Жанр: Исторические Любовные Романы » Эмма Драммонд » Танцовщица (страница 66)


Тем не менее, буду благодарен, если ты воздержишься впредь посылать за мной из-за вопросов, которые являются моим личным делом. Я не надеюсь, что ты станешь защищать меня перед бароном, но мать не имеет права обвинять сына со слов человека, известного своим предубеждением.

Когда Франц ушел, Лейле уже не надо было притворяться, что ее голос вернется, лишь только немного забудутся события прошлого. Она все еще была полна страха. Длительное заключение заставляет людей действовать в не свойственной им манере, поэтому неудивительно, что мужество покинуло Лейлу, когда оно было ей больше всего нужно. День за днем она просиживала, глядя на входную дверь, и мысль о необходимости выйти на улицу наполняла ее ужасом. В какой-то степени она понимала причину подобного ощущения, однако мысль, что она никогда больше не сможет петь, не покидала ее. Если, чтобы выйти на улицу, ей стоит приложить лишь небольшое физическое усилие — по крайней мере она так думала сейчас, — то голос она не могла вызвать по собственному желанию.

Многочисленные отчаянные попытки не давали никаких результатов: чем больше она пробовала, тем сильнее чувствовала страх. А Франц, казалось, не понимал ее. Как певец, он должен был сочувствовать отчаянию коллеги, а не отмахиваться от него со словами, что время все излечит. Какое время? Время, за которое ее заменит другая? За которое она состарится и поседеет? Время, за которое Вест-Энд полностью забудет певицу, творившую когда-то волшебство вместе с Францем Миттельхейтером?

Паника сжимала ей горло, ставшее для нее источником непреходящих мучений. Что, если созданный Лестером Гилбертом образ — девушка, боровшаяся за место на сцене, восхитительная женщина, к ногам которой склоняются влиятельные мужчины, — перестанет существовать? Лили Лоув продали за тридцать шиллингов, Лейла Дункан исчезла по воле двоеженца. Кто остается? Певица без голоса? Ничтожество, чья красота только клеймит ее как потенциальную шлюху?

Разглядывая залитый солнцем пейзаж за порогом дома, Лейла пыталась бороться с демонами, терзавшими ее. Кто она такая? Если Лестер Гилберт на самом деле создал ее, то почему не предупредил, кем она окажется, когда заклинание потеряет силу. Ей никогда не стать женой Вивиана, но она не может оживить и Лили Лоув. Те замечательные звуки, что сначала поразили Рози, а потом привели в экстаз всех зрителей театра Линдлей, были ее единственным спасением. А сейчас она не могла их издавать — все, что вылетало из ее горла, было ужасно. Ощущение изолированности, медленного падения в небытие охватили ее с такой силой, что она не выдержала и разрыдалась. Лейла вообще много плакала в эти дни.

— Ох, Лейла, — раздался сзади нее голос Нелли. — Каждый раз, когда приходит кто-то из джентльменов, он тебя только расстраивает. Лучше бы обойтись без них, вот что я скажу.

— Я тебя не спрашивала, так что воздержись от комментариев.

— Хорошо. Тогда я поделюсь последними новостями с моей Салли. Она единственная, кто любит мою компанию. Особенно, когда я покажу ей, что мне дал капитан Пик. Он сказал, что это для «самой прелестной женщины в Кимберли».

Я так удивилась, когда он передал эту большую сумку. Сал, — продолжила Нелли, игнорируя Лейлу и демонстративно обращаясь к своей узколицей малышке, которую снова подхватила на руки, после того как та шмякнулась на пол, — знаешь, что в сумке? Угадай! Там два яйца, кусочек ветчины и апельсин! Ну, а где наш дерзкий джентльмен наложил руки на подобное богатство, можно было только догадываться, но он шепнул мне на ухо, что вчера участвовал в посещении одной из ферм и заметил там удивительные вещи. Так он сказал, и я верю ему, Сал. Он офицер, а мисс Дункан разрешила мне верить тому, что говорят офицеры. Мне кажется, она слишком мягко относится к одному или двум из их числа.

Лейла глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.

— Ну хорошо, Нелли, можешь прекратить свою глупую игру, я подержу Салли, пока ты заваришь чай. Пусть даже это будут наши последние запасы, в данный момент я хочу только чай.

Отдав девочку Лейле, Нелли сухо сказала:

— Вы так себя ведете в последнее время, что запас чая мы исчерпали два дня назад. Майор принес нам немного, и этот его подарок мы допиваем.

— Сколько раз я просила тебя не говорить «пре-нес»? Твоя дочь станет повторять и разрушит все мои попытки научить ее правильно говорить, — заметила Лейла в ответ. — Ну и какие последние новости с рынка?

— Все еще много разговоров по поводу конины, — крикнула Нелли из соседней комнаты, где она накрывала на стол. — Половина людей отказывается ее есть и обзывает нехорошими словами тех, кто согласился.

Одна жирная дама с лицом, совершенно похожим на лошадь, стояла там с плакатом, обращенным к грешникам. «Бог дал нам овец, чтобы есть, но лошадей, чтобы на них работать». Вот что там было. Я не слишком много знаю о Боге, но мне кажется, если Он вправду то, что говорит пастырь, то Он дал нам мозги, чтобы самим решить, что лучше делать в беде.

— Нелли, ты случайно не купила конину?! — вскричала Лейла.

— Конечно нет, — последовал спокойный ответ, когда Нелли снова вошла в комнату, поставив на стол рядом с хозяйкой маленький поднос. — Но я знаю, что солдатам надо быть сильными, поэтому несправедливо оскорблять их, когда они питаются мясом лошадей. Они ведь не по собственной воле.

Девушка, нахмурившись, посмотрела на Лейлу.

— Блокада очень жестокая вещь. Дети и

старики умирают каждый день, а они ведь не солдаты и ни с кем не борются. И мы здесь, голодные и несчастные, нам совсем не нужно их проклятое золото. Почему они это делают, Лейла?

Лейла вздохнула, неосознанно прижав к себе Салли, словно пытаясь защитить ее, и почувствовала вновь, как ноют синяки.

— Это вопрос престижа, Нелли. Британцы гордятся Кимберли, который символизирует их успехи, а кроме того, алмазы стали источником неисчислимых богатств. Тот факт, что англичанин возглавляет «Де Бирс» и фактически владеет городом, показывает миру, что мы нация, которой стоит восхищаться. Будет страшным унижением, если буры захватят город и возьмут в плен мистера Родса. Они уже растрезвонили, что посадят его в клетку на всеобщее обозрение, если он попадет им в руки.

— Ух, они этого не сделают, — вскричала недоверчиво Нелли.

— Да, скорее всего, действительно не сделают, — согласилась Лейла, — но полковник Кекевич решил не рисковать. Мне его ужасно жаль. Он такой спокойный, воспитанный человек, и ему, наверное, больно осознавать, что люди страдают, а он не в состоянии помочь им.

Разливая чай, Нелли поделилась еще одной новостью.

— Они собираются организовать раздачу горячей еды всем нуждающимся. Конечно, придется запастись билетами и стоять в очереди, но я думаю, что это будет хорошо для Салли, да и для нас тоже, учитывая, что мы перестали есть мясо. А что ты думаешь?

Лейла с благодарностью приняла чашку. Еда для нее в последнее время почти ничего не значила, желудок и горло отказывались ее принимать. Франц яростно ругался, но лишь Вивиану удавалось заставить ее хоть немного поесть.

— Я обязательно возьму билеты для тебя и Салли, — ответила она.

— Тебе тоже нужно, — настаивала Нелли. — Пожалуйста, послушайся мистера Миттельхейтера. Надо хорошо питаться, чтобы снова начать петь.

— Не думаю, что это получится.

— Тогда они победили, — заявила Нелли. — Проклятые создания, им надо было сразу убить тебя.

Лейла покачала головой.

— Это совсем не связано с ними.

— Конечно связано! Из-за того, что они написали на заборе, ты перестала приглашать сюда гостей, будто это слово и в самом деле правда. Ты не ешь и, я знаю, почти не спишь. И, если ты согласилась, что никогда не будешь петь, значит, они победили. Это как наша блокада. Буры обстреливают нас, морят голодом, пугают нас и держат в осаде. Мы, однако, не сдаемся.

Понимая, что Нелли права, Лейла, тем не менее, не хотела это признать.

— Ты не знакома с таким явлением, как вдохновение артиста.

— Может быть, но мистер Миттельхейтер знаком. А он говорит как я.

Взяв брыкающуюся Салли с колен Лейлы, она грустно продолжила:

— Я чувствую, что это моя вина. Если бы я не свалилась с лихорадкой, ты бы не пошла за врачом.

Лейла мгновенно встревожилась.

— Очень глупо, Нелли. Ты же понимаешь, что очень легко сказать: «если бы я не сделал это» или «если бы ты не был вынужден поступить подобным образом». Эти женщины так ненавидят тех, к кому, по их мнению, я принадлежу, что рано или поздно все равно бы напали.

Нелли поднесла чашку ко рту дочери, внимательно следя, чтобы малышка не пролила ни капли драгоценного молока. Затем подняла вопросительный взгляд на хозяйку.

— Почему ты честно не расскажешь майору, кто это сделал? Он почти сошел с ума, не зная, кто виноват, а так он проследит, чтобы их наказали.

Какое-то давнее чувство стыда ожило внутри при мысли о необходимости делиться с любимым причиной, по которой на нее набросились местные женщины. И ее хриплый голос вдруг сорвался, когда Лейла резко ответила:

— Наша дружба не дает тебе права указывать, о чем стоит или не стоит говорить с Вивианом.

— Извини, Лейла. Но если бы их изолировали, тебе не было бы страшно выходить на улицу.

— Я не боюсь, — быстро возразила Лейла, — я просто не хочу показываться в подобном виде.

— А мне кажется, ты в полном порядке, — бросила Нелли. — Никакой грим или парики не помогут мне стать актрисой, но я бы никогда не сдалась, если бы что-то подобное произошло со мной. Они-то сейчас празднуют, наверняка. Совершили почти что убийство, вышли сухими из воды и заставили тебя прятаться как мышку, потому что ты боишься.

— Достаточно, — оборвала ее Лейла, отчаянно борясь с чувством вины. — Я не нуждаюсь в том, чтобы моя служанка высказывала свое мнение.

Нимало не смутившись, Нелли вновь адресовала свои слова дочке.

— Ты знаешь, Сал, там все эти бедные мужчины рискуют жизнью день за днем, мечтая о радости и веселье, которое им дарит самая прелестная девушка в Кимберли. Нет, дорогая, это не твоя мамуля, а девушка, которая сама была когда-то служанкой, пока не превратилась в принцессу, словно в книжке. Но она замуровала себя в башне и думает, что только ей одной плохо. А что ты скажешь, Сал?

Вытерев рот девочки краешком фартука, Нелли тихо добавила:

— А что, если мы сами расскажем майору обо всем? Тогда, возможно, ей придется спуститься из своей башни.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать