Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Однажды вечером (страница 1)


Никитин Юрий

Однажды вечером

Юрий НИКИТИН

ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ

С работы шел не спеша. Только свернул с магистрали, сразу наткнулся на знакомых хлопцев. По всему переулку тянулись эти наспех сколоченные из бракованных досок, покрашенные ядовитой зеленой краской пивные ларьки. Возле каждого своя группа, только космополиты бродили от одного к другому.

Жорка увидел меня издали, взял еще два пива. Кружки были щербатые, поцарапанные. Полрыбца взяли у Заммеля, ему сунули пиво. Побрел дальше.

День был теплый, весна взяла разгон, народец бегал в плащах и без шапок. От земли поднимался пар, последняя сырость рассасывалась тут же в теплом воздухе.

По тротуару бродили разомлевшие девочки с нашей улицы. Повыползали на солнышко пенсионеры, в скверике под надзором мамаш копошилась малышня.

Левую сторону моей окраинной улицы снесли и уже кое-где успели понастроить многоэтажки. Появилась уйма незнакомого народу, неприятное все-таки чувство. Раньше знал каждого, и меня знал тоже каждый на улице.

По дороге встретил еще буфет, где возле окошка дремал Роман Гнатышин, бывший студент какого-то вуза, а теперь "ШП", "швой парень".

- Будешь? - спросил он печально.

- Конечно, - ответил я.

Он пододвинул кружку. Его рыжие усы уже подмокли в пене, на губах блестела рыбья чешуя, несколько жирных блесток запуталось в усах.

- Ты бы сбрил их, - посоветовал я, - и постригся бы заодно.

- Зачем? - спросил он уныло. Скривился, сделал глоток, потом посмотрел на жирные от селедки руки и вытер о длинные патлы.

- Ну-ну, - сказал я, - тогда конечно.

Допил пиво и побрел дальше. На трамвайной остановке обратил внимание на двух "королевских" девчонок. Одеты шикарно, спины прямые, а уж смотрят... Я таким только свистел вслед или подбрасывал пару горячих слов.

Возле скверика встретил Машку. Ладная из себя подруга и одета в самое дорогое, клад для женихов с нашего завода. И не гордая. Еще издали заулыбалась и стала смотреть добрыми коровьими глазами. Наверное, прикидывала, как отучит пить и заставит по воскресеньям ходить на базар с хозяйственной сумкой.

- Привет, - сказал я.

- Привет, - ответила Машка. - Может, сходим в кино? Итальянская комедия идет, вся про любовь!

- Не тянет, - сказал я. - Есть вещи и поинтереснее.

- Ну-у-у... Тогда пей свое гадкое пиво и проводи меня.

Вот так. А та, с коричневыми глазами, к буфету и не подпустила бы. И послушался бы. И сумочку бы носил. В зубах бы носил!

- Нет, - сказал тоскливо, - не хочу ни кино, ни пива. Сам не знаю, чего хочу.

Она вскинула ресницы, решила, что поняла.

- Тогда пойдем к нам, - сказала и сразу покраснела, - мама ушла к соседке на телевизор. Просидит весь вечер. Будет весело и не придется ни о чем думать.

Не придется ни о чем думать! Я сам не люблю, когда нужно о чем-то думать. У меня от умных вещей голова болит, а от книг в сон клонит. Но вот сейчас вдруг захотелось шевелить во всю силу мозгами.

- Нет, - сказал я почти виновато. - Извини... я пошел.

Ее глаза из умоляющих стали круглыми от удивления. Никогда ни перед кем я не извинялся.

Уже недалеко от дома меня обогнала странная пара. Мужчина и женщина. Странными мне показались глаза у женщины: хоть сейчас пиши икону.

- Ты не должен, - говорила она срывающимся голосом, - ты не смеешь! Это очень опасно при твоем здоровье...

Ее спутник бубнил упрямо:

- Врачи всегда испытывали на себе... Я обязан...

Они быстро удалялись. У нее была классная фигура и длинные ноги.

И вдруг снова захотелось напиться. Яростно. Хотя бы пива! И почему это забегаловки закрываются так рано? Читал в одном заграничном романе, что у Джона всегда стоял под кроватью ящик виски. Этого я не понимаю. У меня бы долго не простоял.

Впереди послышался шум. Подошел ближе и узрел веселую сценку. Возле входа в недавно построенный институт два красномордых типа теснили к стенке щуплого интеллигентика. Того самого, что недавно обогнал меня. Парни уже прижали его, а женщина вцепилась в рукав одного петуха и пыталась оттащить.

- Сейчас ты узнаешь, как толкаться, - приговаривал один, - сейчас ты у нас станешь красивым...

Подруга интеллигента не кричала. Наверное, из гордости.

- Ты узнаешь, - проревел второй, - кто здесь хозяин.

Это был здоровенный рыхлый балбес. Второй выглядел поплоше. Раньше я их не видел, наверно, переселились вместе с новыми домами. Что-то слишком быстро начали считать себя хозяевами моей улицы! Придется дать урок...

- В чем дело, хлопчики? - спросил я очень вежливо.

Мне не ответили. Были заняты.

- Не слышу ответа, - сказал я очень-очень вежливо.

Меня снова игнорировали. Тогда я шагнул вперед и врезал по ноздрям того, что поплоше. Только копыта мелькнули выше рогов, а сам шестерка брякнулся о стену и лег.

Интеллигент вырвался и стал часто дышать. И он и подруга смотрели на меня с надеждой. А здоровяк уже повернулся ко мне. Рожа побагровела, как буряк, зато кулаки побелели.

- Ты шо? - спросил он. - Ваську бить?

Он был здоровый, как бугай, и плечи дай боже. Только и у меня не уже. А драться я умел, такие туши одной левой бросал. Сделал финт левой, ушел от удара правой, нырнул от крюка и врезал прямо в глаз. Вырубил из этого мира надолго.

Второй сопляк только поднимался Ноги разъезжались, словно только что родился.

- Забирай свою шпану, - сказал я, - и вон отсюда! Отныне на эту улицу

вход только по пропускам с моей подписью.

- Мы вам очень признательны, - сказала женщина, - это очень великодушно с вашей стороны!

Ее спутник оказался смекалистее.

- Благодарить нужно по-другому! - сказал он достаточно бодро. Стаканчик! Чистого, медицинского!

Сразу видно, что мужик, хоть и интеллигент.

- Впрочем, - сказал он, - пройдемте в здание. Не стоит бегать в темноте через весь двор с полным стаканом.

Женщина шла сзади и объясняла, как все случилось, хотя и так все было ясно. Дуры бабы, ничего не понимают. В громадном зале аппаратуры оказалось побольше, чем в нашем главном корпусе сборочного цеха турбин. А всяких щитов с разноцветными лампочками, циферблатами и прочей математикой хватило бы на десяток диспетчерских нашего завода-гиганта.

Провожатый подвел меня к сейфу:

- Услуга за услугу. Сейчас достанем спиритус вини...

- Он порылся в карманах, позвенел мелочью.

- Галя, ключ не у тебя?

Она пожала плечами, раскрыла сумочку: пудра, помада, духи, расческа, еще что-то непонятное. Ключа не было.

Он навернул ко мне растерянное лицо. Видно думал, что начинаю подозревать в жульничестве... Увел, мол, с улицы, где я хозяин, теперь начинает выкидывать коники:

- Сбегаю на соседнюю кафедру. Сейфы у нас одинаковые, в прошлое воскресенье Иван Варфаломеевич пользовался моим ключом.

Он махнул подруге рукой и быстро вышел. Слышно было, как прыгал через несколько ступенек.

Я выглянул в окно. Соседний корпус располагался в добрых пятистах метрах. Пока доберется...

- Опыт очень опасный? - спросил у нее.

Она ответила не сразу, уже думала о своем, потом выпалила жадно, словно от меня могло прийти спасение:

- Для него - да! Здоровье у него слабое, каждый год ложится в больницу!

- Есть же народ покрепче, - сказал я.

- Ученый совет не разрешает проводить опыт над человеком! А над животными - ничего не дает.

Я посматривал на приготовленное ложе и думал, что болел только раз в жизни. И то в детстве, когда объелся пирожными.

Я опустился в кресло, оно скрипнуло и разложилось.

- Давайте! - сказал я твердо.

Она смотрела громадными глазами, и я читал в них все, что она думала в этот момент. Этот, мол, подходит куда больше. Ответственность? Пусть. Зато ОН уцелеет. Для него и на преступление можно пойти, не только на опасный опыт...

Она спешила, работала лихорадочно. Оказывается, нужно подсоединить уйму всяких проволочек, надеть на голову и обе руки браслеты. Ничего, пока тот добежит туда и назад...

Потом мир грохнул и разлетелся в огненной вспышке. Я успел только заметить, как быстро-быстро замигали - все лампочки, а стрелки на циферблатах скакнули и закружились...

В комнате колыхались два белых пятна. Одно склонилось прямо надо мною. Я напрягся и вернул себе зрение. Это была женщина, Галя. А ее муж метался по залу, бешено щелкал тумблерами, рвал рубильники, выдергивал из штекеров оголенные провода.

И орал, ругался. Лицо было перекошенным. К чему крик и паника? Все окончилось благополучно, видно по ее сияющему лицу. Успели.

Я поднялся. Голова сразу закружилась, в глазах потемнело, в дикой черноте замигали звездочки.

- Лежите! - закричал он яростно. - Вам нужно лежать!

Но все уже прошло. Я был здоровым и чувствовал это. И не стоило причитать, что мне грозила опасность. А тебе она не грозила? К тому же моему здоровью все слоны в Африке завидуют.

Женщина подбежала со стаканом спирта. Удачно на этот раз сбегал парень. Да только зря.

- Спасибо, - сказал я, - что-то не хочется.

Осторожно взял спирт из ее дрожащей руки и поставил на стол. У меня рука не дрожала.

Оба смотрели на меня во все глаза. Неужели изменился? Вряд ли. Во всяком случае, не внешне.

- Да, - сказал я. - Понимаю. Но не сейчас. Мне нужно подумать. Очень о многом подумать.

Кивнул им и пошел к выходу. Они шли сзади, губы у них шевелились, но я прислушивался только к собственным мыслям. Нужно остаться наедине с самим собой и подумать. Теперь, после расщепления генетической памяти, подумать есть о чем.

Да, только что я был дружинником у князя Ярослава, потом рубился на поле Куликовом. На горячем казацком коне несся с оголенной саблей на солдат наполеоновской гвардии... на белогвардейцев... на германский танк... Были походы и сражения, удалые пиры и торжественные тризны... Но все это было не главное.

- Вы слышите меня?! - надрывался мужчина.

Я кивнул и тут же забыл о нем. Это было не главное. Раньше всегда считал, что и все мои предки вели такой же образ жизни: от жизни старались взять побольше, а дать поменьше. Но как же с теми, кто сложил голову на плахе за крамольные слова, кто пошел на каторгу с пометкой "политический"? Чего мне не хватало, когда отказался от губернаторской родни, бросил университет и начал мастерить бомбы для убийства царя? Знал же, что вместо сытой обеспеченной жизни кончу на виселице или каторге!

- Послушайте, - сказал им на пороге. - Большое спасибо! Завтра зайду и все расскажу. А пока - спокойной ночи!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать