Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Схватка за Европу (страница 24)


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

12 октября 2067 года.


Околосолнечное пространство;

22:00 по времени гринвичского меридиана.


Во второй половине двадцать первого века все еще велись оживленные споры, о том, когда именно искусственный интеллект впервые окинул мир электронным взором и задумался над реальностью своего существования. Речь шла не о скорости работы ИскИна и не о количестве используемой им памяти. За истекшее столетие способность компьютеров обрабатывать информацию значительно возросла. Количество операций, совершаемых за секунду, позволяло наилучшим образом оценить эффективность работы машинного разума.

Дискуссии о компьютерном интеллекте могли бы принести большую пользу. Однако сначала люди должны были точно сформулировать, что такое разум.

К концу двадцатого века компьютер, которому вполне хватило бы места на письменном столе, мог выполнять приблизительно 108 операций в секунду. Интеллектом примерно такой же мощности обладает умное насекомое. В 2010 году настольные ЭВМ научились выполнять 1012 операций в секунду и стали такими же умными, как мыши. К 2020 году «железо» сохранило прежние размеры, но могло справиться уже с 1016 операций в секунду. В среднем с такой же эффективностью работает человеческий мозг.

Однако нельзя утверждать, что в 2020 году произошло внезапное «пробуждение» машин. На самом деле прошло еще двенадцать лет, прежде чем один из компьютеров (а именно Honeywell-Toshiba VKA-10000, выполняющий 1018 операций в секунду) действительно заявил о своем самосознании… но даже тогда многие исследователи не поверили машине. В конце концов, нельзя считать «железо» разумным существом. Даже у трупа есть мозг, пусть и утративший возможность выполнять свои функции. Чем бы ни являлся разум, он содержится в софте, в программах, которые выполняются аппаратными средствами. Программы пишутся людьми, а это значит, что можно заставить машину сделать абсолютно любое заявление.

Однако, в конце концов, у компьютерщиков не осталось иного выбора: им пришлось поверить, что созданный ими искусственный интеллект действительно обладает такими малопонятными свойствами, как самосознание и сознание.

* * *

Оссин (Общая Сеть Слежения и Навигации) не считал себя разумным существом, равным человеку. Собственно говоря, он даже не задумывался над этим вопросом, находящимся за пределами его компетенции. Фактически, Оссин не мог превзойти человека, так как, даже работая с максимальной отдачей, он мог выполнять приблизительно 6,25х1014 операций в секунду, и не более того. Однако его мышление было сфокусировано на деле гораздо тщательнее. Оссин был занят порученной ему работой и ни на мгновение не отвлекался на обдумыванье меню сегодняшнего завтрака. Его абсолютно не волновали вчерашние капризы возлюбленной. Он не огорчался из-за того, что накануне босс мерзко издевался над результатами его работы и не мечтал удрать на выходные в океанарий «Атлантис».

Программа, работающая в удаленных друг от друга компьютерах, находящихся на Земле и околоземной орбите, проектировалась с преднамеренной ограниченностью возможностей. Именно поэтому Оссин был одновременно сильнее и слабее людей. Он мог почти мгновенно понимать и обрабатывать все данные, касающиеся любых летательных аппаратов, будь то сенсорные микроспутники или огромные АМ-крейсера, находящиеся в районе объемом приблизительно 6,4х1016 кубических километров. Он был способен следить за дальним рейсом американских перехватчиков «Звездные Осы», сопровождающих российский боевой космический корабль «Свободный». В данное время они закончили гравитационное катапультирование, удалились от родной планеты и устремились по ретроградной солнечной орбите. Оссин отмечал с точностью до грамма, миллиметра и тысячной доли секунды каждую подробность, касающуюся массы, тяги, ускорения и курса. Он выполнял эту работу за короткий промежуток времени, в пределах которого радарные и лидарные импульсы успевали достичь намеченной цели и вернуться к многочисленным, разбросанным на огромной территории приемникам Оссина. Человеческий разум не мог бы справиться с такой задачей… Оссин же одновременно отслеживал почти 123 000 других объектов, находящихся на обширном участке космического пространства, и принимал меры для того, чтобы ни один из них не ставил под угрозу полет «Звездных Ос» и «Свободного».

И все же Оссин понятия не имел о том, что такое роза, или водопровод, или музыка. Он обладал самосознанием — по крайней мере, он был уверен, что ему свойственно самосознание, — но вовсе не задумывался над тем, почему занимается именно тем, чем занимается. Это… это его работа, а для любой другой он не годится.

Люди, создающие программное обеспечение, называли такие искусственные интеллекты, разбирающиеся только в узкой области знаний, ИскИнами с ограниченной компетенцией. Не было ни малейших сомнений в том, что Оссин идеально подходил для своей работы в космосе. Ему не«нужно знать, что такое роза, и это вполне нормально, потому что далеко не каждому человеку необходима информация, например, о том, что происходит с телом, находящимся на глубине 8 000 метров при давлении 835 кг/см2 .

* * *

Искусственные компаньоны человечества были заняты и в многочисленных проектах, благодаря которым люди собирались ближе познакомиться с инопланетянами и открыть для себя новые горизонты. Большой интерес вызывал Марс, эта холодная планета, где пустыни похожи на моря, где много обширных, умеренно-глубоких каньонов, а вулкан достигает размеров континента. В Сидонии и на некоторых других территориях землян ждали непостижимые тайны внеземных цивилизаций. Там

постоянно работали исследовательские группы, состоящие из людей и ИскИнов. Они пытались понять Строителей, инопланетян, живших за пределами Солнечной системы и прибывших на Марс полмиллиона лет назад. Признаки их деятельности встречались повсюду, но особенно много этих признаков было в Сидонии, где Строители с какой-то загадочной целью меняли очертания гор и плоскогорий.

Дея Торис работала в «Марснете». Она была названа в честь краснокожей принцессы [10], которая влюбилась в землянина и вышла за него замуж. Дея Торис была искусственным интеллектом, способным выполнять 5,74х1015 операций в секунду. Ее первичное программное обеспечение размещалось в компьютере IВМ 1С-5000, принадлежавшем американскому военному объекту на Фобосе, но Дея Торис занимала также почти семь сотен других компьютеров на поверхности Марса и на орбитах вокруг Красной планеты. В число таких машин входили главный компьютер «Марснета», установленный на Центральной марсианской базе, а также аппаратные средства ЭВМ Института экзоархеологических исследований, чья база расположилась в Сидонии. Кроме того, Дея Торис обитала в индивидуальных ПАДах, принадлежавших ученым дюжины наций, тем, кто тщательно и кропотливо искал среди вездесущих песков ключ к тайнам Строителей.

Дея Торис была, фактически, составным искусственным интеллектом, основными отличительными чертами которого являлись возможность массовых параллельных вычислений и способность хранить данные двух с половиной сотен софт-матриц секретарского уровня. Одной из составных частей Деи Торис была программа Картер, которая служила персональным электронным помощником доктора Пола Александера. Другую составную часть добавили недавно. Этот ИскИн звался Самантой. Первоначально он находился в ПАДе Джека Рэмси и был создан из нескольких модифицированных коммерческих и военных программных пакетов. Двадцать пять лет назад Саманта была гораздо примитивней, чем нынешняя, но именно тогда она нарушила правила… и навсегда изменила логику искусственного интеллекта.

В настоящее время семьдесят восемь процентов способностей Деи было полностью сконцентрировано на одной-единственной проблеме. Ей нужно было найти способ прочитать обширное собрание электронных документов, известное под именем «Библиотека Строителей». Это была монументальная и пока что неразрешимая проблема. Строители, кем бы они ни были, оставили после себя множество визуальных и звуковых информационных материалов, а также большое количество документов, созданных каким-то доселе непонятным способом — в «Библиотеке Строителей» не было ничего похожего на словарь, детскую грамматику или лексикон.

В начале девятнадцатого века потребовалось двадцать семь лет, чтобы найти ключ к расшифровке Розеттского камня, обнаруженного французскими солдатами. На этой каменной плите были сделаны надписи, содержащие одно и тоже сообщение на древнеегипетском и древнегреческом языках. «Священный текст», составленный на давно утраченном языке древнего Египта, был начертан иероглифами и демотическим письмом. В конце концов, этот текст удалось расшифровать, благодаря блистательному, упорному труду Томаса Юнга и столь же блистательной, хоть и странной одержимости Жана Франсуа Шампольона. Однако им удалось добиться успеха только потому, что был понятен древнегреческий язык. Кроме того, ученые точно установили, что орнамент, украшающий египетские документы, представляет собой имена правителей. А Шампольон, к тому же, был знаком с коптским языком, который, как известно, состоит в непосредственном родстве с языком фараонов.

Среди удаленных друг от друга и занесенных песками марсианских руин не было ничего, что могло бы дать ключ к расшифровке «Библиотеки Строителей». Тщательно измеряя электроток, отваживаясь на риск и ошибки, кропотливо разбирая и заново собирая бесчисленные сотни тысяч компонентов, Дэвид Александер, его жена Терри, их сын Пол и другие ксеноархеологи за двадцать семь с лишним лет исследований восстановили методы работы компьютерных систем Строителей. Они выяснили, что сведения, хранящиеся в этих машинах, были закодированы не с помощью двух цифр, а на основе троичной системы счисления по принципу «да — нет — возможно».

Но в результате многолетних трудов ученым удалось всего лишь собрать триллионы байтов информации, закодированных в трех значениях… и не было никакого способа расшифровать их. Что представлял собой язык Строителей? Никто этого не знал и, возможно, никогда не узнает, если не удастся найти какой-нибудь ключ или отправной пункт. Однако Дея продолжала работу. В настоящее время перед нею стояла монументальная задача. Дея Торис занималась поиском совпадающих групп троичных значений. Совершая электронные круизы по океанам информации, она пыталась найти способ придать холодным числам человеческое значение. Команда уже могла насладиться некоторым успехом: изучая видеотерминалы в Пещере Чудес, ученые сумели выделить кодовые группы, которые обозначали и изображения, и звуки. Часть работы Деи Торис заключалась теперь в поиске и выделении этих кодовых групп. Из найденной информации создавались файлы в доступных для людей форматах. Все фотографии, все файлы звукозаписи были улучшены и тщательно изучались. Люди и ИскИны непрестанно работали над тем, чтобы подобрать некий ключ к речи Строителей… к их умам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать