Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Семь печатей тайны (главы из романа) (страница 7)


- Думаю, выражу общее мнение, господа, ежели скажу, что нам удалось прояснить основные обстоятельства этого дела,- сказал Сабуров.- Однако, все еще остаются кое-какие непонятные моменты. Например, я не уразумел, что такое дикая охота. Профессор прочитал короткую, но содержательную лекцию. Дикая охота, сказал он, была одной из самых таинственных составных частей нордической мифологии: в буре и вихре по небу несется толпа мертвецов. Это явление связывают с именем Вотана или, как его называли скандинавские народы, Одина. Древние германцы считали Вотана богом бури, мудрым волшебником, знатоком магических рун. - Обратите внимание, господа,- говорил, увлекшись рассказом, Лапушев.Мифы называют Вотана богом бешенства, неистовства... Вы понимаете, что я имею в виду? - Ну, разумеется! - вскричал Барбашин.- Неистовство - признак способности управлять магическими силами. - Вот именно. Несомненно, Бельгард имел задатки чародея, но Мавру не повезло: он родился не вовремя.- Тихон Миронович грустно улыбнулся.- В средние века он мог бы стать волшебником, но сейчас это почти невозможно, ибо не осталось учителей... И он не дожил до наших дней, а потому не знал о радиосвязи - потому и не мог понять, как происходит контакт с бхагой. - Вы полагаете, коралловый талисман и бхага как-то связаны между собой? Сабуров удивленно поднял брови.- По-вашему, Бельгард научился, подобно Махатмам, проникать на этот слой мироздания? - Несомненно. Мир духов, о котором идет речь в дневнике, мог быть только бхагой или кереметью. Потому что только бхага может быть одновременно хранилищем знаний, средством для управления природными феноменами нашего мира и вдобавок - окном в грядущее. А коралл - всего лишь антенна, создающая канал связи между обеими формами бытия - материальной и астральной. Профессор ответил еще на ряд вопросов, имевших отношение к магии. Садкова эти соображения не слишком интересовали, и мичман отвлекся, погрузившись в свои мысли. Он вдруг очень образно представил себе последние мгновения перед гибелью "Русалки". ...Порывы ветра угрожающе раскачивают дряхлый низкобортный корабль. Волны захлестывают палубу, вода неотвратимо заполняет трюмные отсеки, уменьшив остойчивость броненосца ниже всех недопустимых норм. А тем временем коралловый Талисман наливается нереальным свечением, впитав энергию бушующего моря. Наконец наступает роковой миг - очередная волна кладет "Русалку" на борт, и корабль опрокидывается кверху килем. И тогда Бельгард обращается к бхаге с просьбой или приказом... Волны бурно перекатываются через место, где только что находился броненосец, но самого корабля там уже нет - "Русалка" стала частью призрачного мира... Он снова обратился к разговору коллег и услышал, как Лапушев признавался, что поставлен в тупик вычитанной из дневника фразой. Профессор не был уверен, насколько важно, что коралл достался Бельгарду именно в Саргассовом море. - Это очень странная часть Атлантики в районе Бермудских островов,пришел на помощь Садков.- Временами там бесследно исчезают корабли. Например, знаменитая "Мария Селеста". - Помню ту историю,- Сабуров задумчиво кивнул.- Какие глубины в Саргассовом море? - До трех тысяч саженей,- сказал моряк.- Полагаете, это - одно из мест, где фокусируется мессмерическая энергия океана? - Можно полагать все, что в голову взбредет,- князь нервно дернул плечом.- Расследовать надо. Для того вас, кстати, и принимали на службу. ...Утром мичман был искренне удивлен, узнав, что зачислен в штат IX отделения. Еще сильнее Садкова потрясло известие о прозвучавшем в Шамбале пророчестве - дескать, его судьба будет связана с изучением астральных феноменов. Впрочем, возражать или отказываться Антон Петрович не стал больно уж по душе пришлась ему такая работа... - Ну, главное мы выяснили,- подвел итог Сабуров.- Пожалуй, остаются только два непонятных вопроса. - Какие еще непонятные вопросы? - возмутился Тихон Миронович.- Нет ничего непонятного. Мы объяснили абсолютно всё. - Отнюдь,- князь отрицательно помахал указательным пальцем.- Во-первых, до сих пор почему-то не найден затонувший остов "Русалки". Во-вторых, я не понимаю, чем так провинилась "Аврора". Обратите внимание, призрачный корабль упорно преследовал этот крейсер, завлекал под обстрел собственной эскадры и, что весьма вероятно, даже наводил вражеские снаряды в носовую часть. Если верить дневнику Бельгарда, в будущем именно носовое орудие "Авроры" должно сыграть роковую роль в истории... Ума не приложу, что он имел в виду...

Дети гор

Лондон. 6 января 1917 года.

Грузный моложавый лорд пропыхтел сквозь зубы, сжимавшие длинную толстую "хабану": - Вам повезло дважды, принц Сабуров. Вы избавили Россию от злого гения и сумели спасти себя самого. Вы - настоящий волшебник. Слегка склонив голову, Сабуров произнес положенные слова благодарности. Про себя же подумал не без горечи: "Полтора десятка лет изучаю колдовство, а волшебником так и не стал". Он уже давно до боли в висках завидовал счастливцам, которым судьба подарила способность управлять астральными энергиями. Англичанин безусловно собирался сказать нечто важное, однако никак не переходил к сути дела. Князь всерьез опасался, что тема сегодняшней беседы связана с его судьбой. Желая поторопить события, он задал вопрос в лоб: - Петроград просил выдать меня? - Пока нет,- сэр Уинстон помахал рукой, в которой держал наполовину выкуренную сигару.- Вам не следует беспокоиться об этом. Правительство его величества не выдает верных союзников. "Не выдает, пока эти союзники нужны Альбиону,- мысленно продолжил Павел Кириллович.- Как верно сказано: у Британии нет друзей, нет врагов, а есть только интересы". Его собеседник больше не возглавлял Адмиралтейство и военную разведку, однако оставался в числе самых влиятельных персон Лондона. Медленно шевеля бульдожьей челюстью, он без обиняков заявил, что англичане хотели бы побольше узнать о магическом оружии. - Нам известно, чем занимается Девятое Отделение,- сказал сэр Уинстон.Ваш департамент накопил немало сведений. Вы продвинулись в этой области дальше, чем наши медиумы. - Я не думаю, что смогу оказать серьезную помощь,- неискренне ответил Сабуров.- Мое бегство было поспешным,

поэтому я не имею при себе важных документов. - Допустим, хотя в это трудно поверить,- флегматично изрек островитянин.Думаю, многое вы сумеете рассказать по памяти. Впрочем, мы найдем время для беседы на эту тему. Однако сейчас правительство его величества надеется на вашу помощь в другой области. Мы опасаемся скорого выхода России из состояния войны с немцами. - Ваши опасения напрасны,- Павел Кириллович рассмеялся.- Главный из придворных сторонников мира с Германией убит. - Дело вовсе не в Распутине,- мрачно проговорил сэр Уинстон, тяжело вдыхая сигарный дым.

Мысль о побеге навещала его уже давно. Еще в день, когда он принял предложение великого князя Дмитрия Павловича, Сабуров понимал, что августейшие супруги не простят убийц своего любимца. Верный Барбашин, помогая затолкать в прорубь дьявольски живучего "старца", не догадывался, что начальник IX Отделения накануне отправил семью в Лондон, да и сам предусмотрительно обзавелся билетом до британской столицы. Нашпигованный ядом и пулями Гришка еще дышал под невским льдом, а Сабуров уже мчался в автомобиле на вокзал. Пока царскосельские затворники ломали головы на исчезновением Распутина, с архангельского рейда отправился в путь английский пароход, в одной из кают которого метался, раздираемый тяжкими предчувствиями, князь Павел Кириллович. Удача снова улыбнулась, и худшего - отряда жандармов с приказом об его аресте - не случилось. Спокойно прошло и путешествие. После Ютландского сражения британский Гранд-Флит безраздельно господствовал на море, так что субмарины кайзера Вилли не рисковали проникать в северные широты. Помучившись положенное время качкой, князь с облегчением ступил на английскую землю, где его дожидались домочадцы. Здесь он узнал, что мог бы и не спешить с отъездом: полиция обнаружила труп Распутина лишь на третий день, 19 декабря. Народ в Питере ликовал, Дмитрия Павловича и Феликса Юсупова посадили под домашний арест, а соучастники-офицеры вроде того же Барбашина сумели отбрехаться: дескать были пьяны и только прислуживали князьям, а Гришку кончали Юсупов с Пуришкевичем. Сабуров беспокойно прожил в Лондоне больше недели, ежечасно ожидая звонка или курьера из посольства, а то из самого Петрограда, однако ничего подобного не происходило. Россия словно забыла о его существовании. Вспомнили про беглого князя лишь сегодня. В письме от молодого лорда Мальбрука говорилось о необходимости обсудить очень важные вопросы.

- Вам известно такое имя - граф Иероним Вельт-Корда? - Венский Оракул...- Сабуров покивал.- Разумеется, известно. - Вот именно, оракул,- сэр Уинстон раздавил об дно пепельницы сильно укоротившийся огрызок сигары.- Профессору Вельт-Корда повезло больше, чем Кассандре. К его пророчествам внимательно прислушивались. Более того, кое-кто постарался воплотить некоторые пророчества Черного Иеронима. - Вы имеете в виду Джона Пирпонта Моргана? - спросил князь, сохраняя на лице светскую улыбку. Намек явно не понравился англичанину, однако крыть было нечем. Лорд сделал неопределенный жест, после чего продолжал: - Мы были обеспокоены сообщениями о предсказателе из Вены, а потому окружили профессора надежными людьми... Он выжидательно поглядел на собеседника, но Павел Кириллович хранил молчание. Слова о шпионе, приставленном к Венскому Оракулу, не были новостью - еще в четырнадцатом году IX Отделение установило, что англичанин, умело сблизившийся с графом Иеронимом, является знаменитым агентом Интеллидженс Сервис по имени Сидней Рейли. Не дождавшись отклика, сэр Уинстон произнес: - В прошлом году с небольшим промежутком погибли два новейших боевых корабля, носящие почти одинаковые названия. Не кажется ли вам, принц, странным такое совпадение? - Что вы имеете в виду? - насторожился Сабуров. Англичанин был несомненно доволен, что сумел удивить заморского полковника. Нарочито медлительно раскурив следующую сигару, он напомнил некоторые факты. В разгар Ютландского сражения, а именно 31 мая, взорвался английский линейный крейсер "Куин Мэри". Спустя несколько месяцев, 20 октября, на рейде Севастополя без всякой видимой причины взорвался русский дредноут "Императрица Мария". Поначалу Сабуров собирался уточнить, что севастопольский взрыв случился двумя неделями раньше - 7 октября, как раз накануне их румынской экспедиции. Однако, он быстро спохватился - по европейскому календарю эта дата соответствовала именно двадцатому числу. - Простите, сэр, я не вижу связи между Оракулом и гибелью двух линкоров,осторожно сказал князь. - Очень жаль. Тут очевидна прямая связь. Лорд обратил его внимание, что взрывы на обеих "Мариях" - и "королеве", и "императрице" - разделены весьма многозначительной дистанцией в 143 дня. Потомок Мальбруков напомнил, что каббалисты относят число 143 к зловещим, поскольку оно представляет собой произведение двух простых чисел. - Да, действительно, одиннадцать раз по чертовой дюжине,- согласился Сабуров.- Вы правы, здесь может быть скрытый смысл. Скорее всего... Нетерпеливо поморщившись, сэр Уинстон сказал: - Нам точно известно, что взрывы на кораблях вызваны магическим ритуалом. Кроме того, существуют максимально тревожные подозрения о том, каким окажется следующий шаг колдуна. - Вы знаете его имя? - Вы тоже его знаете,- фыркнул лорд.- У графа Иеронима был любимый ученик родом из Восточной Анатолии. Сабуров задумался, потом неуверенно проговорил: - Кажется, припоминаю. В докладах агентуры упоминался какой-то турецкий студент. Наверняка все данные пылятся в архиве. - Хотел бы я заглянуть в ваш архив,- пошутил англичанин, но тут же снова стал серьезным.- Сэр, вам разрешено прочитать один документ, составленный в Интеллидженс Сервис. Затем мы вместе решим, какие шаги можно предпринять.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать