Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Схватка за Европу (страница 64)


— Думаю, док слегка преувеличил, сэр. Я — в полном порядке и хочу участвовать в операции!

— Послушай, что я тебе скажу, Лаки. На этой станции четырнадцать пехотинцев, которые не смогут участвовать в экспедиции. Шестеро из них уже приходили, чтобы вызваться добровольцами или выразить свое неудовольствие тем, что я не включил их в состав. Ты — седьмой. Счастливая семерка! Чем ты отличаешься от них?

— Сэр… у меня совсем другая ситуация. Мне обязательно нужно участвовать, сэр.

— Почему?

— Потому что… сэр… я влюбился.

Джефф удивленно поднял брови:

— Неплохая причина для участия в операции, которую многие считают самоубийственной. Не желаешь ли объясниться?

— Майор… все дело в том, что я только что узнал ее, понимаете? Она вызвалась участвовать в операции и будет в ней участвовать… я должен быть рядом, сэр.

— Понятно. Не назовешь мне имя счастливицы?

— Нет, если у нее будут неприятности.

— Все в порядке, Лаки. Я не должен поощрять романтические отношения внутри подразделения, но я понимаю, что может произойти в реальной жизни. Вынужден выразить сожаление. Составы подразделений и списки имущества уже утверждены. Я не намерен изменять их, чтобы облегчить твою личную жизнь.

— Но, сэр, прошу прощения…

— Забудь, морпех! Твоя девушка вполне способна позаботиться о себе. Ты же, по словам ротного мясника, едва ходить можешь, хотя и пытаешься обмануть меня.

— Не пытаюсь, сэр. Нога — в порядке. И ходить я могу.

— Рад это слышать. Но ответ прежний. Нет.

— Но…

— Нет, капрал! Ты — в списке больных и останешься там, пока док Макколл тебя не вычеркнет. Из вас двоих я предпочитаю видеть рядом с собой в бою твою подружку. По крайней мере, она сможет вытащить из боя раненого товарища! Не волнуйся, здесь тоже будет достаточно горячо! Свободен!

— Но, сэр, я…

— Свободен, капрал!

Лаки вновь вытянулся по стойке «смирно»:

— Есть, сэр!

Он сделал поворот кругом и строевым шагом вышел из отсека.

Через секунду Джефф встал, тихо подошел к двери и выглянул в коридор. Лаки шел к столовой, опираясь при каждом шаге на самодельную трость. Прохиндей оставил ее за дверью, когда приходил с просьбой.

Джефф уже собирался вернуться в отсек, но тут услышал за спиной голос сержанта Винсента Кьюкелы.

— Прошу меня извинить, майор. Могу я поговорить с вами?

Джефф вздохнул, закрыл глаза и указал пальцем на люк:

— Входи, — сказал он. — Поговорить можешь, но мой ответ — нет.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

26 октября 2067 года.


Яма, объект «ЕвроГИС»;

полярная станция «Зебра», Европа;

13:12 по времени гринвичского меридиана.


«Манты», пришвартованные к корпусу «ЕвроГИСа» и ледяной стене Ямы, покачивались на черных волнах. Их конусообразные кормовые части были погружены воду, а острые носы лежали на тонком льду. Крылья были расправлены и зафиксированы, а корпуса уже покрылись толстой ледяной коркой.

Двадцатиметровый участок открытой воды кипел под воздействием вакуума, создавая на дне Ямы разреженную, постоянно меняющуюся атмосферу, состоящую из холодного пара и клубящегося тумана. Пар конденсировался на любой поверхности, мгновенно превращаясь в лед. Это могло вызвать проблемы при выходе в море, поэтому все открытые поверхности корпусов субмарин были накрыты нагревательными электрическими сетями.

Джефф стоял на обледенелом трапе и наблюдал за погрузкой пехотинцев на подводные лодки. Им приходилось по двое проходить через воздушный шлюз субмарины, и погрузка шла мучительно медленно.

А времени почти не оставалось.

Рядом стоял, как всегда невозмутимый и спокойный, капитан Мелендес.

— Пол, постарайся защитить базу в мое отсутствие.

— Жаль, что не могу участвовать в операции вместе с вами, майор.

— Еще бы! — как можно язвительнее воскликнул Джефф. — Никому в здравом уме не хотелось бы остаться здесь оборонять базу с четырнадцатью пехотинцами! Там, куда направляемся мы, будет гораздо безопаснее. Но кому-то должно было не повезти, и не повезло тебе!

Пол хмыкнул:

— Берегите себя, сэр. Будем встречать вас с зажженными огнями и открытыми люками.

— Если ситуация станет слишком горячей, немедленно возвращайтесь на базу и задраивайтесь. Не думаю, что китайцы намереваются повредить «ЕвроГИС».

— Меня волнуют не китайцы, сэр, а ученые. Сейчас они превосходят нас по численности!

— Значит, держись, первый помощник!

— Есть, сэр! — Мелендес поднес правую руку к стеклу шлема. — Удачи вам!

Джефф отдал честь в ответ и пошел по трапу, придерживая рукой приклад М-580, чтобы не хлопал по бедру. Движение было непривычным, уже много лет он не держал винтовку в руках. Конечно, в Корпусе морской пехоты стрелком считался любой — от коков, пекарей и писарей до толстозадых командиров батальонов… но он и в самом деле давно уже не участвовал в бою с лазерной винтовкой в руках.

По обледенелому трапу идти было трудно, особенно из-за того, что на ледяной корке возникали и исчезали участки, покрытые тонкой пленкой перекиси водорода. Приходилось все время держаться за страховочный фал. Джефф с трудом втиснул в узкий люк субмарины свою неуклюжую фигуру.

Из-за ранцев ПСЖО в воздушный шлюз едва помещались два человека. Джефф остановился в тускло освещенном красным индикатором отсеке и стал слушать, как гробовую тишину сменяет все нарастающее по громкости шипение прибывающего воздуха. Красный индикатор погас, загорелся зеленый, и почти одновременно открылся внутренний люк.

Темноту в отсеке нарушали только похожие на звезды фонари на шлемах пехотинцев и свечение внутришлемных дисплеев, озарявших лица. По старой морской традиции старший офицер должен был первым подниматься на борт и сходить последним, но по мнению Джеффа, на этот раз традиция должна была уступить практичности. Ему пришлось буквально вползти на мостик — потолок был слишком низким, чтобы идти во весь рост, особенно в скафандре, а наклоняться было неудобно. Он прополз между двумя рядами сидящих друг против друга пехотинцев, колени которых едва не касались. По приказу все оставались в скафандрах, кроме командира лодки.

На мостике «Манты» было немного свободнее. Рэндолф Карвер уже снял ранец ПСЖО, шлем и перчатки и сидел в кресле в красном, закрывавшем лицо ВР-шлеме пилота.

— Немало времени прошло со времени нашей встречи на Багамах, верно, Карвер?

— Да, сэр, немало.

— Жаль, что первый испытательный поход на Европе пройдет в боевых условиях.

— Вода есть вода, сэр, а вода — друг «котика». Все будет в порядке.

— Йя-а-а! — тихо произнес боевой клич второй «котик». Старшина первого класса Майк Хастингс сидел на откидном кресле слева и сзади от Джеффа. Он должен был занять место пилота, если что-нибудь непредвиденное случится с командиром. В

команду каждой «Манты» входило по два «котика». Все находящиеся на борту должны были участвовать в бою, и наличие двух пилотов обеспечивало дополнительную безопасность и позволяло надеяться на возвращение домой.

— В чем дело, Хастингс? — с улыбкой спросил Джефф. — Уже надоело общество морпехов?

— С ними все в порядке, сэр, — ответил Хастингс. — Не «котики», конечно, но парни неплохие.

— Не волнуйся, Хасти, — сказала сидевшая рядом Бэпэ Кампанелли и хлопнула его рукой по ноге. — Мы проголосовали и решили присвоить вам звание почетных морских пехотинцев!

— Спаси меня, Господи!

Джефф не мог удержаться от смеха, увидев выражение лица Хастингса.

— О'кей, народ! — крикнул он. — Слушай меня!.. Эмберли!

Сержант Роджер Эмберли — тихий, приятный парень из Канзаса, которого дома ждали два мужа. Спокойный и надежный. Отлично владеет «Крылатым драконом»…

— Я.

— Кампанелли.

Крупная, светловолосая, смелая и немного вспыльчивая. Превосходный морпех…

— В порядке.

— Картрайт.

Не в нее ли влюбился Лаки?.. Уж наверняка не в Бэпэ…

— Здесь.

— Карвер.

— Тут.

— Гарсия.

В личном деле упоминается арест за участие в проатланском марше в Сан-Диего. Сторонник образования независимого испаноязычного государства на юго-западе США. Упрямый и несговорчивый парень, но прекрасный морпех…

— Аqui. [18]

—  Хастингс.

— Йя-а-а!

— Камински.

— Ур-ра!

Боевой клич пехотинцев в ответ на «Йя-а-а» «котиков». Джефф видел, как Камински улыбнулся Хастингсу и подмигнул.

— Лэнг.

А может быть, она — возлюбленная Лаки? Красивая чернокожая девушка из Виргинии. Хотя, дома ее ждут муж и жена. Впрочем, это не имеет никакого значения…

— Тут.

— Ноделл.

Здоровый, мрачный, любит выпить, не может жить без приключений, но непревзойденный мастер владения любым оружием. Разведен три раза. Не мыслит жизни без морской пехоты…

— Да.

— О'Дей.

Спокойный рыжеволосый капрал, член общества «Человечность превыше всего», хотя Джефф ни разу не слышал, чтобы он высказывался по поводу политики…

— Угу.

— Петерсон.

Чернокожий парень с непроницаемым лицом из Огайо. Всегда готов показать себя, не взирая на обстоятельства. Еще один ас владения «Крылатым драконом»…

— Присутствует.

— Воджак.

Один из ротных клоунов, но отличный боец…

— Уже здесь.

— И… доктор Исивара.

— Hai! Да.

Когда Джефф произносил имя, в списке, выведенном на дисплее, оно загоралось зеленым. Чести, присутствующий одновременно в его ПАДе и в компьютерной системе «ЕвроГИСа», производил проверку каждого скафандра и сообщал, что все системы работают исправно.

Двенадцать мужчин и женщин, два «котика» и один пассажир из гражданских. Четырнадцать пехотинцев, если считать таковыми «котиков», которые, благодаря опыту и подготовке, ценились на вес антивещества. Еще двенадцать на «Манте-2», под командованием лейтенанта Била. Двадцать семь мужчин и женщин, готовых бросить вызов неизведанным глубинам океана Европы, а потом и военной базе китайцев. Самая дерзкая и рискованная операция из всех дерзких и рискованных…

— «Зебра», вызывает «Ледокол-один», — Джефф вышел на связь на частоте роты. — Мы на борту, полная готовность.

— «Ледокол-один», это «Зебра». «Ледокол-два» доложил о готовности к выходу.

— Отлично. Отдать швартовы. Приготовиться к погружению.

— Роджер вас, первый. Отдать швартовы.

На берегу пехотинцы отдавали швартовы и скатывали электрические нагревательные сети, но Джефф их не видел. Иллюминаторов на «Манте» не было, за исключением лобовых и в куполе, в средней части корпуса. Что-либо видел только Карвер, использовавший подключенный к ВР-шлему оптический кабель.

— «Ледокол», это «Зебра». Швартовы отданы.

Джефф посмотрел на Карвера:

— Ты готов?

— Двигатели в порядке, заборные устройства в порядке. Все в порядке. Можно погружаться.

— «Зебра», это первый. Мы готовы.

— Тогда держись, «Ледокол».

— Роджер вас, «Зебра». Отпускайте.

Джефф почувствовал, что лодка немного накренилась, потом заскользила кормой вперед в воду, удерживаемая группой пехотинцев, связанных страховочными веревками на тот случай, если проломится лед. Лодка заскользила быстрее, и Джефф услышал громкий треск раскалывающегося под ее корпусом льда. Затем последовал удар, возник крен на левый борт, и, наконец, лодка закачалась на волнах. Треск продолжался, эта скалывался из-за легкой деформации корпуса покрывавший его ледяной панцирь.

Джефф почти мгновенно почувствовал первые симптомы морской болезни и подумал, что она тяжелее переносится на пустой желудок. Оставалось только держать себя в руках и надеяться на то, что удастся избежать позора и не заблевать шлем изнутри.

«Манта» была тяжелее воды и быстро уходила на глубину кормой вперед. Карвер коснулся нескольких иконок на сенсорной консоли, и сразу же послышался шум двигателей субмарины.

— «Зебра», это «Ледокол-один», — сказал он. — Двигатели на мощности двадцать процентов. Рули работают нормально. Лед с крыльев скалывается. Отдавайте страховочный трос.

После спуска на воду субмарину соединял с берегом единственный страховочный трос. «Манта» не имела балласта и двигалась сквозь толщу воды подобно летящему самолету. Если бы не включились двигатели, лодка неминуемо пошла бы ко дну, поэтому трос страховал ее от погружения в бездну.

Двигатели работали ровно, и пехотинцы на берегу отпустили конец троса и быстро протащили его сквозь стропальное кольцо.

— «Ледокол-один», можете управлять судном.

— Роджер вас, «Зебра». Начинаем погружение. Увидимся через пару дней!

Джефф почувствовал, как лодка накренилась на левый борт, отваливая от станции. Качка прекратилась — значит, они уже ушли с поверхности воды. Он сожалел о том, что не видит то, что видит сейчас Карвер. Возможно, он почувствовал бы себя лучше в этом тесном и душном отсеке.

Подняв руки, он сдвинул запорное кольцо шлема и снял тяжелую полусферу с головы. Положил ее рядом с М-580 и отстегнул перчатки.

— Народ, можете разгерметизировать шлемы. Скафандры не снимать, без надобности по отсеку не бродить.

Карверу будет трудно вести лодку в темных водах подо льдом, если пассажиры постоянно будут менять центр тяжести.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать