Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Королева демонов (страница 33)


17-й день месяца Цапли (позднее)


— Арсенонеофрис миарсау, — произнесла Теноктрис уверенным голосом. На это раз он вписала слова силы в равносторонний треугольник на полу храма.

— Арсенонеофрис миарсау, — повторила Лиэйн. Они с Гарриком оба знали Старую Вязь, но слова заклинания значили для них не больше, чем хлопанье крыльев зяблика, пролетающего над лугом низко-низко и задевающего крылом одуванчики.

— Арсенонеофрис миарсау, — подхватил и Гаррик. Ему казалось, что он пытается разговаривать, набив рот речной галькой. Слова, вроде бы, несложные, но приспособить их для своих целей оказалось удивительно сложно.

Этот портал казался совершенно иным, чем тот, через который они попали сюда из Залива. Теноктрис объяснила: она откроет его только для себя, поэтому ее спутникам придется самим прочесть все заклинания, повторяя их за ней. Когда они будут проходить, старая леди постарается удерживать проход открытым.

«О, Пастырь, протяни мне Свой посох во спасение, — молил Гаррик, ожидая следующей магической фразы. — О, Госпожа, направь стопы мои…»

— Баричаа кмехи, — продолжала Теноктрис. Она старательно выговаривала каждый звук, а Гаррик вычерчивал их на полу железным ножом.

— Баричаа кмехи, — вторила ей Лиэйн.

— Баричаа кмехи, — подхватывал Гаррик. Галька стала размером с кулак и обожгла горло.

Начерченный на полу храма треугольник разгорелся ярким пламенем, все вокруг него словно потускнело.

— Абриаот аларфото сет! — воскликнула Теноктрис. Гаррик увидел, что она поднимается. И… исчезает, растворяется, словно соль в воде.

— Абриаот аларфото сет! — голос Лиэйн слегка дрожал. И тьма поглотила ее точно так же, как секунду назад — Теноктрис.

Гаррик остался в одиночестве. И чей-то голос — он даже узнал, чей, смеялся над ним.

— Абриаот аларфото сет, — произнес он. Потом встал, вытянулся, словно стараясь пробить головой невидимую стену. И только когда ноги его коснулись твердой земли, он понял: все получилось.

Тропа, на которой они стояли, светилась, словно покрытая серебром. Теноктрис стояла на коленях; Лиэйн помогала ей подняться. Впереди тропа словно бы исчезала, но она вернется, как только Теноктрис продолжит заклинания.

Через открытую местность дул ветер, хотя Гаррик не мог ощущать его порывов, от которых шевелились кусты. Они трое будут оставаться отрезанными от внешнего мира до тех пор, пока Теноктрис продолжает говорить.

Лиэйн попыталась подтолкнуть старую леди вперед. Гаррик отступил назад и поднял волшебницу на руки. Она, казалось, весила не больше новорожденного ягненка.

Гаррик начал идти. Он шел походкой человека, которому неведомо предстоящее расстояние, но он все равно продолжит путь во что бы то ни стало.

— Лао ел нефто, — шептала Теноктрис, уткнувшись ему в грудь.

Тропа оказалась скользкой и усеянной камнями. Даже овцы поранили бы здесь копытца. Человек же мигом сбил бы себе ноги, даже крестьянин с загрубевшими ступнями, надевающий башмаки лишь после первых морозов.

Гаррик снова услышал смех. Холодный, словно ветер, беснующийся над равниной. Он оглянулся через плечо. Лиэйн следовала за ним, шевеля губами. Она выдавила из себя улыбку. Может, она молится?

Рядом с тропой шла нагая женщина с перламутровым телом.

Призрак послал Гаррику воздушный поцелуй и потянулся к горлу Лиэйн. И вновь зазвучал отвратительный смех. Он, словно нож, вонзался в сердце Гаррика.

«Духи, что сторожит дома, помоги мне и здесь, в этом месте. Ибо нужда моя велика».

Губы Теноктрис продолжали шевелиться, но до Гаррика не долетало больше ни слова. Глаза старухи были закрыты. Она считала себя слабой. Может, и так, может, она не слишком могущественный маг, только Гаррику никогда не доводилось встречать женщину с такой силой воли.

Он продолжал путь. Дьявольский смех преследовал его, но страшная незнакомка не решалась ступить на тропу.

Лиэйн, видимо, и не замечала, кто идет рядом с ними. А может, замечала, да только разве подаст она вид, что боится? Рядом с такими отважными женщинами мужчине и вообще негоже поддаваться страху!

— Еще немножко, паренек, — звучал голос в голове у Гаррика. — Держись, ты уже и так хорошо держишься. Никогда не позволяй им столкнуть тебя с пути. И никогда, слышишь, никогда не убегай, если не знаешь, что за следующим поворотом. Можешь быть уверен, как только побежишь, придется жестоко расплачиваться за это.

Гаррик не видел больше колючих кустов. Они все еще были здесь, и он знал: жуткий призрак в обличье прекрасной женщины преследует их. Она рассмеялась — словно рассыпала горстку льдинок.

Ну и пусть. Какая разница? Гаррик осторожно ступал по тропе, ощущая, как сердце старой леди бьется в унисон с его собственным.

Гаррик не помнил, как сумел сделать последний шаг. Его пальцы коснулись скорее камня, чем скользкой отливающей серебром поверхности, и он растянулся там. Лиэйн рухнула сверху, и они втроем лежали, тяжело дыша.

Земля была усеяна грудами листьев и сосновых иголок: ветер постарался. Они снова очутились в храме, маленькой часовне, подобной той, где Теноктрис начертала заклинания в треугольнике.

Ухнула сова, серебристая луна показалась из-за туч.

Видимо, немало времени прошло где-то с того момента, когда Залив проглотил их троицу. И теперь они вернулись, вернулись в мир, где появились на свет.

«И Дузи утверждает, что

больше я этот мир не покину!»


Пока Ханно готовился втащить плоскодонку дальше на песчаный пляж, Шарина вытащила моток веревки и пошла веред. На краю обрыва росла сосна, отмечая линию прибоя. Для того чтобы удержаться, ей явно нужно было пустить корни в твердую почву.

— Не могла бы ты отойти с дороги, молодая госпожа? — спросил Ханно, схватившись руками за нос лодки. — Я справлюсь и без твоей помощи.

Шарина проглотила оскорбление. Работая в отцовской гостинице, она привыкла к тому, что мужчин частенько считали, что раз она хороша собой, значит, с мозгами у нее туго. Так полагали почти все купцы и гуртовщики, приезжавшие на ежегодную ярмарку. Кстати, и в деревушке Барка многие мужчины реагировали не лучшим образом.

Шарина присела на корточки и обвязала веревку вокруг ствол сосны. Ханно натужно пыхтел: даже для такого здоровяка, как он, втаскивать лодку на берег было тяжело. Шарина проверила скольжение веревки, а потом завязала еще один узел.

Она усмехнулась. Даже с Илной мужчины поначалу обращались подобным образом. Правда, никто еще не дерзнул повторить ошибку.

Ханно шумно выдохнул. Шарина дернула веревку, отчего первый узел оказался ближе к сосне, потом завязала еще раз. И теперь потирала руки, стремясь избавиться от соли, которой пропиталась веревка.

Ханно усмехнулся. В руке его было длинное копье.

— Мне следует пересмотреть свое отношение к тебе, может быть, извиниться? — спросил он.

— О, это вряд ли, — с ехидцей бросила Шарина. — Ты абсолютно прав, строя из себя дурака, как это делают большинство мужчин.

Великан кивнул и взглянул через плечо на море. Остров, на котором остался лже-Ноннус, лежал к западу, за горизонтом. Не проверив узел на веревке, Ханно вернулся к плоскодонке.

— Наверное, не откажешься от хорошего ужина, молодая госпожа? — спросил он. — У меня есть угли в горшке из сушеной тыквы, так что вода закипит очень быстро.

— Да нет, я вполне обойдусь сушеной рыбой, которую ты дал мне по пути. — Она неохотно убрала руку с рукоятки ножа. — Сейчас единственное, что мне нужно, — это сон.

— Можешь выбрать себе одно из покрывал. Или оба, если угодно. В это время года погода стоит настолько мягкая, что со мной ничего не случится, если я буду спать просто так.

Он воткнул копье рукоятью в землю. Более всего теперь оно напоминало дерево.

— Ночью тебе не о чем будет волноваться, молодая госпожа, — пробасил он.

— Да я, вроде бы, и не собиралась. — Шарин посмотрела прямо в глаза Ханно. Она почувствовала себя абсолютно спокойной.

Девушка, и вправду, очень устала — и физически, и морально. Но мысли так и роились в голове, так что вряд ли сразу уснешь. Кроме того, мешки из толстой кожи, покрытой с одной стороны жесткой щетиной, ужасно воняли. А обижать великана отказом не хотелось.

— Ханно! — позвала она. — Чем ты занимаешься? Я хотела спросить, как ты живешь?

— Я охочусь ради шкур в Байте и продаю их в Вэллисе, молодая госпожа. Потом покупаю оружие. Травоядные люди там делают пластины из рога, оправленные в кожи. Они полируют их до блеска. А потом еще украшают мозаикой.

Ханно сначала поджал ноги, потом вытянул их. На нем была круглая шляпа, камзол, подпоясанный широким ремнем, с которого свисали инструменты, включая пару ножей, — гетры и мягкая обувь — все из кожи.

— Я и не знала, что Байт обитаем, — проговорила Шарина, тоже присаживаясь. — Я имею в виду, реальными людьми. Насчет Волосатого Народа я наслышана.

Сказать по правде, она вообще слабо представляла себе нынешний мир, если не считать замечательных источников из классики Старого Королевства, изучаемых вместе с отцом. Она прочла «Космогеографию» Катрадинуса. Но Катрадинус умер за сто лет до того, как пришел конец Старому Королевству, а король Карус нашел погибель в пучине морской.

— Мы зовем их Мартышками, — подал голос Ханно. — Это и не люди, хотя настоящими обезьянами я бы не назвал их тоже.

Она помолчал, глядя в сторону моря.

— В Вэллисе есть специальный рынок, где торгуют клыками Мартышек. Сам я предпочитаю не причинять им зла, тогда и они обходят стороной мою хижину. Хотя, как я уже сказал…

Ханно вновь обернулся к ней.

— …они вовсе не люди.

Шарина расстегнула пояс и положила перед собой пьюлский нож. Временами она снимала его с себя. Слишком тяжелое оружие, чтобы постоянно таскать его на себе.

— Мой друг Ноннус говорил мне: самое трудное — решить за себя, и не решать за других. — Девушка улыбнулась спутнику. — Я рада, что ты не убиваешь других людей ради клыков, пусть даже это всего лишь Мартышки.

Ханно растянулся на спине.

— Мы, байтские охотники, частенько думаем, что мы и сами такие же, как эти Мартышки. Я сам прибыл с Орнифола. Отец мой был каменщиком. У него было тринадцать детей. Мне совсем не улыбалось торчать всю жизнь в деревне. Я пустился на поиски других мест, а потом, лет двадцать назад, осел в Байте. И неплохо выделываю кожи, как видишь.

Шарина лежала на одеяле. Она уже начинала понемногу привыкать к смраду, а может, просто усталость взяла свое.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать