Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Королева демонов (страница 21)


Гаррик толкал лодку, Лиэйн помогала ему шестом. Юноша шел, пока дно не начало уходить из-под ног.

— Греби в другую сторону! — сказал он, выплевывая болотистую воду. — Мы должны добраться до Эрза, пока эти люди не опомнились!

Один из приспешников короля сделал было несколько шагов в сторону лагуны и выхватил меч. Но Гаррик продолжал толкать лодку, не обращая внимания на врагов.

Теноктрис заговорила с Лиэйн. Гаррик слышал ее голос, но не мог разобрать слов. Хвала Пастырю, волшебница пришла в себя. Гаррик знал, что Теноктрис не под силу было бы создать чудовище, подобное тому, на берегу. Но даже попытки отразить нападение Лунифры заставило старую леди выбиться из сил.

Когда Гаррик поднял голову, он увидел, что Эрза на своих треугольных лодочках отплывают от противоположного берега. В руках у них были явно не удочки.

Да, Эрза, похоже, приняли меры, но что они могли поделать против целого поселения людей, готовящих атаку? Гаррик надеялся, что они могут, по крайней мере, выиграть несколько часов, но…

— Режь проклятых тварей! — вопил изувеченный Родоард, и от боли голос его звучал еще пронзительней. Убийственная мысль начала сверлить мозг Гаррика. «Некогда заниматься пустяками, делай, что требуется — вот ты и сделал это!»

— Порешим их всех! — заливался Родоард. — Вырежем их под корень, нечего пытаться извести нас своим проклятым чародейством!

Гаррик что было силы толкнул лодку. Когда выберется на берег, первым делом очистит и наточит меч.

12-й день месяца Цапли (позднее)


Капитан судна Правительницы стоял у руля и глядел на объятый пламенем остров. Он остановил гребцов движением руки, потом поклонился Сосии и произнес:

— Ваше Величество, мы не можем подойти ближе, это слишком опасно. Маг и его спутник должны двигаться дальше сами.

На судне возвышался кремового цвета балдахин с кистями. Сосия нагнулась, чтобы обнять Кэшела.

— Спаси мою дочь, — взмолилась она. — Что бы ни случилось, я не могу позволить Илмеду забрать ее.

И, к немалому смущению здоровяка, она поцеловала его в лоб. Кэшел залился краской.

Ослепительно-багряные языки пламени поднимались из воды, словно клинки, но вовсе не такие холодные; даже с такого расстояния Кэшел ощутил, как от жара нагревается кожа.

— Ну, нам пора, — пробурчал он, не глядя в глаза Сосии. Потом повернулся к примату: — Ты готов, Захаг?

Тот уставился на его руку, что-то неслышно бормоча, словно читая стихи. Между ними лежал моток отличной веревки, Кэшел проверил ее на прочность во всю свою силу — и она выдержала!

— Захаг, ну-ка отвечай! Иначе оставлю тебя здесь. Если хочешь оставаться, оставайся!

Примат сердито зачерпнул воду двумя ладонями. Сосия отпрянула назад: вода облила край ее платья. Ее слуга схватился было за палку, но правительница предупредительно подняла ладонь.

— Я останусь с тобой! — наконец, изрек Захаг. — Ты глуп, и мы оба, без сомнения, погибнем, но я боюсь быть один.

Кэшел посмотрел налево и поймал тревожный взгляд офицера на судне.

— Оттолкните нас, — велел он, упершись концом своего посоха в борт судна.

Сосия и ее прорицательница сидели бок о бок в центре барки. Отборная команда, дюжина молодцов, один к одному, стояли, работая длинными веслами. И теперь двое из них разворачивали судно по направлению к стене огня.

Кэшел поднялся на ноги. Он крепко стоял на ногах, и качка была ему нипочем.

— Пошли, Захаг, — скомандовал он, балансируя при помощи шеста. — Раз взялись за это дело, отступать некуда!

— Уж эти мне люди! — бросила обезьяна. — Тупые, что твои овцы! Разумеется, отступать всегда есть куда!

Захаг попробовал вытянутой ногой воду, потом тяжело плюхнулся за борт. Ручищи у него, благодаря своей длине, вполне могли сойти за весла.

Корабль скользил по направлению к ожидающему его пламени. Захаг пыхтел, но продолжал тащить его по воде.

В гавани на берегу собралась толпа. Они наблюдали за событием. Заметив движущегося к ним Кэшела, они принялись подбрасывать в воздух соломенные шляпы.

— Похоже, они любят свою принцессу, — произнес в задумчивости Кэшел. Вот жители деревни Барка не выказывали подобного внимания графине Ласкарг из Каркозы, не говоря уж о короле Островов.

— Вах! — рассмеялся примат. — Да они попросту жаждут увидеть, как вы сгорим. Скольких уже смельчаков до нас погибло в огне, что там говорила Тайята? Кажется, двадцать три?

— А что, ты рассчитывал на вечную жизнь? — не растерялся Кэшел.

Огонь уже ощущался вовсю. Казалось, щетина на щеках Кэшела начала потихоньку съеживаться, глаза жгло. Он начал медленно вращать посох, сработанный для него лучшими резчиками по дереву.

На его изготовление пошла ель, а не орешник или какое-то другое твердое дерево. Некоторые предпочитают кизил, но Кэшел считал, что только ореховый посох позволяет наносить столь точные удары, притом он еще и гладкий — никогда не занозит ладонь. Никому еще не удавалось получить двух ударов от Кэшела ор-Кенсета: одного всегда бывало достаточно.

Он усмехнулся. Вот с огнем-то ему еще не доводилось сражаться. Как знать, а вдруг ель — как раз подходящий для этого материал.

В длину посох (или, скорее, шест) достигал восьми футов, а толщиной был с запястье Кэшела. Он легко вращался. Его смазали воском, но одно искусство резчиков не могло обеспечить такой легкости вращения, какая появилась у прежнего оружия за годы работы.

Но ничего, и новый посох сослужит хорошую службу, решил он. Кэшел никогда не стал бы отказываться от задания из-за того, что оружие недостаточно хорошо.

Языки пламени вырывались прямо в небо. Не было видно ни пара, ни пузырей в воде, но Сосия уверила их: попытки проплыть под водой оказывались столь же губительными, как и пробиться сквозь пламя поверху.

На поверхность вылетела рыба и, перекувырнувшись в воздухе, нырнула снова. Одна ее сторона была серебристой, другая же — темной, обожженной.

— Дюжина придурков, а с ними еще более тупой примат, — заявил Захаг. — Но он-то знает, в чем дело!

Посох вращался. Кэшел больше не ощущал жары. Он сумел поймать ритм, как это бывало в случаях, когда требовалось перетаскивать груз огромной тяжести. Теперь он просто знал , что справится.

Быстро, невероятно быстро. Из

конца посоха вырывалось синеватое пламя, образовав вначале кольцо, а затем — туннель света, в котором медленно двигался посох.

Ремесленники, изготавливавшие орудие для Кэшела, сделали, как он просил: на концы надели набалдашники из меди. На одном было изображено сражение китов, на другом — парящие в небе орлы. И, надо сказать, в деревушке Барка не сыскать подобных искусников.

Одна рука, теперь другая, запястья перекрещиваются и расходятся, отчего посох буквально летает по кругу. Искрящееся голубое пламя встретилось с горячим алым. Языки огня с ревом вырывались в небо, встречаясь с посланцами Кэшелова посоха.

Огонь жил своей жизнью. Кэшел только успевал вращать посох.

Захаг что-то бормотал в ужасе, иногда упоминая имена Сестры и других Богов человечества. Но чаще просто верещал. Кэшел не обращал внимания на товарища. Искры так и летели по сторонам.

Зря они называли Кэшела магом. Он просто был частью космоса. Для выполнения любого задания требуется здравый ум, а не только сила. Кэшел нашел точку баланса, теперь он знал, куда направить силы.

Вокруг простиралась стена ревущего огня. Корабль пролетел через завесу пламени и оказался прямо у скалы, где размещалась башня-темница. Выбираясь на сушу, Кэшел пошатывался. Захаг потрясал кулаками в знак триумфа и поддерживал юношу, одновременно разматывая канат.

Кэшел поднял посох над головой:

— Мы пробились! Пастырь помог нам! Мы пробились!

Да, Боги помогли им. А еще — невероятная сила, всегда вызывавшая изумление у жителей деревни.

И Кэшел по праву мог гордиться тем, что способен на поступки, которые не под силу большинству людей!


Гаррик поскользнулся и, не удержавшись на ногах, рухнул в грязь прямо перед флотом, приставшим к берегу на дальнем конце лагуны. Он встал на колени, потом вытащил меч. Плоты Эрза причаливали справа и слева от него. Грац ждал на берегу вместе со своим войском. Эрза хранили молчание, но их подвижные уши так и шевелились.

Теноктрис вылезла на берег, не дожидаясь, пока Лиэйн подаст ей руку. Она поклонилась Грацу и заговорила:

— Люди решили оставаться в Заливе, вместо того, чтобы уйти в мир. Большинство из них родились здесь. И они убьют вас всех, если смогут. Родоард не остановится.

Гаррик понял, что все присутствующие Эрза обратили взоры на него. Для этого им даже головы поворачивать не было необходимости: у гуманоидов оказался более широкий угол зрения.

— Сколько вас здесь? — спросил Гаррик. — Я имею в виду, воинов.

Мужчины Эрза выглядели, по крайней мере, столь же крепкими, как люди, рожденные в Заливе. Будь их достаточное количество, можно было бы и потягаться с людьми.

— Двести тридцать два, — спокойно произнес Грац. — И ты сам, если будешь сражаться.

— Да, буду, — отозвался Гаррик. Он ощутил, как умирает надежда. Где-то в глубинах его подсознания король Карус анализировал ситуацию столь же бесстрастно, как пастух пересчитывает стадо после падежа скота в голодный год. — Но и мое участие принесет не много пользы. Их гораздо больше, и они убьют нас всех, вот что.

Гаррик посмотрел на свой меч. Он хотел вытереть лезвие, но вся его одежда была мокрой и грязной. Лиэйн перехватила его взгляд и предложила носовой платок. Тут же подбежали детишки Эрза с целой корзиной кожуры от фруктов. Она была сухой и напоминала волокно мочалки.

Грац кивнул — человеческий жест, но ведь он и общался с Гарриком на человеческом языке. Уши его при этом все равно вибрировали, и четверо воинов Эрза припустили к лесу. Курьеры, понял Гаррик. Женщины и дети Эрза собрались неподалеку.

— Если бы вы позволили мне воспользоваться тем, что вы называете Дланью, я открыла бы ворота для вашего народа так же, как и для нас. Я не хотела так поступать, но, похоже, это наша единственная надежда, — продолжала старая леди.

— Да, — откликнулся Грац. — Я и велел своему народу собраться в Изначальном Месте. Наши предки вошли в Залив через этот лес. Пускай наше существование и закончится здесь же.

Он сам и его воины повернулись и начали прокладывать путь вдоль широкой тропы. Местная растительность была сочной и мясистой: под ногами Эрза стебли лопались с громким треском. На стороне, где жили люди, ничего подобного не встречалось.

Гаррик вытер меч и убрал его в ножны. Лиэйн подала руку Теноктрис, несмотря на то, что старая леди, вроде бы, обрела прежнюю силу и уверенность. Кто знает, как в дальнейшем может повлиять на тысячелетнюю волшебницу борьба с заклинанием злополучной Лунифры?

Лиэйн жестом указала Гаррику: идем вперед. Не было никакого смысла охранять отряд с тыла. Людям не переправиться через лагуну, так что атака, скорее, будет с другой стороны. Гаррик кивнул спутникам и широкими шагами двинулся к воинам.

— Если бы мои предки убили всех тех первых людей, сейчас у нас не было бы этой заботы, — проворчал Грац.

— У нас в Сандраккане есть пословица, — отозвалась Лиэйн. — Сколько рабов — столько врагов.

Грац внезапно остановился посреди тропы. Его воины едва успели замедлить ход. Он обернулся, держа в руках копье.

Лицо Гаррика приобрело отрешенное выражение. Он приготовился действовать, как только Эрза поднимут оружие.

Мужчины держали только оружие — дубинки и копья, некоторые с наконечниками из металла.

— Здесь так много женщин и детей, — промолвила Лиэйн. Она подошла к Гаррику, не заметив, когда воины успели поднять Теноктрис на платформу. — Наверное, тысячи две Эрза, а солдат так мало!

— Верно, — откликнулся Гаррик. — Ладно, надеюсь, мы успеем разобраться, как устроено их общество.

На самом деле, его это не особенно интересовало. Соотношение мужчин и женщин здесь было примерно таким же, как в стаде овец, которое он пас. Там все решалось просто — владелец забивал молодых баранов на мясо, но старался сохранить самок ради молока и будущего приплода.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать