разрушены электростанции, нефтяные предприятия и другие важнейшие объекты. Всего на выполнение этих задач планировалось потратить 100-120 атомных бомб и 10-12 тысяч тонн обычных боеприпасов. По данным разведки, министр обороны США (или, как это называется за океаном, Секретарь по обороне) Джеймс Винсент Форрестол фанатично требовал от президента Трумэна санкции нанести удар по советским городам и военным объектам. Его точку зрения поддерживали три очень влиятельных политика-антикоммуниста - директор ФБР Гувер, фактический глава разведслужб адвокат Даллес и сенатор Маккарти, руководивший комиссией по расследованию антиамериканской деятельности. Заокеанские шпионские ведомства полагали, что к середине 50-х годов СССР может создать собственную атомную бомбу, а потому следует уничтожить Советский Союз раньше... Выслушав начальника, Кольцов сказал, нахмурив лоб: - Насколько мне известно, первая бомба уже готова, а к августу будет закончен монтаж еще двух-трех изделий. Тогда и проведем испытания. - В том то и дело! - не сдерживая чувств, закричал Дастуриев.- Эта сволочь Форрестол так прямо и сказал: как только узнаю, что у русских появилось атомное оружие - отправлю самолеты на Москву и Киев, не дожидаясь разрешения Белого Дома! - Похоже, он психопат,- заметил Селищев. - Кому от этого легче! - Генерал с немалым трудом заставил себя успокоиться.- В общем, так: нам поручено, как обычно, мобилизовать резервы, нацелить всех феноменов на Пентагон и так далее. Мы должны хотя бы за сутки предупредить правительство о начале агрессии. Подобные задания поступали в ОСКОМ приблизительно дважды за квартал, поэтому офицеры не были удивлены. Инстанции регулярно требовали, чтобы феномены принялись творить чудеса, причем высоких начальников не интересовало, располагает ли Комиссия необходимыми возможностями. В то же время руководство очень не любило упоминаний о телепатах и ясновидящих, которые время от времени становились антинаучным заблуждением - вроде кибернетики или генетики. По этой причине был похоронен проект организовать закрытое оперативно-медицинское учреждение, где феномены содержались бы под научным наблюдением в максимально комфортабельных условиях. Из-за нехватки финансов Особая Комиссия расселяла выявленных своих "крестников" где придется - на явочных квартирах, в закрытых санаториях госбезопасности и даже в одиночных камерах. Увы, результаты получались самые неприятные: оказавшись в неблагоприятном окружении, феномены стремительно теряли дар, а многие погибали по непонятной причине. С другой стороны, было хорошо известно, что феноменам нелегко приходится и в обычной жизни среди людей, которые крайне отрицательно относились к обладателям сверхъестественных способностей. Нередки были случаи преследования и даже убийства феноменов. Ситуация казалась безвыходной... - Попробуем использовать Старца? - предложил Селищев.- Он сейчас в неплохой форме. На прошлой неделе... - Помню,- кивнул Дастуриев.- Я поеду к нему, а Андрей Васильевич, Саша и Володя займутся остальными. Поговорите с Мельниковым, Ткачук, Вайсом и так далее. - А я? - вскинулась Полина.- опять на телефоне сидеть? - Не только,- миролюбиво сказал начальник.- Ты занимайся полотенцем и жезлом. Чтобы к концу дня доложила все, что сможешь найти. Оба предмета кажутся мне важнее, чем остальные дела.

Матвей Майданчик попал в поле зрения Особого отделения за несколько лет до войны. Пожилой телепат, с успехом гастролировавший по провинциальным эстрадным площадкам, без энтузиазма согласился сотрудничать с НКВД. За эти годы Майданчика неоднократно привлекали к выполнению сложных заданий, но его способность к чтению чужих мыслей частенько выкидывала неостроумные фокусы. В привычной обстановке зрительного зала опытный актер умел угадывать имена или находить спрятанные предметы даже без телепатии. А вот в оперативных ситуациях - на допросе или во время доверительного разговора - дар Майданчика частенько отказывал. Тем не менее, Матвей Евсеевич считался ценным кадром, поэтому Дастуриев пробил через Моссовет разрешение поселить семидесятилетнего агента по кличке "Старец" в домике на берегу Яузы неподалеку от Курского вокзала.

Генерал остановил "победу" возле калитки и дважды надавил клавишу сигнала. Старец выглянул на крыльцо, приветливо помахал, но тут же, зябко поежившись, юркнул обратно. Когда начальник ОСКОМ вошел в дом, старый телепат уже суетился возле пыхтящего самовара. - С утра собрался к вам позвонить,- сообщил Матвей Евсеевич.- А потом понял, что сами приедете. - Что-нибудь со здоровьем? - встревожился генерал. - Здоровье у меня, какое по возрасту положено,- захихикал Майданчик.- Но тут другое случилось. Под утро поймал я мысли одного подростка из деревушки в Челябинской области. Пацану лет четырнадцать, но самое то, чего вашей конторе нужно. И тебе телепат, и гипнотизер, и будущее видел, и вещички по комнате двигал, и дождь вызывал... Дастуриев даже привстал, прошептав: - Адрес знаете? - Знаю, само собой,- всхлипнув, Майданчик утер слезинку.- Только ни к чему вам адрес. Мысль-то предсмертная была. Соседи и родные затравили мальчонку, даже родная мать уродом звала. Он и не выдержал, в петлю полез. - Сволочи! - зарычал Дастуриев.- Вай, как я ненавижу этих тупых обывателей! Телепат склонил голову. Немного погоревав, старик печально проговорил: - Боюсь, мало что изменилось бы, попади он к вам. Обратили, наверное, внимание: все феномены, с которыми вы имеете дело, быстро теряют свои способности. Нашему брату лучше затаиться, не хвастать божьим даром. Только понимаешь это чересчур поздно - больно уж хочется чем-то выделяться на фоне серой толпы. А эти людишки мстят нам из зависти... - Побольше скромности, вы же советский человек,- машинально одернул его чекист.- Какой еще божий дар? - Советским я только во второй половине жизни стал,- Майданчик усмехнулся.- А до этого каким только человеком не был... Да и вообще, кто ответит: человек я, или невесть что? Дастуриев не стал ввязываться в бесплодное толчение воды в ступе софистики, а попросил записать адресок погибшего феномена - вдруг у тех же родителей появится другой ребенок с необычными свойствами. Скептически покривившись, старик написал на листке адрес и осведомился: - Не желаете еще чайку? - Хватит! - резко сказал Дастуриев.- Давайте-ка, делом займемся. Узнав, что от него требуется, Старец принялся отнекиваться: дескать, далеко Америка, я и в соседнем женское общежитие не часто мысли читаю. Однако начальник Особой Комиссии возражений слушать не пожелал, молча разложил на столе несколько фотокарточек и сделал приглашающий жест. Скорчив жалобную гримасу, старенький телепат накрыл левой ладонью снимок Пентагона, а правую руку положил на портрет Форрестола. Зажмурившись, он сделал сосредоточенное лицо и довольно долго просидел с видом ребенка, которого злые родители заставляют заниматься нелюбимой игрой на контрабасе. Потом вдруг дернул щекой и вжал голову в плечи. Дастуриев насторожился: по всем признакам, Майданчик что-то почуял. Телепат затаил дыхание, побагровел, закашлялся. Наконец, открыв глаза, сказал, отдуваясь: - Слыхал я вашего Форрестола. У них там сейчас раннее утро. Мистер еще дрыхнет, но во сне думает про то, как вечером у него соберется компания. Предстоит очень важный разговор. - Где будет происходить встреча? - немедленно спросил генерал.- Кто приглашен? - Вроде бы у него дома,- почти уверенно сказал

Матвей Евсеевич.- А насчет гостей врать не хочу. Он только повторял мысленно: мол, только мистер Гувер способен убедить этих трусливых идиотов. - Который Гувер - сенатор или директор ФБР? Майданчик с виноватым видом замотал головой. Вспомнил только, что Форрестол собирался познакомить того самого Гувера с каким-то милым юношей. Подсказка помогла немного разобраться в ситуации: гомосексуализмом грешил именно Джон Эдгар Гувер, директор ФБР. Стало быть, сегодня вечером они примут важное решение, и трудно было сомневаться, о каком решении может идти речь.

На Лубянке его ждал новый сюрприз. Селищев доложил, что Алене Ткачук тоже удалось проникнуть за стены Пентагона. Безграмотная бабка с Западной Украины сумела связно изложить стратегический замысел воздушного нападения на СССР и назвала имена двух генералов, отвечающих за разработку плана "Firing" - это были глава Стратегического авиационного командования Кэртис Лимей и начальник штаба ВВС Хойт Ванденберг. Помимо прочего, престарелая Алена Тарасовна упомянула, что американцы планируют развернуть в Европе две новые воздушные армии - 3-ю и 17-ю, впридачу к уже имеющейся 12-й воздушной армии. Выдумать такие сведения бабуля, конечно же, не могла, равно как не смогла бы без запинки перечислить обреченные погибнуть в атомном пламени города, гарнизоны и заводы. Оставалось признать, что Ткачук действительно слышала мысли разработчиков этого людоедского плана. Докладную записку они написали за полчаса, не забыв упомянуть, что ОСКОМ нуждается в дополнительном финансировании на предмет создания жилого комплекса для размещения феноменов. Подугольник отнес в канцелярию необходимое количество экземпляров этого документа, а Дастуриев потребовал, чтобы Полина доложила о своих архивных находках. - Я проработала эти исторические факты с позиций наших взглядов на бхагу,- начала капитан Яковенко.- Примерно в восьмом веке до новой эры в Палестине появились набиимы, то есть пророки. Они агитировали за нового бога Яхве и вдобавок предсказывали будущее, приводя себя в экстатический транс плясками, ударами в бубен. При этом часто раздевались догола. - Одним словом, прямо как Гришка Распутин и другие сибирские шаманы,вставил Кольцов.- И не только сибирские. - Очень похоже,- согласился генерал.- Продолжай, дочка. Полина зачитала выдержки из книги основателя IX Отделения профессора Лапушева, который считал, что именно в VIII-VI столетиях до Рождества Христова к людям разных частей света обратились могущественные мудрые существа - так называемые "небесные учителя". Один из них, носивший имя Яхве, предстал перед Моисеем, причем последний был вовсе не евреем, но происходил из малочисленного племени левит. Яхве подчинил евреев левитам, и велел объединенному племени покорить соседние народы. С помощью Яхве моисеево воинство выиграло кровопролитную войну, завоевав практически весь Ближний Восток. Таинственный учитель оказывал своим адептам мощную поддержку, швыряя с неба огненные камни и поливая врагов горящей смолой. Приблизительно в ту же эпоху на Земле появились и другие небесные учителя: Будда, Ахура-Мазда, Аматерасу, Тецкатлипока. Кто-то из них построил Шамбалу и другие укрытия, размещенные в иных измерениях за пределами нашего пространства. По мнению Лапушева, на Земле шла настоящая война, и люди были вынуждены сражаться под знаменами пришельцев. - Яхве подарил царю Давиду щит в форме шестиконечной звезды и другое сверхъестественное оружие,- продолжала Яковенко.- При помощи этих изделий последователи Моисея должны были одержать победу над адептами другого небесного учителя - Элохима. В свою очередь Элохим оснастил своих сторонников другими заколдованными игрушками, в числе коих упоминается талит. Согласно хроникам, волшебство Яхве не действовало на людей, накрывших голову таким полотенцем. Подугольник напомнил, что израильский капитан Иероним Эль-Шаддай, подаривший им талит, рассказывал нечто похожее. Еще он сказал, что Иероним - одно из имен Дьявола, а имя Эль-Шаддай встречается в оригинальном тексте Библии, причем переводится на русский, как Бог Всемогущий. В свете этих реминесценций личность капитана, похитившего Грааль, представлялась все более загадочной и даже демонической. Стоило прислушаться к словам Иеронима: небесные учителя наделили некоторых людей феноменальными качествами, и сегодня в потомках доисторических пророков изредка просыпаются способности к телепатии, ясновидению, а также прочие чудеса. - Обратите внимание, товарищи, верховный жрец даосского культа носил тот же титул - тянь-ши, то есть "небесный учитель",- сказала Яковенко.Даосизм - культ, основанный на шаманских плясках. Жрец приводил себя в исступление и начинал общаться с духами. Согласно летописям храма Дракона-Тигра, свыше двух тысяч лет назад один из тянь-ши тайно посетил Далекую Западную Страну, где сумел подчинить себе некоторых местных духов. С их помощью тянь-ши похитил магический жезл, хранившийся в капище главного идола той страны. Судя по всему, речь идет о том самом жезле, который наши старшие товарищи привезли из Китая в конце двадцатых годов. В таком случае далекая страна к западу от Китая - это Ближний Восток, а капищем китайцы назвали храм Яхве в Иерусалиме. В общих чертах ситуация прояснилась: и талит, и жезл обеспечивали какую-то форму связи с бхагой и теми иллюзорными образами, которыми наполнен астральный мир. Дастуриев еще раз просмотрел записи Яковенко, задумчиво покачал головой, затем достал из сейфа наследие небесных учителей и приказал сотрудникам очистить помещение. - Сеанс может оказаться небезопасным,- пояснил генерал. - А нам не страшно,- заявил Кольцов, усаживаясь поудобнее.- Ты, гражданин начальничек, бросай бравировать. Тоже мне, Чайльд-Гарольд нашелся! Мы туточки посидим, на твои подвиги полюбуемся. Остальные дружно поддержали полковника, и заявили, что никуда отсюда не уйдут. Свирепо наблюдая, как они, стуча стульями, занимают зрительские места, Дастуриев пошевелил челюстью, словно собирался гаркнуть и восстановить дисциплину. Однако наводить порядок не стал, только посоветовал отсесть подальше. Закутав голову талитом, он аккуратно расправил на плечах концы древнего полотенца и взялся за рукоятку жезла. Зрители затаили дыхание, ожидая сверхъестественных вспышек, завывания демонов и прочих ужасов. К их немалому разочарованию, ничего подобного не случилось. Внешне сеанс протекал ужасающе обыденно, даже скучно. Дастуриев хмурил брови, вертел и поглаживал жезл, ощупывал самоцветы, вделанные в грубую серебряную отливку. Оскомовцы упустили момент, когда медиум вошел в транс. Веки опустились, щеки впали, дыхание замедлилось. Генерал застыл в не слишком удобной позе, его пальцы перестали ласкать волшебную палочку, дарующую власть над обитателями астрала. Немая сцена затягивалась. Дастуриев едва заметно раскачивал верхнюю часть тела, изредка слегка поворачивал голову, словно озирался, не раскрывая глаз. Время от времени по лицу начальника ОСКОМ проносились неуловимые гримасы. Однажды он содрогнулся в своем полусне, слабо помахал жезлом и невнятно помянул Эйфелеву башню. Очнулся Дастуриев внезапно. Рывком вскинув голову, он обвел насторожившихся подчиненных мутными глазами. Постепенно его взгляд прояснился, и генерал-майор с наслаждением пошевелил плечами. - Что там? - шепотом спросила Полина. - Там? - генерал до красноты растер лоб и переносицу.- Хотел бы я знать, где это - там... - Вы были в бхаге? - осведомился Кольцов. Главный оскомовец молча кивнул, а потом вдруг поинтересовался, не исчезал ли он из этой комнаты. Услышав в ответ, что почти полчаса без чувств пролежал в своем кресле, Дастуриев недоуменно насупился. - Не знаю, был ли я в бхаге, но бхага определенно уносила меня,- сказал он наконец.- Я побывал в Лондоне, Париже и еще каких-то местах. Там был город с небоскребами - наверное, Нью-Йорк. Я ходил по улицам, заглядывал в дома - в общем, получился полный эффект присутствия. Лучше, чем в стереофильме. Генерал снова задумался, не обращая внимания на сотрудников, с нетерпением ожидавших его рассказа. Потом вдруг забрал оба талисмана и объявил, что рабочий день окончен. Ушел он первым, чего прежде не случалось.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать