Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Схватка за Европу (страница 2)


Таким образом, китайцы должны отправиться на Европу, чтобы лично встретиться со звездными жителями, слагающими такие замысловатые песни.

Однако сначала нужно убрать с дороги Америку и её марионеток.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

15 сентября 2067 года.


Центр глубоководных исследований ВМФ США, АЦГИ;

остров Андрос, Багамы, Земля;

10:55 по восточному поясному времени.


— Невероятно! — воскликнул майор Джеффри Уорхерст, прижавшись лицом к переднему иллюминатору. В данный момент он был похож на мальчишку, впервые попавшего на экскурсию в океанарий. — Этот подводный мир — сплошная экзотика!

Искорка золотого света мгновенно превратилась в сияющий ливень. Сквозь иллюминатор было видно, как в иссиня-черной воде колышутся вереницы сине-зеленых огней — захватывающее световое шоу, устроенное в океанских глубинах. Совсем близко от субмарины промелькнула полупрозрачная креветка, выпустившая облако желтого огня. Она напоминала крошечную ракету, несущуюся по ночному небу. А чуть поодаль проплывала серебристая рыба-топор, излучавшая призрачное сияние.

— Да, это удивительный мир, — сказал Марк Гарроуэй.

Тесный мостик подводной лодки пребывал почти в полной темноте. Это давало возможность по достоинству оценить великолепную световую феерию. Марк и Джеффри лежали ничком на стоявших впритык узких ложах. Так они могли свободно видеть все, что происходит за бортом. Пилот субмарины разместился в кресле, возвышавшемся позади лож.

— Тут вам на глаза попадется прорва разных диковин. Билл Биб назвал такие экскурсии погружением в новую странность, но это было еще в те времена, когда «словарный запас не оскудел, а разум сохранял ясность».

— Что за Билл Биб? — спросил Джефф.

— В тридцатых годах прошлого века он помогал Отису Бартону создавать батисферу. Первое настоящее судно для глубоководных исследований… если можно назвать судном стальной шар, болтающийся на конце тысячеметрового троса. Он был первым ученым, познакомившимся с подводным миром, с его живыми обитателями. Он совершал погружения на Бермудах.

— И он видел создания, похожие на этих?

Что-то врезалось в иллюминатор, взорвалось искрящимся вихрем и исчезло, оставив за собой бледный след, переливающийся всеми цветами радуги.

— Ого-о! Изумительно!

Человек, сидящий в кресле пилота, устроился поудобней. Его руки сжимали рычаги управления ориентацией, вмонтированные в ручки мягкого кресла.

— Наше время истекло, джентльмены, — сказал он. — Пора подниматься на поверхность.

Это был коренастый, сильный человек с огромными мускулами и квадратной челюстью. Его лицо было почти полностью закрыто ярко-красным ВР-шлемом, который обеспечивал трехмерное пространственное изображение района, где находилась субмарина, в режиме виртуальной реальности.

— А я думал, эти подводные лодки могут находиться под водой тридцать дней, — сказал Джефф.

— Могут, — ответил Марк, — если оснащены всем необходимым. У нас на борту запасов, конечно, гораздо меньше, но их хватило бы, по крайней мере, на три-четыре дня. Однако мы должны вернуться на поверхность по другой причине. Через пару часов прибудет генерал Альтман, и нам следует быть на поверхности, чтобы встретить его. Или вы думаете иначе?

— Дьявол, — проворчал Джефф, продолжая смотреть в иллюминатор. — Я мог бы оставаться здесь дни напролет!

Марк усмехнулся:

— Да, я понимаю, что вы имеете в виду.

Джефф Уорхерст искоса поглядел на своего пожилого спутника, на его морщинистый профиль, слабо освещенный красным светом сигнальных огней. Марку Гарроуэю был семьдесят один год, но он, кажется, не собирался сходить с дистанции. Его лицо светилось от радости и изумления. Он выглядел таким же взволнованным, как и Джефф, который был на тридцать два года моложе.

Марк Гарроуэй по прозвищу «Пески Марса» слыл среди морских пехотинцев легендарным героем. В 2041 году специалист по электронике майор морской пехоты Гарроуэй возглавил отряд, который прошел 650 километров по просторам Валлес Маринерис, нанес поражение ооновскому гарнизону на станции «Марс-1» и отвоевал американскую ксеноархеологическую базу в Сидонии.

Джефф служил в морской пехоте с 2050-го года — вот уже семнадцать лет — и еще задолго до поступления на службу преклонялся перед Гарроуэем, считая его своим кумиром. Уорхерст до сих пор с трудом верил, что находится сейчас в обществе того, кто возглавил героический Марш… Впрочем, окружавшая их среда во многих отношениях была более странной, чем холодные пустыни Марса.

— Вас-то, я думаю, подводный мир ничем не удивит. Вы, наверное, уже успели устать от него, да?

— Что? — удивленно воскликнул Марк Гарроуэй. — Устать от всего этого? Да это случится не раньше, чем я устану от жизни!

Судя по всему, что слышал Джефф, Гарроуэй-старший все эти двадцать пять лет вел очень активный образ жизни. После возвращения с Марса он некоторое время работал консультантом у японцев, помогая им разобраться в многочисленных технологических достижениях внеземных цивилизаций, с которыми люди познакомились благодаря находкам на Марсе и Луне. Потом Гарроуэй вышел в отставку, обосновался здесь, на Багамах, и открыл прокат катеров, продолжая работать правительственным консультантом. Всего лишь в нескольких километрах отсюда, на острове Андрос, находился Атлантический центр глубоководных исследований, крупная американская база, занимавшаяся испытанием субмарин. Двенадцать лет

назад по соседству с АЦГИ был создан Багамский океанарий, расположенный в Мастик-Пойнт. Участие в его работе позволило Марку Гарроуэю скопить приличный капитал и принесло некоторую известность. Туристическая фирма Гарроуэя вот уже несколько лет предлагала клиентам не только прогулки на катерах, но и путешествия на подводных лодках, чтобы все желающие могли полюбоваться подводными окрестностями рифов. Эти экскурсии привлекали множество туристов и были гвоздем развлекательной программы, предлагаемой океанарием «Океанус».

Впрочем, субмарина, на борту которой находились сейчас Марк и Джеффри, не имела никакого отношения к туристическим судам. Восьмиметровая подводная лодка именовалась «Манта». Формой она напоминала короткую тупоконечную сигару с плавно очерченными круглыми крыльями, делавшими ее похожей на продолговатое блюдце. Обшивка «Манты» была пронизана карбоно-боро-фторидными волокнами. Эту технологию, созданную инопланетянами, люди освоили благодаря археологическим раскопкам, проводившимся на Луне. Применение новой технологии позволило землянам добиться небывалых успехов и сделать обшивку в пять раз прочнее изготовленной из обычных материалов. Лодка приводилась в движение с использованием магнитогидродинамики. МГД-двигатель сжимал воду, поступавшую в лобовые всасывающие устройства, а затем выбрасывал из сопла, находившегося в хвостовой части. Благодаря сплюснутой обтекаемой форме и стабилизаторам субмарина буквально летала по морским глубинам, словно самолет по воздуху. Первоначально морской флот США готовил «Манту» для глубоководных исследований и разведки. Лодка могла опускаться на глубину более десяти километров, а ее корпус выдерживал давление, равное тонне на каждый квадратный сантиметр. Чтобы отработать в этом месяце зарплату консультанта, Марк Гарроуэй должен был выяснить, годится ли «Манта» для транспортировки морских пехотинцев во время подводных боевых действий. А Джефф Уорхерст оказался на борту субмарины из-за проекта «Ледокол»…

Пилот потянул на себя джойстик, увеличивая тягу. С тихим воем «Манта» устремилась сквозь мрак. Мимо пролетело, трепеща крыльями, нечто, напоминавшее золотую беспанцирную улитку и оставившее за собой слабо фосфоресцирующий след.

«Стоит погрузиться в Атлантический океан всего лишь на несколько сотен метров, и увидишь жизнь не менее экзотическую, чем среди далеких звезд», — подумал Джефф.

— Из-за этого вы обосновались здесь, не правда ли, сэр? — спросил он. — Чтобы была возможность забавляться с высокотехнологичными игрушками, создаваемыми флотом… Чтобы заниматься исследованиями и открывать новые миры.

— Отчасти вы, пожалуй, правы. Хотя даже во время экспедиции на Марс мне не часто доводилось заниматься исследованиями. Когда я оставил службу в морской пехоте, мне главным образом хотелось открыть прокат катеров. Тут-то и подвернулся «Океанус», а все остальное случилось само собой. — Марк усмехнулся. — Однако я чертовски доволен, что все сложилось именно так.

— Эй, мистер Гарроуэй! — крикнул пилот. — К нам пожаловали гости!

Марк нахмурился, повернулся, не вставая с ложа, на бок и посмотрел на пилота:

— Что еще за гости?

Человек в ВР-шлеме коснулся тумблера, вмонтированного в ручку кресла, и на пульте управления включился один из мониторов, на котором компьютер создал вращающееся изображение маленькой субмарины, снабженной парой аутригеров и большим круглым иллюминатором, сделанным из материала, способного выдержать высокое давление.

— Похоже на туристический дистанционник. И выглядит, как один из подводных аппаратов «Атлантиса».

Хоть бы кто-нибудь объяснил этим ослам, что нельзя проникать на чужую территорию? — прорычал Марк.

— Может быть, это и туристическое судно, — сказал пилот. — А может, опять наши друзья.

— Что за друзья? — спросил Джефф.

— Кому-то очень хочется выяснить, чем мы здесь занимаемся, — объяснил Марк. — Карвер, наш пилот, принадлежит к десантно-диверсионной группе ВМФ «Котики». Подозрительность у него в крови, но иногда паранойя себя оправдывает. Мы подозреваем, что за нашими глубоководными работами шпионит Гоизя Аньцюань Бу. [2]

Джефф нахмурился:

— Разведслужбы Китая? Станут ли они для слежки за нами использовать туристическое дистанционно управляемое судно?

— А почему бы и нет. «Атлантис» у нас под боком. Его аппараты вполне могут заблудиться и проникнуть на запретную территорию. Якобы по ошибке… Не забывайте, что у китайцев очень мощные средства связи. Они способны передавать информацию на большие расстояния.

Океанарий «Атлантис» во многом напоминал «Океанус», но располагался во Флориде, южнее Уэст-Палм-Бич. Разделенные тремя сотнями километров, океанарии не могли считаться соседями, но все-таки находились достаточно близко друг от друга, чтобы подводные аппараты конкурентов могли подолгу находиться и работать на чужой территории.

— Расстояние? — спросил Марк у Карвера.

— Семьдесят метров, — сказал тот.

Вой магнитогидродинамического двигателя «Манты» усилился, когда пилот увеличил мощность.

— Шестьдесят метров. Мы приближаемся.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать