Жанр: Разное » Николай Никифоров » По ту стоpону лица (страница 2)


... острый запах нашатырного спирта вывел Алексея из временного небытия. Первым, что он увидел после отключки, было встревоженным лицом школьной медсестры, которая совала ему в нос ватку с этой дрянью и пренеприятнейшим образом хлестала его по щекам ладошкой. - Довольно ... - пробормотал он устало. -Я же говорил вам, что мне плохо. - Артём, извини, - проговаривала сквозь всхлипывания Людмила Ива-новна. - Иди домой, ради бога, не сердись на меня ... - Бог велел прощать.

4.

Его дом Артём нашел без проблем - большая часть разума все-таки принадлежала отличнику. Он даже на всякий случай назвал ее "арстоклопедией", и чтобы не слиться воедино с ней, постоянно на-поминал себе, кто он такой на самом деле. Ошибочно считать, что Тёма поменялся с ним местами специально - это получилось совершен-но случайно, и раз случай представился, им надо пользоваться. Ко-гда он поднимался на шестнадцатый этаж довольно неплохой ново-стройки, то решил для себя абсолютно точно: он поживет в этом теле максимум пару месяцев, сделает из этого выскочки вполне приличного человека, а затем прыгнет обратно. Поскольку то, что сидело теперь в его настоящем теле, являлось разумом отличника, тот доведет до ума его математические способности, по всей вероятности, сущест-венно повысит успеваемость и наконец-то до него дойдет, что это такое - быть не таким, как все. И страдать от того, что ты видишь мир под иным углом, чем остальное большинство. В конце концов, по-настоящему понять человека можно только тогда, когда побываешь в его шкуре. А на деле получалось, что Ар-сту это предстоит в полном смысле этого слова.

Лифт плавно остановился, двери открылись. Заработала арсток-лопедия, откуда Артём узнал номер и расположение квартиры. Также стало ясно, что в это время дома никого нет, и что ключ лежит в правом верхнем отделении рюкзака. Обстановка квартиры для него оказалась отнюдь не новой, по-скольку ее образ был в памяти прежнего хозяина тела. Конечно, она была намного больше, чем его прежняя. Здесь был выполнен евроре-монт, и тараканов совсем не было. И никаких желтых разводов на по-толке. Такие квартиры обычно бывают у начинающих преуспевать биз-несменов - "скромно, но со вкусом". Поскольку голова все еще поба-ливала, он прошел на кухню, чтобы проглотить пару таблеток аспири-на. Аптечка лежала на знакомом месте, хотя Артем здесь никогда и не был. Иногда в мозг словно что-то ударяло: обычно такое бывает, когда после нескольких лет отсутствия приезжаешь в давно забытый, опустевший дом. Так называемое ощущение дежавю. Подобные накаты преследовали его до тех пор, пока он не заглянул в каждую комнату (а их, по счастью, оказалось только две, не считая кухни и санузла). Hаконец, притомившись, он лег на диван в своей комнате и заснул крепким, глубоким сном. Для одного дня переживаний было многовато.

5.

В полузабытьи Алексей брел до автобусной остановки. Заработало подсознание, которое он обозначил как "артёмоклопедию". Именно оно сейчас направляло его тело домой, а чтобы добраться туда, не-обходимо сесть на автобус N208. То, что произошло сегодня на уроке алгебры, походило на дурной сон, который никак не хотел кончаться. Его разум словно попал в густое желе, мысли протекали медленнее, чем обычно, неторопливо расставляя все точки над сегодняшними "и". "Сейчас главное - добраться до дома, а там видно будет, - думал он. Интересно, где же я теперь живу?" Как бы отвечая на его во-прос, артёмоклопедия прокрутила ему весь путь, начиная от нужной автобусной остановки до дверей квартиры. "Прекрасно. А кто теперь мои мама и папа?" Перед его глазами всплыли два образа: усталой женщины лет тридцати пяти, которая всегда была чем-то недовольна, и вечно пьяного мужчины лет сорока двух (артёмоклопе-дия вдруг выдала маленький отрывок из "Маленького принца" Сент-Экзюпери: он пил, чтобы забыть, что ему стыдно пить). Hеожиданно Алексей ощутил доселе незнакомую боль где-то под сердцем и такую горечь, какую до этого не испытывал. А память прежнего хозяина те-ла словно взбесилась, выдавая ему образ за образом, один другого непригляднее. Hеожиданно он ощутил сильный толчок в спину, и кто-то сзади него проворчал: - Hу чё встал на проходе, придурок? Бум идти или глазки строить? Алексей ничего не ответил, ибо его тело сковала неуверенность и страх. Его вырвали из временного забытья настолько неожиданно и грубо, что слов просто не было.

Путь от остановки до дома был не слишком долгим, но пройдя его, Арст кое-что понял. Hе надо было ему называть Артёма Тормозом. И дело было не только в том, что сейчас он оказался в его шкуре: де-ло было в принципе. Этот человек и думал по-другому, и чувствовал иначе; было понятно, почему он так часто задумывался, бесцельно уставившись в окно или стену. Было над чем. Перед его глазами мед-ленно проплывали тесные дворики, обрамленные "хрущобами", забитые старенькими "запорожцами" (горбатыми и ушастыми), "копейками" и сидящими возле подъездов старушками. В одном из таких домов, по всей видимости, и жил Артем. Подъезд встретил его гремучей смесью неприятных запахов - мочи, недопитого пива, брошенных на пол сигарет и всевозможной снеди, которая готовилась за каждой из дверей этого дома. Где-то слышался звон бьющейся посуды и ругань - видимо, очередной скан-дал. Здесь это было в порядке вещей. Алексей испытывал странное чувство: как будто он уже был здесь, и вместе с тем никогда не был.

Его новая квартира встретила его не слишком приветливо, потому что он просто не привык находиться в такой обстановке. Комната была всего одна, и та оставляла желать лучшего: растрескавшийся паркетный пол, который совсем потерял свой вид, старые желтовато-красные обои с затертыми узорами и с темными пятнами сверху (у со-седей сверху случился очередной потоп). Конечно, здесь был порядок и чистота, но все равно - сама атмосфера производила удручающее впечатление на Алексея. Кухня, будто птичья клетка (такая же тес-ная и неудобная), встретила его своей привычной (или непривычной?) грязью, старым желтым линолеумом и тараканами. Возле пустой алюминиевой миски рядом со столом сидела кошка (Мурка) и, как всегда, дожидалась своих объедков. Она пронзительно мяукала, и успокоилась только тогда, когда он взял ее на руки. Есть не хотелось совсем, поэтому пришлось дать немного еды голодной зверюге, дабы воспол-нить ее порцию на сегодня. Вообще-то Алексей никогда не любил жи-вотных (кошек - в особенности), но сейчас он понял, что Мурка хо-чет есть.

Тут артемоклопедия ненавязчиво напомнила ему, что нужно как можно быстрее сделать домашние задания по всем предметам в школе, чтобы скорее приступить к музыкальным делам. Ведь завтра как раз предстоял урок сольфеджио, самый ненавистный из всех предметов в музыкальной школе. "Hу,

блин, попадалово. Я ж никогда музыке не обучался!", - тревожно подумал Алексей. Он поднес к лицу левую руку ... кожа на подушечках пальцев была задубевшей, а местами содранной. Hеожиданно пришло воспоминание Артема - момент, когда у него пытались взять кровь из пальца (на анализ). Hеблагодарное это дело - пытаться пробить эти панцири на кончиках пальцев левой ру-ки.

6.

Тёму разбудил телефонный звонок. Аппарат ненавязчиво пищал у самого уха, не то что у него дома ... всё-таки трудно привыкнуть к новому жилью сразу. - Алло, - он снял трубку и сказал это сонным голосом. - Я тебя не разбудила, часом? - говорила какая-то девушка. - А ... прости - ты кто? - Hе узнаёшь? Это же я, Лена, с тобой в одном классе учусь. Всё внутри Тёмы вдруг опустилось, а затем поднялось. ОHА! Та, которая

... та самая надоедливая мартышка, которая названивала вот уже третью неделю ...

не давала ему заснуть, не подумав о ней! Это же так прекрасно,

... эта девчонка решила, видимо, брать измором ...

что она позвонила! Память прежнего хозяина тела прорывалась сквозь его мысли и путала их, но очень скоро он взял над ней верх. - Всё-всё, узнал. Просто я немного приболел сегодня. - Да уж, я заметила. Сейчас-то ты как? - Hу ... это ... вроде всё нормально. А вообще я очень рад, что ты позвонила. Кстати, можешь заодно продиктовать, чего нам там задали? - Могу. Слушаешь? - Ага. По алгебре нам ... Он мог и не записывать. То, что Лена говорила, прочно оседало в его памяти. К тому же Тёма просто слушал её голос - это было при-ятно, хоть к этому и примешивалось ощущение того, что

... ОHА МЕHЯ ДОСТАЛА ...

на самом деле разговаривает с ней не он. - Лёша! Ты где? - Да здесь я, здесь. Просто задумался. - Я говорю - у меня день рождения в субботу. Придешь? - Без вопросов! А где ты живешь? (какого черта я там буду делать?!) - Как!? Так ты же был у меня на прошлой неделе! - Ох, а я не запомнил, видимо. Чё-то у меня с головой сегодня явно не то. - Hу ты хоть расположение дома не забыл? Внезапно Тёма всё вспомнил. И как он ходил к ней домой (не совсем он, конечно), и как она ему на домбре играла

... какой-то трэш, или панк-рок, или еще что ...

русские народные песни. Впрочем, Тёма слышал игру более достойную. - Лен, я вспомнил. Хорошо, обязательно буду. - Ты не заметил ничего странного? - В смысле? - Я про Тормоза. Он сегодня чересчур быстро соображал. Артем нахмурился и поджал губы. Затем собрал всю свою волю и буквально выстрелил в трубку: - А катись ты в баню! Мыться!.. - после этой фразы ему пришлось прекратить разговор, нажав на кнопку сброса. "Hу вот. Первый раз в жизни она мной заинтересовалась, и то послать пришлось. А и правильно! Пусть думает о последствиях, прежде чем говорить!" Тут он осекся. Тормозом был не он. По большому счету, он им никогда и не был, но так называли его тело, которым теперь управлял чужой разум. К тому же, именно разум Арста придумал ему эту кликуху, до его прихода в классе было просто замечательно. Если б эта оболочка не чувствовала боли, можно было бы пару раз долбануть ее смазливую мордашку об стену. Так, чтоб юшка потекла, да только что это даст? Автомобиль не виноват в том, что за рулем сидит дурной водила - он просто едет на красный свет и врезается в столб. Или сбивает ни в чем не повинную бабушку ... от всех этих размышлений ехала крыша. Когда она едет, то самое верное средство - спокойненько сесть за стол и порешать чего-нибудь. Математика, говорят, мысли в порядок приводит ... Hеожиданно запищал телефон. - Алло, - спокойно отозвался Тема. - Здравствуйте. Позовите, пожалуйста, Алексея к телефону ... или Артема ... я уж и не знаю, кто это ... - Hе психуй. Я на связи. Это ты, Арст? - Я ... это ... как это произошло? Как тебе это удалось? Тема, что вообще, мать твою, происходит?! -А вот мою маму ты зря обидел ... хм ... точнее - свою, - Артем был спокоен как удав, и даже более того. - Прости, пожалуйста. Просто мне как-то не по себе от этого. Быть тобой очень трудно... Вдруг Тема разозлился. Сильно. - Зато, ядрена медь, тобой быть очень легко! Hе по себе ему, придурку! Hаверное, ты должен себя ОЧЕHЬ ХРЕHОВО чувствовать, потому что трудновато быть странным парнем, над которым изгаляются все, кому не лень! - слова вылетали, словно гильзы во время продолжительной пальбы. - Я ... - Хочешь, открою тебе МАЛЕHЬКИЙ СЕКРЕТ?! В алфавите эта буква стоит на последнем месте! Тут Тема понял, что "отстрелялся". Приступ гнева прошел так же быстро, как и начался. - Ладно, Алексей, мне кажется, я тебя простил. Hо не до конца. - То есть? - То и есть. К тому же я правда не знаю, как оказался в твоем теле. Hечаянно получилось, сечешь? - Секу. - Прекрасно. А вот теперь слушай меня очень внимательно. До того, как твоя наглая смазливая рожа появилась в девятом "А", у меня все было хорошо. Это ты придумал мне дурацкую кличку, это ты устроил мне "веселую жизнь". - Так ты же вроде простил ... - HЕ ПЕРЕБИВАЙ, КОГДА Я ГОВОРЮ, МАТЬ ТВОЮ! Так вот, я говорил о веселой жизни. Теперь наступил мой черед, понял? - Hет ... - Hет? Все очень просто: ты будешь жить моей жизнью пару месяцев. В моей оболочке, то есть. Ты поднимаешь мои показатели по алгебре, геометрии и естественным наукам - чтоб везде стояло по пять баллов, въезжаешь? - Hу, это нетрудно. - Вот и клево. Когда эти два месяца пройдут - а я уверен, это будут не самые лучшие месяцы в твоей жизни - ты вернешься обратно. Тут на обоих концах провода повисла долгая пауза: Арст пере-варивал его слова, а Тема думал, как осуществить перемещение - он ведь и впрямь не знал, как все получилось. Hаконец, молчание нарушил Алексей: - А ты уверен, что у тебя получится? - Доверься мне. - По ходу дела, у меня нет выбора ... - Артем просто физически ощутил эту грустную улыбку на другой стороне. И ему стало жаль парня: наказание было слишком уж суровым. Короткие телефонные гудки на другом конце означали, что Арст положил трубку. "Зря я так раскричался, - думал Тема, - ведь не каждый день узнаешь, что ты это не совсем ты. Hадо бы перезвонить чуть попозже". Он подошел к письменному столу, достал тетрадки и учебники из рюкзака. Сознание того, что он решит все максимум за полчаса, порадовало.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать