Жанр: Боевая Фантастика » Йен Дуглас » Схватка за Европу (страница 9)


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

20 сентября 2067 года.


Дворец Иллюзии;

Бербанк, Калифорния;

21:30 по тихоокеанскому поясному времени.


«Какого черта я таскаюсь на эти проклятые приемы?» — спрашивала себя полковник Кэтлин Гарроуэй.

Ответ был очевиден, разумеется: потому что офицеры морской пехоты должны обладать не только профессионализмом и выдержкой, но и умением занять достойное место в любом обществе. Кроме того, слишком часто отказываться от приглашений не позволяют приличия. Тем не менее, Кэтлин не могла не задать себе этот вопрос. На подобных мероприятиях она всегда чувствовала себя ужасно неловко. Даже вошедшая в поговорку рыба, выброшенная из воды на сушу, сумела за несколько миллионов лет обзавестись ногами и легкими, а вот полковник Кэтлин Гарроуэй давно оставила надежду превратиться в светскую львицу.

В былые времена подобные торжественные приемы люди устраивали у себя дома. Конечно, такие праздники могли позволить себе только зажиточные семьи, но, как правило, гостей принимали в собственном доме. Если список приглашенных был слишком большим, а гостиная чересчур маленькой, можно было снять банкетный зал.

В настоящее время процветала целая небольшая отрасль индустрии развлечений, представители которой оборудовали и сдавали внаем территорию для праздничных вечеров. Дворец Иллюзии входил в состав большого тематического парка и специально предназначался для проведения торжественных приемов. Кэтлин задавалась вопросом, сколько могли стоить освещение и спецэффекты, живая музыка и бесконечные столы с угощениями, не считая арендной платы за сады и угодья, расположенные на вершине холма, с которого открывался ослепительный вид на простиравшийся от горизонта до горизонта Большой Лос-Анджелес. Главный Зал был таким большим, что его стены терялись в искусственных туманах и игре лазерных голограмм, с помощью которых создавалось ощущение бесконечного пространства. Кроме того, во Дворце Иллюзии и окружавшем его парке имелись многочисленные комнаты, куполообразные строения и ВР-сферы трехмерного обзора, чтобы любая группа присутствующих могла найти место для приватной беседы.

На этом приеме собралось несколько тысяч гостей. Кэтлин чувствовала себя полностью потерянной. Она хотела, чтобы здесь был Роб, ее муж, но этому обормоту удалось отвертеться. Сейчас он находился на другой стороне континента, в Куонтико, где был начальником тренировочного центра Космических экспедиционных морской пехоты. Роб отказался от приглашения, ссылаясь на плотный график работы и предстоящую встречу с начальниками штабов. Кэтлин было труднее найти уважительную причину для отказа. В данный момент она являлась командиром 1-го полка Космических экспедиционных сил морской пехоты, который состоял из двух экспедиционных отрядов и различных групп поддержки. Обычно Кэтлин тоже жила в Куонтико, но весь прошлый месяц она проработала в Ванденберге, лишь иногда отправляясь домой на уикенд, используя для перелета гиперзвуковики.

Таким образом, у Кэтлин не было ни единого повода отказаться от приглашения на сегодняшний прием.

Она бродила по самым удаленным уголкам Большого Зала, стараясь отыскать кого-нибудь из знакомых. Ее персональный пинджер был запрограммирован на то, чтобы дать сигнал, если в радиусе пятидесяти метров появится пинджер, владелец которого интересуется теми же вещами, которые привлекают и Кэтлин Гарроуэй: морской пехотой, недавно найденными внеземными технологиями, научной фантастикой, программированием (особенно криптопрограммированием), шахматами и всем, что имеет отношение к японскому языку и культуре. Пинджер искал также и тех немногочисленных знакомых, которые могли оказаться здесь. Пока что поиски успехом не увенчались. Сенатор Фуэнтес, хозяйка приема, конечно, была здесь. Двадцать пять лет назад полковник Кармен Фуэнтес была командиром Кэтлин. Они обе участвовали в отчаянной схватке за кратер Циолковский на обратной стороне Луны. К сожалению, в данный момент к сенатору было просто не подступиться. Ту окружала огромная толпа доброжелателей, подхалимов, политических деятелей и карьеристов. У Кэтлин не было ни малейшего шанса пробиться сквозь эту орду.

Полковник блуждала между группами гостей, забавляя себя зрелищем разнообразных стилей одежды и поведения. На Кэтлин была синяя парадная форма, состоявшая из длинной юбки, открытого жакета, украшенного медалями и широкими красными эполетами, и белой блузки с оборками. Особенно досаждали дурацкие эполеты с золотым галуном. Из-за них Кэтлин казалось, что она разгуливает по залу с двумя досками, ненадежно балансирующими у нее на плечах. Да еще туфли на высоких каблуках!.. До чего же она их ненавидела! Прогрессивно мыслящие женщины перестали носить высокие каблуки еще пятьдесят лет назад. Добавить еще ножны и саблю, и будешь выглядеть абсолютной дурой…

Однако не только Кэтлин была одета подобным образом. Большинство мужчин, служивших в морской пехоте, пришло на вечер в полной Голубой форме А и с саблями, известными под названием «клинок мамлюков». Первым этой знаменитой сабли удостоился лейтенант Пресли О'Бэннон, отличившийся при взятии Дерны в 1805 году.

Традиции Корпуса морской пехоты…

Они встречались буквально на каждом шагу. Красные лампасы на штанинах, символизировавшие кровавое Чапультепекское сражение времен Мексиканской войны… «Дворцы Монтесумы», увековеченные в Гимне Корпуса Морской пехоты…

Однако сегодня

вечером во Дворце Иллюзии собрались, в основном, штатские, и Кэтлин чувствовала, что плохо вписывается в эту толпу, столь же чуждую ее образу мыслей, как Строители, Ан или любые другие представители многочисленных внеземных цивилизаций, изображения которых можно было увидеть на экранах Сидонийской Пещеры Чудес. Некоторые гости были одеты в разноцветные праздничные наряды, а некоторые пришли на вечер почти голыми. Во многих общественных кругах все еще неодобрительно смотрели на абсолютную наготу, допускавшуюся только в тесном кругу друзей. Мало кто осмеливался появляться на многолюдных приемах только лишь в обуви, обвесив себя модными технологическими аксессуарами и покрыв кожу рисунками и татуировками.

Приблизившееся к Кэтлин создание явно принадлежало к смельчакам, предпочитавшим новый техноорганический стиль, состоявший из компьютерных аппликаций, рисунков и татуировок. На плече у создания размещался большой пинджер, который в данный момент излучал оранжевый свет, указывавший на то, что стоявший перед Кэтлин незнакомец готов на любые сексуальные развлечения. Половина его тела, включая гениталии, была покрыта оранжевыми татуировками, напоминавшими санскритские знаки. Благодаря им никто не мог усомниться, что незнакомец доступен для игры.

Кэтлин предпочитала прежние времена, когда каждая случайная встреча содержала в себе намек на тайну и даже вызывала беспокойство.

Увы, времена и культура меняются чертовски быстро…

— Привет, морпех! — сказало татуированное существо. — Вы ведь полковник Кэтлин Гарроуэй, первый полк Космических экспедиционных сил морской пехоты! Вашего предка зовут Гарроуэй «Пески Марса», а вашего…

— Я прекрасно знаю, кто я такая, — ответила Кэтлин немного резче, чем намеревалась. Она все еще не могла привыкнуть к современной манере заводить знакомства. Теперь никто не рассказывал о себе, зато каждый стремился показать, что ему все известно о новом знакомом — отвратительное желание похвастаться программой Фэрли, которой пользуются электронные секретари в ПАДах.

— О'кей! Я как раз запрограммировался на болтовню с вами, полковник. Обалдел от восторга по максимуму, когда отрыл вас в списке гостей.

Кэтлин захлопала глазами, уставившись на незнакомца, которому на вид было не более двадцати лет. У нее сложилось впечатление, что по какой-то непонятной причине парень рад ее видеть. По количеству технологических аксессуаров он решительно превосходил Кэтлин. Все компьютерные аппликации отличались довольно четкими очертаниями, включая сенсорный полушлем с монокуляром-микродисплеем, предназначенным для чтения на ходу. Полушлем закрывал только левую часть головы. Правая же половина оставалась свободной и «естественной». Вероятно, в настоящий момент парень просматривал всю информацию о Кэтлин, которую смог собрать. А ей оставалось лишь обратиться с запросом к электронному секретарю собственного ПАДа. Но Кэтлин решила, что скорее ее черти возьмут, чем она позволит себе проявить интерес к незнакомцу. Она не станет открывать ПАД, чтобы сделать на местной сетевой станции запрос касательно имени, происхождения и интересов этого типа.

— А вы кто такой? — спросила Кэтлин. Ее голос звучал холодно.

— Моя кликуха — Основной. Хотел полинковать с вами на супертему. Типа зачем морпарни рвут на Юпитер? Вы секете, типа что рухнется, если Властители неправильно свяжут ваше появление там?

Кэтлин вдруг заметила, что огромное количество людей, находившихся в зале, экипировано каким-либо средством связи. Кто-то носил компьютерные аппликации, похожие на те, что были у Основного. Головы других были полностью скрыты тонированными шлемами с внутренними микродисплеями для чтения на ходу. Резидентные ИскИны с соответствующими интерпретаторами диалекта и сленга значительно облегчали понимание между представителями различных культур, которым трудно было бы беседовать друг с другом без электронных помощников.

— Во-первых, морские пехотинцы не высаживаются на Юпитере, — ответила Кэтлин, пытаясь проложить себе путь сквозь неразбериху техносленга. — Космические экспедиционные войска морской пехоты отправляются на Европу. Это один из спутников Юпитера. Что касается Властителей… я предполагаю, вы имеете в виду ту или иную из Трех Культур?

— Круто рубишь инфу, киба! Я ведь как связываю: мы такие, какими нас спроектировали Ан, сечешь? Кто знает, что зависнет, если мы, при нашем миролюбии, отправим вояк в домен Властителей.

Три Культуры… Этот интересный термин, обозначающий Древних Инопланетян, возник благодаря средствам массовой информации. В данный момент были известны две цивилизации, а благодаря ксеноархеологическим раскопкам на Марсе и Луне, а в последнее время даже и на Земле, возникла гипотеза о существовании третьей культуры. Археологи знали, что нужно искать. Именно этим объяснялся успех раскопок. Строители оставили загадочные структуры и фрагменты на Марсе полмиллиона лет назад и тогда же, возможно, внесли изменения в генетику человека, превратив многочисленные племена Ното erectus в древнюю разновидность Ното sapiens.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать