Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Схватка за Европу (страница 52)


Лаки положил свою М-580 на подходящую глыбу льда и повернул ее за пистолетную рукоятку, следя за перекрестием на дисплее. Благодаря системе наведения винтовки он мог рассмотреть десантный корабль китайцев так отчетливо, словно находился всего в сотне метров. Он увидел опущенную аппарель, выходивших из корабля солдат в скафандрах. Цзыдун танькэ, с плоскими башнями, уже выстроились неровной дугой, прикрывая высадку.

Внимание Лаки привлекло какое-то движение — китайский солдат перебежками преодолевал открытую местность между двумя торосами. Дальность — триста сорок пять метров. Лаки сместил перекрестие и нажал кнопку. Китайский солдат исчез, но Лаки не был уверен, попал он в противника или нет.

— Приближается второй корабль, — сказала Бэпэ. — Ноделл! Пора использовать «Дракон»!

Лаки бросил взгляд вверх. Вот дерьмо! Второй корабль был очень близко, он спускался по дуге в южную часть кратера. Лаки не мог понять, пытаются ли китаезы спалить пехотинцев плазмой двигателей, или такой маневр был случайным. Впрочем, это не имело значения. Недавно Бэпэ пыталась уничтожить танк струей плазмы значительно меньшей, чем та, что он сейчас видел!

«Крылатый дракон» находился в руках сержанта Шермана Ноделла. Тот занял позицию на внутреннем склоне кратера и направил трубу в черное небо.

— Навожу на цель! — раздался его голос. — Выстрел!

Бесшумная вспышка, облако газов вырвалось из трубы, и ракета «земля-воздух» взмыла к огромному черному шару китайского корабля. С противоположной стороны кратера в небо взмыла еще одна ракета. Находившиеся во время обстрела на поверхности пехотинцы вышли из укрытий и вступили в бой.

Бело-желтая вспышка расцвела под кораблем, затем еще одна. Курс десантного корабля не изменился, он по-прежнему гнался за собственной, постоянно растущей тенью.

Лишь через несколько секунд Лаки понял, что корабль… не снижает скорости!

Аппарат весом в тысячу двести тонн коснулся льда в полукилометре ниже восточного края кратера. Опоры корабля были выдвинуты, но подломились, едва коснувшись льда. Не было пламени, не было взрыва, не было слышно даже звука удара.

А если бы звук и был, его бы заглушили триумфальные вопли морских пехотинцев.

Лаки орал вместе со всеми, подняв к черному небу закованный в перчатку кулак. Победа, пусть и временная, была нестерпимо приятной.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

21 октября 2067 года.


Отсек С-3, объект «ЕвроГИС»;

полярная станция «Зебра», Европа;

12:15 по времени гринвичского меридиана.


— Ну, — сказал Джефф с насмешливой улыбкой на губах. — Твое чудесное орудие будет работать, как полагаешь?

— Все системы проверены, майор, — ответил Камински. — Больше проверять нечего.

— Кроме того, у нас есть всего один шанс, — добавил лейтенант Уолдерс. — До сих пор нам везло, но рано или поздно Папа Ромео прилетит и воткнет свой лом прямо в эту штуковину. Починить ее нам уже не удастся, просто нет запасных частей.

— Мы использовали весь сверхпроводящий кабель?

— Почти весь. В любом случае придется ограничиться одним выстрелом. Китаезы обрушат на орудие тонну гиперзвуковых ломов.

Кроме Джеффа, на совещании присутствовали остальные офицеры, а также Камински и Сигэру Исивара, как представитель группы ученых. В отсеке было тесно. Электроника обеспечивала всем немедленный доступ ко всей информации, поступающей от пехотинцев и сенсоров, расположенных как внутри станции, так и на поверхности спутника.

— Да, я понимаю. — Джефф задумчиво почесал подбородок. — Знаешь, главный сержант, я много думал об этом. Возможно, твоя игрушка выполнит двойную работу…

— Каким образом, сэр? Мы не уверены даже в том, что орудие уцелеет после первого выстрела!

— Этого и не потребуется. Самое главное удачно выбрать время выстрела. Давайте произведем его в тот момент, когда «Звездная Гора» соберется вновь пролететь над нами. Если бы мы знали, когда она покажется над горизонтом, и в какой точке…

У лейтенанта Уолдерса расширились глаза от удивления.

— Вы считаете, корабль можно перехватить? При помощи «жука»?

— Именно.

— Но мы можем потерять «жук».

— Можем… А кроме того, нам потребуется доброволец.

— С этим проблем не будет. Вооружение?

— Я подумал о бочках с дерьмом и вовсе не шучу. — Джефф быстро, в нескольких словах, обрисовал свой план.

— Боже праведный! — воскликнул лейтенант Бил. — Если это сработает…

На этот раз глаза расширились у Сигэру.

— Майор, что вы предлагаете?

— У вас есть сомнения?

— Это же безрассудно! Безответственно! Вы можете все погубить!

— Фрэнк, — приказал Джефф, — выдели людей на подготовку… необходимых ресурсов. Нужно закрепить на верхней части «жука» как можно больше бочек. Заполните бочки специальными зарядами. Можно использовать валяющиеся повсюду обломки. Части уничтоженного «жука». Остатки микроволновой мачты. Все, что найдете.

— Есть, сэр, — с улыбкой ответил Камински.

— Вам нужен доброволец, — сказал Уолдерс и поднял руку. — Он перед вами.

— Весьма признателен, лейтенант, но у меня есть другая идея. — Майор похлопал по экрану своего ПАДа. — Хочу поговорить с Пуллером, узнать его мнение.


Чести Пуллер;

полярная станция «Зебра», Европа;

10:45 по времени гринвичского меридиана.


Программа, известная как Чести Пуллер, была коммерческой, предназначенной для компьютера «Аристотель 3050», работающего со скоростью 2,97х1015 операций в секунду, то есть приблизительно на уровне человека, в системной сети с емкостью памяти 1,2 терабайт в быстром кэш-буфере и 2,33 петабайт в энергонезависимом запоминающем устройстве. Программа, используемая в ПАДе Джеффа Уорхерста недавно была загружена в систему «Сперри Ранд CVAC-1280», являющуюся частью объекта «ЕвроГИС». Это позволило создать широкополосный канал связи между отсеком С-3 и последним «жуком», на фюзеляж которого за последние несколько часов навесили огромные бочки. Пехотинцы почти закончили работу и устанавливали пиропатроны на алюминиевые полосы, крепившие бочки к летательному аппарату.

В данный момент большая часть интеллекта Чести была занята обработкой данных, поступавших от нескольких датчиков, установленных на двадцатиметровом веретенообразном сооружении, обмотанном сверхпроводящим кабелем. Один конец сооружения был поднят надо льдом, закреплен на А-образной опоре тросами и направлен на юго-запад. Юстировка требовала особой точности, и последние двадцать часов Чести руководил действиями отряда пехотинцев под командованием Камински по определению угла тета, то есть угла между микроволновой мачтой и

поверхностью, с точностью до одной-двух стотысячных. Такой уровень точности невозможно было обеспечить даже при наличии специальных приборов. Результат, достигнутый при помощи нескольких приборов и лазерных прицелов, не считая грубой силы пехотинцев, был достаточно впечатляющим. Методом проб и ошибок Чести выполнял расчеты, учитывавшие даже незначительное расширение тросов из-за их нагрева на несколько градусов выглядывающим из-за Юпитера Солнцем. В последний момент Чести точно откорректирует положение повышением или понижением подаваемой в сверхпроводящие кабели мощности. Имеющая действительно критическое значение регулировка производилась перемещением заднего конца мачты взад и вперед буквально на сантиметры и наводкой ствола на лазерный маяк, расположенный в 215,7 метра, на другой стороне кратера. Данные, позволившие расположить маяк именно в этом месте, были получены в результате скрупулезного фотометрического анализа фотографий, переданных на Землю телескопом «Далекая звезда», которому удалось определить с точностью до нескольких десятков метров расположение китайской базы в регионе Asterius Linea.

Принцип действия рельсовых пушек или магнитных линейных ускорителей был хорошо известен. Первый прототип был создан еще в 1937 году эксцентричным изобретателем Эдвардом Фитчем Нортрапом, объяснившим идею в научно-фантастическом произведении. Электроэнергия, подаваемая в сверхпроводящие обмотки, генерировала сильное быстро-движущееся магнитное поле, которое обеспечивало ускорение снаряда. Математические расчеты были тривиальными, наиболее неопределенные элементы были, как всегда, связаны с человеческим фактором.

Морские пехотинцы закончили заряжать оружие. Заряд — бочка, плотно обмотанная сверхпроводящим кабелем и снабженная небольшим генератором на топливном элементе — плавал в магнитном поле самодельного линейного ускорителя. Внутри бочки находилась сфера-ловушка с пятьюдесятью пятью граммами антивещества, удерживаемыми магнитным полем. Силовой фидер был тщательно обложен пеной, обеспечивающей защиту от воздействия сверхускорения. Спусковым устройством являлся обычный переключатель, который взводился первым импульсом ускорения выше 100 g и срабатывал от воздействия второго. Заряд приходил во взведенное состояние в момент выстрела, а при контакте с целью магнитное поле внутри сферы отключалось, пятьдесят пять граммов антивещества мгновенно аннигилировали с пятьюдесятью пятью граммами вещества, высвобождая 1010 джоулей энергии, что было эквивалентно взрыву приблизительно двух тысяч тонн взрывчатки или бомбы, разрушившей Хиросиму.

— Все готово к выстрелу, — сообщил Пуллер собравшимся офицерам. По их дыханию и пульсу, звуку голосов, когда они пытались шутить друг с другом, он мог легко определить, что они находятся в состоянии нервного возбуждения.

В этом не было ничего необъяснимого. В случае возникновения малейшей неисправности рядом со станцией, вернее всего в двух километрах от нее, мог возникнуть еще один, достаточно большой кратер. Эпицентр взрыва в этом случае, находился бы слишком близко к пришвартованной к ледяному склону станции.

— Спасибо, Пуллер, — сказал Джефф.

— Предлагаю отдать приказ на эвакуацию всего находящегося на поверхности персонала, — добавил Пуллер. — Эффект отдачи предугадать невозможно.

— Уже отдан, Пуллер. Готовность номер один.

Оставалось только ждать.


Камински;

отсек С-3, полярная станция «Зебра», Европа;

20:45 по времени гринвичского меридиана.


Фрэнк Камински затаил дыхание. Идея не отличалась особой оригинальностью, но в случае неудачи вся ответственность падет на него. Антивещество было чрезвычайно капризно. Любая ошибка — любая! — могла привести к непоправимым последствиям. Возможно, китаезам попросту нечего будет захватывать.

В 1900 году сорок девять морских пехотинцев в составе международного контингента защищали здание дипломатической миссии в Пекине во время боксерского восстания, когда «Кулаки во имя справедливости и согласия» пытались оградить Китай от чужеземного вмешательства. Последовала пятинедельная осада, во время которой копавшие траншею китайцы-христиане обнаружили старое англо-французское нарезное орудие, оставленное еще во времена экспедиции 1860 года. Пехотинцы откопали и почистили оружие, итальянцы соорудили лафет. Из колодца достали сброшенные туда, чтобы не достались боксерам, 716 русские девятифунтовые снаряды. Снаряды просушили и обнаружили, что они подходят к орудию, не идеально конечно, но вполне терпимо, если их разделить на две части и заряжать орудие с дула. Несмотря на вполне уместные сомнения, орудие хорошо зарекомендовало себя во время осады. Пехотинцы назвали этого артиллерийского монстра «международным орудием».

Испытывая уважение к истории и традициям, Фрэнк предложил назвать установленное на льду сооружение «Международным орудием Марк II», что было благосклонно воспринято остальными пехотинцами. Никто, впрочем, не мог с уверенностью сказать, для кого оно представляет большую опасность, для китайцев или для персонала «Кадмуса».

«МО Марк II» было заряжено и готово к выстрелу. Последние пехотинцы отъезжали на него в прицепленных к трактору санях. Через несколько секунд находившиеся на поверхности группы доложили, что находятся в укрытии.

Это не спасло бы их, если бы возникла серьезная неисправность и чудовищное орудие вышло бы из под контроля.

— Твой ход, Фрэнк, — тихо произнес Джефф. — Хочешь отдать приказ?

— Да, сэр. — Камински еще раз взглянул на мониторы и, затаив дыхание, коснулся пальцем дисплея ПАДа, на который в качестве иконки была выведена пусковая кнопка.


Чести Пуллер;

Европа;

20:49 по времени гринвичского меридиана.


Прикосновение к иконке не вызвало выстрела, а послало команду Пуллеру, который и произвел остальные операции. Импульс электроэнергии от реактора базы пробежал по похожему на бесконечную серую ленту сверхпроводящему кабелю, обмотанному вокруг двадцатиметровой мачты. Заряд создал быстродвижущееся магнитное поле, которое захватило пятикилограммовый заряд и пронесло его внутри мачты. Развив ускорение 2 050 000 g, пушка выпустила снаряд со скоростью 28 350 метров в секунду.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать