Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Схватка за Европу (страница 28)


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

12 октября 2067 года.


Ксеноархеологическая исследовательская база ВКГ; Сидония, Марс;

13:40 по сидонийскому местному времени (22:00 по времени гринвичского меридиана).


Майор Джек Рэмси смотрел на монитор. Шок постепенно проходил, уступая место восхищению. На дисплее № 94725 задний план по-прежнему оставался без изменений. Как и раньше, там можно было увидеть Площадь с тонкой Иглой, возвышающейся поодаль… Однако теперь большую часть пейзажа заслонял неповоротливый силуэт, чернеющий на фоне восходящего солнца. Не вызывало сомнений, что эта штука является одним из исследовательских телеуправляемых аппаратов, с помощью которых Саманта Вторая знакомится с поверхностью Хирона. Несмотря на тени, Джек Рэмси мог различить блеск парных объективов исследовательского аппарата, смотрящих прямо ему в лицо.

— Боже мой, Сэм! — воскликнул Джек. — Как я рад тебя видеть!

— С технической точки зрения ты меня не видишь, — ответила Саманта.

Из-за помех ее слова были плохо различимы. Дэвид, стоявший справа от Джека, протянул руку к сенсорному управлению и попробовал отрегулировать усиление.

— Ты видишь исследовательский аппарат «Оскар», — продолжала Сэм, — а я управляю им, находясь на орбите. Но я понимаю, что ты имеешь в виду.

Панель, расположенная около основания машины, открылась, и оттуда высунулась многозвенная рука. Исследовательский аппарат, находившийся на расстоянии четырех с половиной световых лет, небрежно помахал Джеку и Дэвиду.

Джек, с трудом веря происходящему, помахал в ответ.

В первую очередь он подумал о том, что его просто распирает от гордости за Саманту Вторую. На экране дисплея Джек Рэмси видел живое доказательство того, что Сэм, его Сэм, успешно достигла далекой планеты.

Саманта Вторая являлась потомком первой Сэм, которая до сих пор была загружена в ПАД Джека и выполняла функции секретаря. Еще будучи мальчишкой, Джек Рэмси без чьей-либо помощи создал Сэм. Для этой цели он использовал несколько коммерческих программ. В процессе работы Джек пополнил свои знания о хаотической логике. Оказалось, что первая Саманта отличается достаточной гибкостью и способностью к адаптации. Благодаря этим качествам она смогла в критический момент отказаться от постоянных программных параметров и, в самом буквальном смысле слова, сделать догадку. С тех самых пор наиболее мощные ИскИны применяли в своей работе хаотическую логику. Саманта Вторая, над созданием которой работал Джек Рэмси и группа программистов из питсбургского института имени Ганса Моравека, являлась самым сильным из существующих в данный момент искусственных интеллектов.

И Джек гордился Самантой, словно собственной дочерью.

У него бешено колотилось сердце, и пересохло во рту.

— Господи, Дэвид! Мы делаем запись всего этого? Мы делаем запись?

— Конечно, Джек, — произнес в ответ спокойный и неторопливый голос Картера, ИскИна, являющегося секретарем Дэвида.

Картер был составной частью гораздо более мощной Деи Торис.

— Твоя задача — позвать сюда Терри и Пола, — сказал Дэвид.

— Они уже в пути, — ответил Картер.

Джек откинулся назад и обвел взглядом отсек, пытаясь приучить себя к мысли о том, что им удалось наладить между двумя планетами сверхсветовую связь. Дэвид и Джек находились в относительно тесном жилом помещении, которое было создано в тени Сидонийского Лика. Одну из стен полностью занимал плоский экран, на котором демонстрировалось изображение, снятое камерами, установленными на борту беспилотного аппарата, исследовавшего расположенную глубоко под Ликом обширную полую территорию, известную под именем Пещеры Чудес. В этой пещере по-прежнему царил холодный почти вакуум, свойственный атмосфере Марса. Сама же научно-исследовательская станция разместилась в маленьком герметичном жилом модуле, находящемся на поверхности. Благодаря этому ученым, изучающим Пещеру Чудес, не было необходимости постоянно таскать на себе марсианские скафандры.

Джек по-прежнему с трудом верил в происходящее. Он снова посмотрел на экран, который демонстрировал только один из тысяч дисплеев, находящихся в Пещере Чудес. Большинство дисплеев погасло. Особую ценность представляли экраны, на которых, по всей видимости, были видны ландшафты иных планет, вращающихся вокруг иных светил.

Миры, вращающиеся вокруг других звезд…

И вот только что доказана правота Дэвида Александера. Изображения, найденные в Пещере Чудес, были, действительно, замечательны. Они транслировались в режиме реального времени, мгновенно перемещаясь на несколько световых лет.

Дэвид что-то еле слышно пробормотал.

— Что ты сказал? — спросил Джек.

— Сверхсветовая связь! — Дэвид медленно покачал головой, его взгляд был прикован к монитору. — Это правда! Действительно, правда! Ей богу, правда!

— Да ведь именно ты предположил, что это сверхсветовая связь, Дэвид, — напомнил Джек. — И именно ты посоветовал сделать спектральные исследования, доказывающие, что это изображение транслируется с планеты в системе Альфы Центавра. И теперь сам удивляешься?

— Джек, когда ты достигнешь моего возраста, тебе станет известно, что существует большая разница между тщательно продуманной гипотезой и действительностью. И далеко не всегда удается превратить предположение в факт!

На вид Дэвиду Александеру можно было дать лет пятьдесят или чуть больше. Джеку пришлось напомнить себе, что его дяде скоро исполнится

семьдесят. Когда Дэвид, по словам племянника, начинал корчить из себя старого мудрого чудака, это вызывало недоумение, но потом становилось ясно, что доктор Александер принадлежал к так называемому Поколению Миллениума. Это означало, что он родился на самой заре третьего тысячелетия, в первом десятилетии двадцать первого века. Дэвид и его ровесники первыми ощутили на себе влияние телемеросвязующих энзимов и других лекарств, эффективно помогающих бороться со старением. Жизненный опыт этого человека, казалось, не соответствовал его внешности.

— Что ж, придется тебе к этому привыкнуть, — сказал Джек. — Считай, Нобелевская премия у тебя в кармане. Это уж точно!

— Возможно, — ответил Дэвид, пожимая плечами. — Многие принимали участие в этой работе. — На его лице появилась усмешка. — Но, черт подери, будет очень забавно бросить эту гранату в лагерь физиков! Они все утверждали, что нельзя осуществить квантовую связь на таком уровне! Но мы на сей раз устроили им настоящую засаду, клянусь богом!

Джек улыбался, слушая военные метафоры Дэвида. Дэвид Александер был одним из наиболее известных ксеноархеологов современности, самым чтимым героем. Двадцать пять лет назад этот человек, работавший на Сидонийских раскопках, открыл новые просторы для научных изысканий. Правда, иногда казалось, что сам Дэвид больше гордится тем, что принадлежал к небольшой горстке гражданских лиц, участвовавших вместе с морскими пехотинцами в Марше Гарроуэя. Редко кому из штатских удавалось получить статус почетного морского пехотинца. Однако Дэвид Александер удостоился такой почести… и до сих пор был этим доволен.

— Дэвид?

Доктор Терри Салливан, жена Дэвида, вошла в комнату. Их сын, Пол, следовал за нею по пятам.

— Картер сказал, вы хотите сообщить нам нечто сенсационное.

— Да, что там у вас за новости? — спросил Пол.

Ему было двадцать четыре года. Он учился в Колумбийском университете и вскоре должен был получить степень доктора философии. Кроме того, он участвовал в ксеноархеологической программе докторантуры своего университета. Дэвид ухитрился раздобыть для сына-третьекурсника должность на Сидонии, чтобы тот мог совмещать обучение экстерном и практические занятия.

Дэвид жестом указал на экран, с которого на них бесстрастно взирал «Оскар».

— Привет, доктор Салливан, — сказала машина. — Я не узнаю вашего спутника, но уверена на семьдесят с лишним процентов, что это Пол.

— Ну, конечно, это… — Терри покраснела и замолчала. — Ах да, ведь вы с ним очень давно не виделись, правда же?

— Десять лет восемь месяцев двадцать четыре дня, — ответила Саманта Вторая. — Мои другие версии могли взаимодействовать с Полом несколько лет назад, но я… У меня не было возможности встретиться с ним. Привет, Пол!

— Хм-м… Привет! Как дела?

Похоже, Пол чувствовал себя неловко. Джек вспомнил, что Дэвид когда-то рассказывал ему, что в возрасте десяти и одиннадцати лет его сын находился на воспитании пакета программ, выполнявших функции электронного секретаря. Джек нахмурился при мысли о том, что Пол стыдится разговаривать с прислугой, которую ждет мировая известность. Казалось, Дэвид Александер и его семья всегда ощущали некоторое превосходство над ИскИнами.

— Хорошо, спасибо, — ответила Сэм. — Джек, Терри, Дэвид, я должна переслать вам большое количество информации. Надеюсь, у вас все готово, чтобы принимать и записывать сообщения.

— К записи готовы, — раздался голос Картера. — Приемник лазерного излучения включен.

— Хм-м… Да, Саманта, ты можешь приступать, — сказал Джек, обращаясь к экрану.

— Что ж, тогда вперед!

В нижней части корпуса «Оскара» мигнул крошечный красный огонек. Видеооборудование, которое использовали ученые на Марсе, не могло копировать данные со стандартного несущего луча лазерной связи. Однако эта аппаратура была в состоянии фиксировать вереницу вспышек, которые мелькали так быстро, что человеческий глаз не смог бы заметить отдельные отблески. Все сообщения, которыми люди обменивались, используя электронную радиосвязь, были закодированы с помощью двоичной системы счисления и представляли собой длинные строки нулей и единиц, выключений и включений. В данный момент Картер записывал эти мигания и переводил полученную информацию на доступный людям язык.

«Очень хорошо, что мы не используем троичную систему счисления, с помощью которой кодировали информацию Строители, — подумал Джек. — Тогда пришлось бы истолковывать электронный спин по принципу: „горизонтальный — вертикальный — никакой“. Было бы труднее передавать сообщения таким образом. Нам потребовалось целых десять лет только для того, чтобы выяснить арифметическое основание компьютерной системы Строителей, и получить возможность экстрагировать его, истолковывая спин электронов, находящихся в кристаллических решетках. Используя методы решения „в лоб“, исследовательская команда научилась идентифицировать графические, полносенсорные и звуковые файлы. Однако ученые до сих пор не нашли ключ к языку Строителей, а без него дальнейшая расшифровка почти наверняка невозможна».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать