Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Гиперборей (страница 75)


ГЛАВА 26

Рюрик начал было собирать сухие ветки, когда Асмунд предостерегающе поднял руку. Все замерли, даже Игорь перестал вертеться на руках матери. Рудый ухватил свою чудо-саблю, скользнул к валежине, за которой залег Асмунд. Рюрик помрачнел, со вздохом потащил из ножен длинный меч.

Олег раздвинул кусты, — далеко впереди ехали четверо конных. Все были в плотно застегнутых плащах, капюшоны надвинуты на глаза. Асмунд тихонько выругался. Под плащами явно панцири, но какие? Сразу не угадать, где слабые места. Рудый коснулся плеча Асмунда, указывая на всадника справа, сам взял второй лук, придирчиво копался в стрелах, брезгливо морща нос.

Не доезжая до рощи, всадники начали придерживать коней. Передний выдвинулся вперед, его глаза ощупывали рощу. Асмунд ругался шепотом:

— Что тебе надо? Едешь, проезжай себе мимо.

Передний всадник обернулся, что-то рявкнул. Двое пришпорили коней, в руках появились обнаженные мечи. Черные плащи хлопали на ветру. Молча свернули с дороги, въехали в рощу. Асмунд поднял лук, Олег шепнул:

— Не тронь. Надо взять тех, что остались на дороге.

— Далековато...

— Подползи. Пузо толстое боишься растерять?

Асмунд обиделся, засопел, молча обогнул валежину и скрылся среди кустов. За ним осталась полоса, словно протащили огромный валун. Рудый внимательно поглядел на пещерника, начал отползать в другую сторону. Олег шепнул Рюрику:

— Возвращайся к жене.

— Те двое могут наткнуться?

— Да, хотя мы забросали телегу ветками. Но вмешаешься, когда другого выхода не будет!

Рюрик зло блеснул глазами, попятился, держа меч острием перед собой. В его глазах были страх и тревога. Олег остался, наблюдая за всадниками, что шагом въехали в рощу. Один мерными взмахами бросал отточенный меч направо и налево, срубленные ветки падали наискось, брызгая соком, открывая вид.

Глубоко запавшие глаза всадника прощупывали заросли кустарника, ненадолго задерживались на толстых стволах, будто он видел сквозь деревья. Второй тронул шпорами коня, заставляя переступить через покрытую мхом валежину. Олег вздрогнул, когда всадник рявкнул громовым голосом:

— Бумторк, здесь кто-то елозил толстым задом! Недавно, трава не выпрямилась.

— Они? — спросил второй недоверчиво.

— Кто знает... Проверим.

— Роща просматривается насквозь. Прочешем! Главное — найти бабу с ребенком.

— Ребенка с бабой, — поправил второй.

— Что?

— Ребенка с бабой, — пояснил всадник. — Можно даже одного ребенка. Не знаю, чем он им так досадил?.. Но деньги заплатили такие, словно мы должны перебить войско конных ромеев!

— Да еще Идарса и Чакру послали, — заметил второй. — Чакра убил по найму греческого стратига, пройдя через три ряда стражи, Идрас в одиночку сразил пятерых берсеркеров... А теперь — ребенок! Чудно.

Они пустили коней вскачь, держась на таком расстоянии, чтобы видеть один другого. Олег перебегал от дерева к дереву, следуя за обоими сразу. Его прошибло потом, он внезапно ощутил, какие силы уже бросили против него Семеро Тайных. Всадники — опытные убийцы, лучшие в своем ремесле. Их привезли издалека, дорогу Олега знают. Пусть не всю, но знают. Уже поняли, что он пошел не по прямой, где наготовили ловушек и засад, а сделал крюк, пройдя через земли сыновей Ляха. Теперь их лучшие силы...

Всадники ехали медленно, вслушиваясь в тревожную предрассветную тишину.

Один сказал настороженно:

— Видишь вон тот куст? Слишком густой, по-моему. И листья странные, одни — ладонями вверх, другие — вниз...

Они пустили коней мелкой рысью, заходя с двух сторон. Один сунул меч в ножны, вынул короткое копье из седельной петли. Когда подъехал ближе, попытался ткнуть острием в густые заросли. Зеленые ветки полетели в стороны, с телеги прыгнул с боевым кличем разъяренный Рюрик. В его руке сверкнул меч, князь был в бешенстве, пена пузырилась на губах. Железный наконечник копья отлетел в сторону. Рюрик замахнулся на всадника, тот поспешно выронил бесполезное копье, ухватил меч, левой рукой укрылся щитом.

Рюрик обрушил бешеный удар, щит со звоном разлетелся в щепки. Испуганный конь шарахнулся, Рюрик парировал удар меча. Всадник вздыбил коня, закрылся им. Меч Рюрика с хрустом рассек конскую грудь, брызнула струя крови, обнажились белые кости и желтые жилы. Конь страшно всхрапнул, упал навзничь, придавив всадника.

Второй, которого звали Бумторком, мощным ударом снес навес из веток, открылась телега, а в ней — молодая женщина с испуганными глазами прижимала к груди ребенка... Бумторк зло оскалил зубы — работа окончена, деньги легкие! — занес над головой женщины меч. Вдруг сзади воздух прорезал отчаянный вопль. Разбрасывая копытами землю, бился умирающий конь, кровь хлестала из развороченной груди фонтанами, под жеребцом страшно кричал напарник — кости хрустели под тяжестью жеребца, что осатанело лупил копытами воздух. Вокруг бегал с окровавленным мечом в руке озверелый варвар, орал, пытался достать мечом придавленного, но меч бессильно звенел о стальные подковы коня.

Олег опустил руку со швыряльным ножом, ибо Бумторк оставил несчастную беспомощную женщину, с руганью пустил коня на варвара. Рюрик отпрыгнул, ударил мечом, но едва не поплатился, промахнувшись в богатырском замахе. Всадник развернул коня, попытался стоптать пешего.

Рюрик орал, плевался, но при всем бешенстве берсеркера на рожон не пер, удары отбивал не только отважно, но и умело. Меч

холодно блестел, пот катился по красному лицу. Улучив момент, он полоснул лезвием по горлу коня, из артерии брызнула ярко-алая струя крови с таким напором, что зашипела и пошла паром.

Конь грохнулся оземь, всадник едва успел выдернуть ноги из стремян и скатиться по другую от Рюрика сторону. Рюрик в огромном прыжке перескочил тушу коня, тот еще хрипел и скреб копытами, ударил крест-накрест. Враг уже вскочил, попятился, но удары парировал хорошо, взгляд его был мрачным, но не испуганным. Бой был на равных, а он знал себя как самого умелого из северных наемников на службе ромейского базилевса.

Рюрик и чужак зло рубились, кружили, скрестив мечи, оба быстро взмокли и отшвырнули плащи, когда наконец за деревьями раздался треск сучьев и что-то мелькнуло. Олег сжал рукояти швыряльных ножей, неслышно скользнул навстречу.

Возвращались Асмунд и Рудый, за ними шла Гульча. Поймав пристальный взгляд Олега, зарделась, почему-то отвела глаза. Асмунд тащил в поводу упирающегося чужого коня. Рюрик услышал хруст сучьев, усилил натиск. Противник оглянулся, Рюрик прыгнул, как рысь, обрушил сверкающий меч.

Железный шлем раскололся, словно гнилой орех. Лезвие рассекло до челюсти, и Рюрик, оставив меч, торопливо побежал к телеге. Умила одной рукой прижимала перепуганного Игоря, другой до синевы в пальцах сжимала рукоять ножа. Ее лицо было бледным, глаза отчаянными.

— Рюрик...

— Успокой Игоря, — сказал Рюрик, его грудь вздымалась, как море в бурю. — Он не должен бояться... От него... слишком многое зависит!

Асмунд почтительно принес меч князя, потыкал в землю, очищая от крови. Рюрик вытер мокрый лоб:

— Ну? Где их головы?

— Один удрал, — ответил Рудый с досадой. — Таких хитрых я еще не встречал. Здесь все в порядке?

— Все, — ответил Рюрик резко. — Я положил двоих, а вы двое — одного... Эх!

— И одну лошадь, — сказал Рудый браво.

— Что лошадь... Я две убил.

Рудый вопросительно вскинул брови:

— Стоило ли? Я убил — другого выхода не было, тот убегал. Четыре стрелы пустил, бил сильно — что за кольчуга у него? А коня пришлось зарубить, чтобы он пешкодралом не скоро добежал до людей...

Рюрик крутнулся, как ужаленный, заорал:

— Так возьмите наших коней, догоните! Нельзя, чтобы он привел новых!

— Сразу нырнул в кусты, затем по высокой траве, — ответил Рудый сожалеюще. — Асмунд долго звал на поединок, трусом кликал, лаял по-своему, честь бередил, мать и родню вспоминал... Другой бы не стерпел, а этот на крючок не попался. Знающий, матерый!

Они обернулись на слабый стон. Царапая землю окровавленными пальцами, из-под мертвого жеребца вытаскивал себя залитый кровью человек. Его меч лежал в двух шагах, обезображенная рука тянулась к нему, и Рудый отбросил меч пинком в кусты.

Рюрик досадливо поморщился, взялся за рукоять своего меча:

— Асмунд, ты поспешил очистить...

Олег схватил его за руку:

— Я расспрошу. Надо узнать, кто послал и что велел.

Рюрик заколебался, острие меча коснулось шеи врага. Тот зло прохрипел, уткнувшись залитым кровью лицом в землю:

— Убей сразу, мразь... Ничего не скажу.

Олег опять удержал взбешенного Рюрика, отнял меч и бросил Асмунду. Тот, двигаясь, как медведь, все же на лету ухватил тяжеленный меч точно за рукоять.

— Скажешь, — пообещал Олег сумрачно. — Я на тебе попробую кое-какие заклятия.

Он выдернул его из-под коня, поволок за кусты. Рудый сорвался с места, ринулся вдогонку, крича:

— Всю жизнь мечтал увидеть, как действуют заклятия!..

Рюрик переставил коней, захваченного у наемников запряг вместо измученного коренника. Из-за кустов раздался страшный крик, в нем не было ничего человеческого, затем — хриплый стон. Вскоре кусты раздвинулись, показался бледный, как смерть, Рудый. Его шатало, глаза бессмысленно шарили по невинно зеленеющим вершинкам деревьев. Асмунд бросился поддержать соратника, подставил плечо. Рудый слепо водил по воздуху пальцами, вдруг его переломило в поясе, он дико взвыл, изо рта брызнула остро пахнущая желчь.

Потом он долго полз на четвереньках к телеге, там сидел совершенно обессиленный, вытирая мокрое лицо пучками травы, а из-за дальних кустов показался пещерник. Лицо его было задумчивым. Увидев вопрошающие глаза Рюрика и Асмунда, он помолчал, отыскал взглядом Гульчу. Она смотрела на него во все глаза, ее нижняя губа была плотно прикушена. Держалась она прямо, ноги чуть заметно подрагивали.

— Он в самом деле почти ничего не сказал, — ответил Олег, глядя ей в глаза. — Его и других наняли убить Игоря и Умилу. Уплатили вперед. Кто — не знает, только обрисовал приметы, да и то слабо... Нанимали в темноте, человек был в капюшоне, голос менял.

Асмунд покосился на Рудого, тот взбирался на телегу и сказал уважительно:

— Волхвование, как вижу, сурьезная вещь... Непосвященным даже смотреть нежелательно, верно?

— Верно, — ответил Олег, думая о чем-то своем.

Гульча разжала кулачки, глубоко вздохнула и полезла вслед за Рудым. Асмунд поинтересовался:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать