Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Королева демонов (страница 58)


— Мой посох, — пробормотал Кэшел, пытаясь подняться. Уж не сон ли это, подумалось ему.

Каменно-светящаяся тварь преследовала убегающих троллей, хватая одного за другим, как змея, охотящаяся за мышами. Похожие на зубы пластины на спине колыхались из стороны в сторону.

— Посох у меня! — закричала Ария. — Пожалуйста, пойдемте!

Кэшел обнаружил, что может передвигаться. Он встал на четвереньки и пополз вверх ко входу в пещеру. От топота шагов чудовища сотрясались горы.

Тролли в ужасе разбегались по сторонам, пытаясь скрыться от преследовавшего их монстра. Их голоса казались комариным писком по сравнению с грохочущим ревом охотника.

Кэшел и товарищи, казалось, его не интересовали. И это было для них настоящим спасением.

Кэшелу даже смешно стало при мысли, что он собрался использовать еловый посох против махины длиной в не одну сотню футов. От смеха он почувствовал себя бодрее. Снова попытавшись подняться, он обнаружил, что ему это удалось. Захаг бросился вперед, но у входа в пещеру замер.

— О, благодарю тебя, мать-Богиня! — пробормотала принцесса, подбегая к Кэшелу.

Тот направился в пещеру. Его товарищи не отставали. Ему казалось сейчас, что не мышцы, а кожа наполнилась силой и несет его вперед.

Впереди, в ярко-синем свете показались знакомые фигуры. Вот король Фолкуин сидит в окружении придворных на суде, слушает петицию.

Кэшел двинулся к ним, но в пещере внезапно произошло разделение пространства. Справа обнаружилась Илна, стоящая на палубе какого-то корабля. Она сражалась с тварями, выглядевшими в точности как та, скелет которой они обнаружили в порту.

— Илна! — крикнул он, не слыша собственного голоса. — Илна, я иду!

Но Илна отвернулась от него. Она бросилась к двоим мужчинам, смутно различимым в воздухе позади нее: калеке, узнать которого Кэшелу не удалось, и юноше, придворному магу Фолкуина…

Илна исчезла. Корабль же разлетелся вспышкой лазурных искр.

Стены пещеры отворились. Кэшел и его перепуганные компаньоны оказались прямо на берегу сверкающего моря, усеянного телами и обломками древесины.

26-й день месяца Цапли


— Позвольте мне сказать прямо сейчас: я не намерен причинять вреда королю Валенсу! — воскликнул Питре. — Если вы собираетесь говорить об этом, я просто покину территорию.

Гаррик сидел во главе обеденного стола, который они перенесли из помещения для слуг в просторный круглый зал, бывший прежде личной гардеробной королевы. Он бросил на Питре ничего не выражающий взгляд: что может быть на уме у субъекта, коему на ум приходят столь странные вещи!

— В мои дни было больше трусов, нежели смелых людей, сынок, — прозвучал в его сознании голос предка. — И вряд ли положение изменится в последующие несколько тысячелетий.

— Нам нет нужды обижать Валенса, если он выслушает нас, — лаконично проронил Валдрон. Заговорщики не нуждались более в маскировке, все делалось открыто. — Если же нет… Я даже не стал бы требовать немедленного его смещения, хотя мы всегда можем назначить регента. Родовая линия Валенса по-прежнему пользуется уважением среди простонародья, и я не вижу причины навлекать на себя беду и злить их, пока мы сами не упрочим нашу реальную власть.

Прежде чем Гаррик и его товарищи достигли святилища королевы, толпа швырнула наземь турмалиновое зеркало, разбив его на кусочки, Теноктрис одобрительно кивнула, увидев это, и объявила, что, избавиться от зеркало было ее первейшей потребностью.

Огромный зал находился под куполом в центре одного из пяти крыльев дворца. На стенах из гранита — никаких гобеленов, в самом зале — никакой мебели, если не считать гигантского зеркала и пустого круглого стола, довольно высокого. Королеве не требовались ни кресла, ни шкафы, ни даже кровать.

В Вэллисе недавно минула полночь. Морской бриз гонял по небу тучи, лишь нескольким звездам удалось пробиться сквозь них. Впрочем, в комнате без окон всегда царила кромешная тьма, даже когда солнце снаружи стояло в зените.

Гаррик припомнил: сцена, увиденная им в магическом зеркале Теноктрис, была подсвечена мягким сиянием. Слуги заговорщиков внесли фонари, но от их дыма намного светлее не становилось.

— Назначение регента может создать ошибочное впечатление, будто один из нас хочет главенствовать над остальными, — проговорил лорд Тадай, изящным жестом вытягивая перед собой руки, словно собираясь сделать маникюр. — Думаю, нам стоит провозгласить себя Советом представителей дворянства, тем самым положив конец всем этим нелепым дискуссиям.

Валдрон покраснел. Кроме помощников и советников, каждый из заговорщиков привел с собой личных телохранителей. Сам Валдрон был единственным военным из пятерых, но все телохранители выглядели весьма крепкими и компетентными ребятами. Кто бы рискнул развязывать потасовку, рискуя быть убитым силами своих же собственных недавних союзников?

Гаррик туманно улыбнулся. Он вытащил свой длинный меч и швырнул его на точильный камень перед собой на столе.

— Что, нельзя обойтись без подобного шума? — громко задал вопрос Соурус. Он нервно потирал руки, словно умываясь.

— Видимо, нельзя, Соурус, — проговорил Ройяс. Он впервые подал голос с момента занятия дворца. — Пока я стоял в толпе, а остальные и вовсе попрятались по домам, мастер Гаррик в одиночку поборол великана, чей скелет ты имел удовольствие лицезреть, когда входил во дворец. И сейчас его меч готов для следующего момента, когда в нем возникнет необходимость.

По правде говоря, клинок был в лучшем состоянии, чем сам Гаррик — или Карус внутри его тела — могли предполагать, после такой-то чудовищной рубки. Кости циклопа не смогли нанести серьезного урона кромке меча. Но самое знаменательное — клинок быстро распрямился после того удара по лодыжке колосса.

Все устремили глаза на Гаррика. Он улыбнулся, поточил меч о камень и снова убрал его со стола изящным движением.

Несколько зарубок на нем все же оставалось, и сейчас Гаррик привел его в норму.

— У меня для этого есть слуги, — проворчал Валдрон, обращаясь, скорее, к Ройясу, нежели к Гаррику. Гаррик для него все еще был непонятным субъектом, он не принимал его в расчет; Ройяс же был его давним соперником, наиболее серьезным среди прочих.

— Присутствие нашего молодого союзника открывает перед нами интересные возможности, — проговорил Тадай, наконец-то включая и Гаррика в беседу. — Король Гаррик, реальный потомок Каруса и Старого Королевства, вероятно, будет лучше смотреться на троне, чем Валенс. И под контролем Совета представителей дворянства… — Тадай ехидно улыбнулся: —

Разумеется, под нашим контролем все будет прекрасно.

— Валенс — безумец, — пробурчал Соурус. — Настоящий псих!

Гаррика удивил его горестный тон. Он не понимал, что молодой человек ни на что не способен, кроме как бояться за собственную персону — а ведь именно это, если задуматься хорошенько, и привело Соуруса к заговорщикам. Гаррик еще раз убедился, что ему никогда полностью не понять людей, с которыми его свела судьба — даже Лиэйн и Теноктрис.

Гаррик вытер клинок мягкой шерстяной тряпочкой и повесил через плечо. Он усмехнулся. Лиэйн и Теноктрис, ну и, разумеется, король Карус втроем стоят сотни подобных помощников и советчиков.

— Нет, нет, — вмешался Питре. Он комкал в руке шелковый носовой платок — в качестве замены деревянной головоломки, которая была у него на совещании в доме Ройяса. — Валенс останется королем, но от его отвратительного колдуна Силийона нужно избавиться самым решительным образом. Королева сгинула, а если и Силийона не будет, все пойдет хорошо.

— Я бы сказал… — начал Валдрон.

Гаррик встал. Он со звоном вставил меч в ножны. Все в комнате вновь воззрились на него. Хотя Гаррик убрал оружие, а не обнажил его, действие выглядело достаточно агрессивным.

— Мы не избавились от королевы, джентльмены, — промолвил юноша. Слова он произносил свои собственные, но король Карус в его сознании задавал тон, отчего его голос звучал уверенно. — Мы выиграли время, выкурив ее из Вэллиса, но первое, в чем нуждается восстановленное Королевство Островов, это достойно встретить нападение королевы и разделаться с ней.

Тадай поднял одну бровь — полунасмешка, но и еще кое-что другое. Питре изумленно воззрился на Гаррика. Соурус смотрел на свои руки, а Ройяс загадочно улыбался, сидя в спокойной позе, положив ногу на ногу.

— Ну, разумеется, — Валдрон махнул рукой. — Я приму на себя командование королевской армией. Позже решим, каким титулом…

— Джентльмены, — снова заговорил Гаррик. Он не повышал голоса, хотя уже успел заметить хищный блеск глаз Тадая, который поглядывал то на него, то на Валдрона.

— Решим, будет ли это главнокомандующий или регент, — подытожил Валдрон. Его главный помощник, чьи волосы, борода, а также глаза были одинакового стального цвета, не отрываясь, разглядывал Гаррика.

— Джентльмены! — зычным голосом обратился ко всем Гаррик: подобным голосом он обычно окликал овец, собирая их на склонах гор.

Валдрон сжал рукоятку своего меча. Его главный телохранитель жестом указал на меч, предостерегая против его использования. Остальные дворяне, включая Ройяса, оставались на местах.

— Джентльмены! — еще раз начал Гаррик, повышенным, но не угрожающим тоном. — Нельзя доверять кому-либо, кто собирается тем или иным способом подобраться к верховной власти. Но мне вы можете доверять.

Он хищно, по-волчьи, улыбнулся.

— По крайней мере, я не собираюсь запускать руку ни в чей карман.

— Но это же абсурд! — возмутился Валдрон, но по тону было ясно: он понимает о чем речь. Он сердитым жестом отослал начальника стражи прочь от себя, хотя меча больше не касался.

— Мне так не кажется, — вмешался Тадай. — Хотя…

— А что насчет Валенса? — спросил Питре. Он встретился взглядом с Гарриком, и тот задумался, каков умысел спрашивающего.

— Он не злодей, — ответил Гаррик. Теноктрис не имела права голоса на этом собрании, но они втроем с ней и с Лиэйн проработали эту тему накануне. — Нет необходимости смещать его, если удастся избавиться от его мага, который, вот уж действительно, человек зла, по крайней мере, охотно творящий зло.

Он замешкался на минуту, обводя глазами собравшихся за столом. Этот жест был продиктован Карусом, дабы повысить его авторитет.

— Валенсу некуда деваться, — подытожил Гаррик. — Он может признать меня своим наследником, тем самым объединив древний королевский род Каруса с нынешней династией Орнифола.

— Хо! — захлопал в ладоши Тадай, словно заядлый болельщик петушиных боев, наблюдающий за победой своего любимца.

Питре в очередной раз извлек свой носовой платок.

— Да, — проговорил он, кивая с внезапно возникшим энтузиазмом. — Верно, Валенс — человек хороший. Вреда не причинит, это точно.

Валдрон оживился, но говорить ничего не стал. Просто сжимал и разжимал правый кулак.

— Мне кажется, таким простым решением все наши проблемы решатся, — вступил в беседу Ройяс. — Слава мастера Гаррика уже распространилась по всему городу. Человек победил великана. И большинство людей видят в нем возрожденного короля Каруса и продолжателя древней династии.

— Все верно! — откликнулся Соурус с неожиданным восторгом. — Сделаем из него национального героя, а сами станем управлять королевством, как нужно!

Тут уж все, включая Валдрона, уставились на Соуруса в изумлении. Лиэйн издала шипящий звук, словно рассерженная кошка. Гаррик же просто расхохотался. Ну, разве можно сердиться на дурачка, который отваживается говорить гадости в лицо человеку, держащему острый меч под рукой?!

— Лорд Соурус, — заговорил Гаррик, обводя глазами всех присутствующих. — И все вы, джентльмены. Надеюсь, мы друзья. Вы хорошо знаете Орнифол, лучше моего. Ваши патриотизм, отвага, благосостояние являются настоящим кладом, позволяя правителю обрести в вашем лице неоценимых помощников.

На лице Тадая застыло вопрошающее выражение вместо обычного злорадства. Питре тоже замер, выжидая, Соурус же съежился от страха. Его телохранители приблизились к столу, обступая его.

— Но вы также должны понять, — с королевским достоинством продолжил Гаррик, — пусть я и прислушивался к вашим советам, как это делали многие поколения гораздо более мудрых правителей и королей, — подчиняться вашим приказам я не намерен. А вы моим — будете.

При этих словах Валдрон вскочил с места, словно натянутая пружина, которую внезапно выпустили из рук.

— В этой комнате собрались представители старейших династий Орнифола! — воскликнул он, указывая при этих словах на Соуруса. — К сожалению, некоторые из них выжили из ума, но даже несчастный Соурус не настолько глуп, чтобы подчиняться приказам пастуха из Хафта!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать