Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Схватка за Европу (страница 36)


— Никак нет, сэр! — Штаб-сержант Джон Уолхейм, сидевший за пультом управления, коротко мотнул головой в наушниках. — Думаю, китайцы выбрали юго-запад и очень далеко за горизонтом. Рискну предположить, что нас разделяют не менее пятисот километров… Но и не более тысячи двухсот. Я не могу сказать точнее без триангуляции.

Кулаки Джеффа медленно сжались.

— Я должен был подумать об этом… Должен был отправить туда хотя бы один лоббер.

В общем-то, он не подумал об отправке лоббера, потому что это было попросту непрактично. Лоббером нельзя управлять на расстоянии, особенно, если ему предстоит лететь за сто с лишним километров. Это значит, что кто-то из морских пехотинцев получит недопустимо большую дозу облучения. Можно, конечно, менять состав экипажа через каждые несколько часов, но эта затея скоро окажется бесполезной из-за больших энергозатрат. Кроме того, нельзя лишний раз подвергать людей смертельной опасности, заставляя их подниматься на поверхность Европы.

Кстати, старший сержант Кьюкела добровольно сел за штурвал лоббера и сейчас находился в небе, в нескольких километрах над базой. Он поднял летательный аппарат достаточно высоко, чтобы можно было издалека подслушивать радиоболтовню китайского флота.

Если бы Уорхерст только знал, когда китайцы собираются совершить высадку, он мог бы держать поблизости другой лоббер, который в нужный момент поднялся бы в небо, снял второй пеленг и засек место выброски вражеского десанта.

«О координатах места выброски десанта можно только мечтать, — подумал Джефф. — А в придачу к этим координатам потребовать два резервных полка космических морпехов».

Самой серьезной проблемой была эта проклятая слепота. На Земле каждое подразделение морской пехоты, находящееся в любой точке планеты, имело почти мгновенный доступ к целым созвездиям спутников военного назначения, включая наблюдателей. Поэтому в ясный день можно буквально смотреть через плечо вражескому офицеру и читать его карты и распечатки связи. А на орбите имелись инфракрасные датчики, которые могли видеть теплую плоть сквозь бетонные крыши зданий и бункеров.

На Европе ничего этого не было. Не было даже военного корабля на орбите, который мог бы сообщить координаты врага. Оснащение роты включало в себя пять беспилотников «Марк-VI». На жаргоне морских пехотинцев эти боевые разведывательные аппараты назывались «птичками». Джефф трясся над этой летающей техникой, как последний скупердяй. В военных условиях «птички» быстро приходят в негодность. Потеряв последний беспилотник, рота «Браво» вообще окажется в кромешной тьме.

— Может, стоит попробовать напасть на них, сэр? — спросил лейтенант Бил, уроженец штата Алабама. Его звали Чарльз Эндрю, но парни придумали для него прозвище «Мо».

— А что дальше? — спросил лейтенант Рандольф Куинлан. — Вести переговоры? Но о чем? Единственная вещь, которую мы можем предложить им, — это наша капитуляция!

— К дьяволу капитуляцию! — воскликнул Грэм.

— Мы будем вести переговоры, если китайцы этого захотят, — сказал Джефф. — Но они не войдут в этот кратер. Понятно?

В тесном отсеке хором прозвучали восклицания «Есть, сэр!» и «Да, сэр!».

Настенный экран в настоящее время демонстрировал изображение, снятое дистанционной видеокамерой, установленной на штативе на юго-западном наблюдательном пункте. По экрану тянулась однообразная плоская ледяная равнина Европейской поверхности. На расстоянии виднелись невысокие холмы.

С момента высадки американцев прошло четыре дня. Так как Европа совершала полный оборот вокруг Юпитера за три дня и тринадцать часов (этот виток определял также границы дня на спутнике), то морские пехотинцы уже прошли через один полный цикл дня и ночи. Сейчас было утро, но оно сопровождалось затмением. Солнце скрывалось за обширной чернотой Юпитера. Однако достаточно света давала окаймленная серебром радуга, золотящая край планеты. Сияние радуги мягко освещало холмистый ландшафт, окрашивая его в холодные синие тона. В черной пустоте неба постоянно сияли немерцающие звезды, казавшиеся твердыми, словно лед. Тусклый свет позволил разглядеть работавшую неподалеку группу морских пехотинцев. Парни рыли яму для установки ХМ-86 «Часовой». Их крошечные фигурки позволяли судить о размерах обширной и дикой местности.

«Китайцы появятся именно с той стороны», — подумал Джефф.

Конечно, он закрыл все подходы. Но разведгруппы исследовали окрестности на лобберах и сообщили, что за пологой выпуклостью Cadmus Linea находится гладкая равнина, простирающаяся на запад, а затем на юго-запад в направлении места высадки китайского десанта. Джефф был уверен, что при первой попытке подойти к базе противник обязательно воспользуется преимуществами ландшафта.

«Дьявол! — подумал он. — Как я ненавижу ожидание!»

— Зебра, Зебра, говорит разведгруппа номер один! Как слышите?

— Первый, Зебра слышит, — ответил Уолхейм. — Продолжайте.

— Мы прибыли на позицию. Окапываемся. Наши координаты: «один — пять — девять» и «три — семь — четыре». Похоже, хребет принадлежит нам безраздельно.

— Роджер вас, Первый. Держите нас в курсе.

— Так точно, Зебра. Конец связи!

Джефф усмехнулся. Примерно пару дней назад морские пехотинцы начали называть базу полярной станцией «Зебра». База парням понравилась, все на ней работало исправно, но она была лишена своеобразия. Ничто тут не говорило о царящем на Европе жутком одиночестве. Написанная в двадцатом веке книга и созданный по ней кинофильм [12]

обеспечили базе новое название. Сержант Лесли Риддл хранил в своем ПАДе и иллюстрированный роман, и появившийся в 2020 году полный римейк фильма. Рок Хадсон, Патрик Макгуан и все остальные были заменены виртуальными актерами. Риддл поделился фильмом со всей ротой. В результате неизбежно появилось новое, хоть и неофициальное название базы.

Это имя очень подходило станции ВКГ. Действие фильма происходило во льдах Арктики, в самый разгар Холодной войны. Рота «Браво» в данный момент находилась на грани самой настоящей войны, которая разразится на покрытой льдом территории, по сравнению с которой Арктика напоминает летний полдень в южной Калифорнии.

Джефф приказал Ноулзу и Ричардсону взять один из лобберов и создать наблюдательный пост на кромке Cadmus Linea в ста километрах к западу от базы. Они скоро должны были вернуться с дежурства. Уорхерст понимал, что ребята должны выполнять какую-то работу, должны знать, что предпринимаются какие-то действия.

— Ши ми…

—  Десять метров…

Майор Уорхерст попытался вообразить территорию, на которой высалятся китайцы. Вероятно, противник использует посадочные аппараты «Поражающий Гром». Эту модель в странах ВКГ знали под кодовым названием «Толстяк». Плазменные двигатели этих аппаратов не извергали ни пламени, ни дыма. Однако приближающийся в данный момент к Европе «Толстяк» выпускает, должно быть, чертову прорву пара и тумана.

— Тин лилян! Цюэдин цзе!

—  Выключить энергопитание, — перевел Чести Пуллер. — Они подтверждают, что посадка состоялась.

— Значит, на Европе находятся уже восемь посадочных аппаратов, — объявил капитан Мелендес. — Вы думаете, это все?

— Это соответствует информации, которую сообщила нам о «Звездной Горе» разведка, — ответил Джефф. — Давайте надеяться, что они прислали только восемь аппаратов.

Джефф старался, чтобы его слова звучали беззаботно. Восемь «Толстяков» доставили на Европу, по крайней мере, две сотни вражеских солдат. А возможно, китайцев будет гораздо больше, если они решили пожертвовать комфортом, чтобы увеличить количество бойцов.

— Свяжитесь со штабом, Уолхейм. Дайте им знать, что ублюдки прибыли.

— Есть, сэр! Хотите отправить еще какое-нибудь сообщение?

На мгновение Джеффу захотелось проявить удаль. В декабре 1941 года, немедленно после нападения на Перл-Харбор, Япония атаковала морских пехотинцев и гражданское население гарнизона на острове Уэйк в Тихом океане. Обороняющиеся смогли продержаться в течение шестнадцати дней, хотя агрессоры превосходили их численностью… В данный момент Джефф Уорхерст находился в очень похожей ситуации.

Гарнизоном на острове Уэйк командовал майор Деврэ. Существовала история о том, что когда майора по радио спросили, не нуждается ли его команда в чем-нибудь, он сострил:

— Пришлите нам еще япошек!

История была недостоверна. Глупая фраза возникла в результате недоразумения. Она была создана из начальных и заключительных слов шифрованной радиотелеграммы майора Деврэ, составленной так, чтобы японцы не могли догадаться об ее истинном содержании. Если бы Джефф попросил прислать еще китаезов, это не принесло бы никакой пользы и даже могло бы иметь неприятные последствия, сильно понизив боевой дух.

— Сообщите им, что нам нужно подтверждение координат места высадки десанта, — ответил Уорхерст. — Я уже отправил им запрос. Пусть пришлют подтверждение как можно быстрее.

Прежде чем он получит возможность воевать, ему необходимо выяснить, где находится его противник.

— Есть, сэр!


ИскИн 929 «Далекая звезда»;

пояс Койпера;

22:34 по времени гринвичского меридиана.


ИскИн «Далекая звезда» был недоволен тем, что приходится прервать работу.

С технической точки зрения он не мог ощущать эмоции типа раздражения или огорчения. Однако новые распоряжения, полученные по лазерной связи, вызвали конфликты, которые мешали максимальной производительности «Далекой звезды» до такой степени, что искусственному интеллекту, кажется, стали понятны подобные чувства.

С повышающейся частотой смены циклов обработки и запоминания, которая могла бы считаться волнением, ИскИн «Далекая звезда» наблюдал за только что обнаруженным миром, вращающимся вокруг 94-й Кита, звезды спектрального класса Р8. До новой планеты было всего лишь пятьдесят девять световых лет. Спектральные исследования атмосферы уже подтвердили существование кислорода и, следовательно, жизни… В то же время другие фрагменты спектров пойманного света свидетельствовали о присутствии аналога хлорофилла, окрасившего синими и зелеными пятнами континенты планеты.

Здесь, как и на второй планете Альфы Центавра А, были остатки исчезнувшей цивилизации: превратившиеся в осколки башни из стекла и отполированного до зеркального блеска хрусталя; приземистые конусообразные строения, беспорядочно покрытые пробоинами; целые города, превращенные взрывами в руины и обломки. Поверхность опустошенной планеты изобиловала кратерами, многие из которых достигали ста километров в поперечнике.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать