Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Королева демонов (страница 61)


— Кто ты такой?

Кэшел ухватился за борт. Он не был уверен, что сумеет перекинуть тело через борт. Ему и подплыть-то удалось лишь потому, что он беспокоился за Захага.

— Опусти кинжал! — потребовал он.

Ария тоже приняла участие в конфликте.

— Захаг! — кричала она что было мочи. — Помоги Кэшелу забраться в лодку!

Она прыгнула в воду и поплыла навстречу лодке. Одежда надулась пузырем и поддерживала ее на плаву.

— Откуда мне знать, люди вы или нет?! — отвечал Козро. Он опустил кортик, но пока что не убирал его. — Я думал, вас здесь много, очень много…

Захаг схватил Кэшела за руку и потащил его в лодку. Он пытался удерживать суденышко в равновесии, но оно все равно опасно накренилось. Козро закричал от страха и шагнул на другой борт, чтобы не дать лодке опрокинуться. Кэшел собрал все силы и, сделав рывок, втащил тело через борт.

Несколько секунд все молчали. Ария тоже забралась в лодку: ей помог Захаг.

— Кто вы такие? — задал вопрос Козро. Он положил кортик и больше к нему не притрагивался.

Кэшел тяжело дышал. Ему хотелось сесть на скамью вместо того, чтобы лежать на дне лодки, но сил на это уже не осталось.

Он поднял голову и посмотрел на Козро. Пытаясь контролировать свой гнев, он заговорил:

— Вы плыли на остров. Так и плывите туда. А мы с друзьями не будем спускать с вас глаз.

Козро кивнул, нервно сглотнул и снова начал работать в воде руками. Он верно рассудил, что, если Кэшел действительно рассердится, ему несдобровать.

Кэшел придерживался того же мнения.

27-й день месяца Цапли


Гаррик уложил голову на руки, чувствуя, как сильно он устал. Он больше привык к крестьянскому труду, когда трудишься от зари до зари, собирая урожай, потому что назавтра может пойти дождь, и тогда зерно погибнет.

Но там все было просто и понятно. Сейчас же он чувствовал, что устал больше не физически, а умственно. Все последние десять часов он провел в кресле, решая важные вопросы.

Гаррик слабо улыбнулся. Ну, положим, отдохнуть ему тоже удалось. Он поспал на сундуке в нише — там прежде у королевы была секретная резиденция. Лиэйн предположила, что для Гаррика будет политически более верным устроить штаб-квартиру здесь, в бывшем королевском дворце, а не в имении Ройяса.

— Следующий проситель — Нимир бор-Нуммерман, землевладелец с полуострова Рутан, что расположен к западу отсюда, — сообщила Лиэйн. В руке она держала восковую табличку с записями. — Он сказал мне, что хочет всего лишь подтвердить свою преданность в обмен на право владеть этим районом. Но Тадай утверждает, будто Нимир борется за наследство с двумя своими единокровными братьями.

— Мы вполне можем поддержать его в этой борьбе, — пробормотал Гаррик. — Его братья получили право наследования от королевы. Может быть, сама Госпожа направляет мои стопы в нужную сторону!

Гаррик давно уже не обращался так часто мыслями к Великим Богам — с тех пор, как маленьким мальчуганом наблюдал за благодарственной процессией жрецов.

Жрецы из Каркозы привозили на тележках громадные статуи Госпожи и Пастыря и провозили их вокруг деревни, собирая дань с общинников. Когда Гаррик вырос, он понял: статуи представляют собой всего лишь раскрашенное дерево, но в те времена их разноцветные шелковые одеяния и грозный вид делали их настоящими божествами в глазах мальчишки.

Теперь же он вспомнил о Богах, потому как нуждался в вере в нечто великое — нечто, что сумеет объяснить ему те явления, которых он сам не понимал.

— Мне впустить его? — спросила Лиэйн. Ройяс — да и прочие заговорщики — готовы были предоставить Гаррику опытного секретаря, знающего все тонкости орнифолской политики. Но Лиэйн по-прежнему оставалась лучшей. Гаррик всегда мог доверять ей, был уверен в ее преданности, неважно даже, о чем шла речь.

Гаррик почесал в затылке.

— Лиэйн, я не думаю, что мне удастся поговорить с кем-либо еще.

Он глотнул воды с лимонным соком из кувшина, украшенного сценой сражения героев с крылатыми демонами. Кувшин был сандракканской работы — красные фигуры по черному фону. В Онифоле изготавливали керамику с росписью черным по бежевому.

Он поднял взгляд и улыбнулся девушке. Все необходимое для работы она купила днем ранее.

— Судовладелец, которого ты нашла для доставки письма, еще не прибыл? — спросил он.

— Его зовут Ансульф, — отвечала Лиэйн, вставая. — Не думаю, что он мог прибыть, но на всякий случай посмотрю в комнате ожидания. Передать остальным, что ты больше никого сегодня не примешь?

— Да, пожалуйста, — отозвался Гаррик. Конечно, завтра просители вернутся снова: здесь собираются сотни людей, которым что-нибудь да нужно от Гаррика ор-Рейзе. — Я еще не закончил письмо. Я…

— Я оставлю тебя одного, — сообщила Лиэйн, отзываясь на его невысказанную просьбу. Ему нужно было побыть наедине с собой — и с Карусом. — Когда прибудет Ансульф, я постучу в дверь. Договорились?

Гаррик кивнул. Принц Гаррик, вот кто он такой. При мысли об этом желудок скрутило в тугой узел. О, Госпожа, пожалуйста, направь мои стопы…

Он подошел к окну. На улице давно уже стемнело. Остальные заговорщики были заняты правительственными делами — Ройяс, Тадай и Валдрон, по крайней мере. Питре договаривался с королем о встрече. А Соурус устраивал собрание гильдий торговцев города. Его семья контролировала торговлю одеждой во всем Орнифоле. Ройяс утверждал: каким бы ни был сам Соурус, его работники — чистое золото.

Но люди желали иметь дело с тем, кто за все это отвечает. Гаррик застонал. Нелегкое бремя он на себя взвалил!

Он облокотился на подоконник и нахмурился, погрузившись в думы. Потом позволил всем мыслям уйти и пригласил своего могущественного союзника и предка.

Перед ними лежала заполненная народом площадь, окруженная величественными зданиями. Гаррик решил, что узнал храм, стоявший перед ним, хотя в нынешнее время от шести колонн осталось лишь три.

— Это храм Пастыря-Хранителя Королевства? — спросил он.

Карус кивнул.

— Это церемония моего усыновления, — пояснил он. — Король Карлиан усыновил меня и сделал своим преемником. Я был всего лишь троюродным племянником. У него были более близкие родственники, но он и его советники решили, что моя рука будет достаточно сильной, дабы

удержать королевство в кулаке в столь трудные времена, когда грядет опасность.

Из алтаря, устроенного на низкой платформе на ступенях храма, поднимался дым. Жрецы и придворные в золоченых одеждах и разноцветных мантиях в соответствии с рангом выстроились по обе стороны от него. Карлиан и подросток-Карус преклонили колени перед алтарем, облаченные, согласно древней традиции в одеяния из белой шерсти.

— Как тебе нравится быть королем, сынок? — с ухмылкой спросил Карус.

— Я это просто ненавижу, — признался Гаррик. — Люди, с которыми я имею дело, настолько несчастны, что им приходится идти ко мне со своими просьбами, потому как они не могут обратиться к Валенсу.

Он невесело рассмеялся и добавил:

— А может, они не могли до него добраться. Ройяс утверждает, что король полгода не показывался на публике, он лишь посылал кого-либо с заданием, если нуждался в помощи. Таким же образом он передал Ройясу приказ разделаться со мной.

Карус кивнул. Улыбка исчезла с его лица.

— Говоришь, тебе это не по нутру, сынок. Я тоже это ненавидел, все эти дела по управлению государством, и старался отлынивать от них сколько мог. И лучший способ не заниматься ими — воевать. Разве не для этого меня сделали королем — разве не ради могучего кулака?

Карлиан был человеком хрупкого телосложения лет семидесяти, хотя Гаррику было известно из «Истории» Адилера, что королю было не более пятидесяти, просто здоровьем он не отличался. Сейчас Карлиан снял со среднего пальца левой руки массивное золотое кольцо и надел его на палец коленопреклоненного юноши! Каруса.

— Но ведь тебя короновали, чтобы ты держал королевство в кулаке, разве не так? — спросил Гаррик, встревоженный злостью, прозвучавшей в голосе короля, который чаще смеялся. — Ты и должен был это делать.

— Да, должен был. Но должен был делать не только это. А я не делал. Если ты умеешь только держать топор в руках — иди в лесорубы!

Он покачал головой. Злость покинула его.

— Я сказал лордам Орнифола, что камня на камне не оставлю от их острова, если они не прекратят привлекать к торговле моих врагов. О чем я думал тогда? Разве не мог предусмотреть, чем это обернется для меня?

— Они перестали платить налоги в казну Каркозы? — спросил Гаррик. — Думали, что ты уже заготовил веревку, чтобы их повесить?

— И еще они удвоили субсидии, которые тайно выплачивали герцогам Кордина и Блейза. Посчитали, что, начни они бунт, я не решусь поднять флот и повести его через Внутреннее море к Вэллису.

— А ты решился, — произнес Гаррик. На внутреннем экране Карлиан поднял Каруса с колен. Они стояли, подняв руки. Низшие жрецы поднимались по ступеням и с осторожностью несли в руках огромную гирлянду с позолоченными рогами. — Ты пересек море и сокрушил герцога Йоля.

— Не один я ошибался в расчетах, — проговорил Карус, снова мрачнея. — Я думал, что сумею сокрушить Йоля внезапной атакой, повешу дюжину дворян Вэллиса по пути назад, а потом одним махом разделаюсь с Блейзом и Кордином. Это могло сработать. Двигаясь быстрее прочих, можно расправляться с военными кампаниями так же быстро, как с дуэлями, сынок.

— Но у герцога Йоля был придворный маг, — промолвил Гаррик. Он подумал о Твари в Капюшоне, творившей черные дела в те дни, когда мир вокруг него рушился. — А может, произошло что-то наподобие.

— Как бы то ни было, они обязались платить мне и моему флоту, — пояснил Карус. — И все королевство, и любая община численностью свыше трех лачуг, за каждого пахотного быка. Не будь это в Йоле, было бы в любом другом месте, а где не послушались моего указа, пришлось бы соглашаться с моим мечом.

Жрец принес молот с шипами и ударил по лбу приготовленного в жертву быка. Животное дернулось в смертельной агонии и рухнуло на платформу. Младший жрец принес позолоченный нож и распорол быку горло, собирая кровь в жертвенный сосуд.

Кровавые жертвоприношения исчезли, когда исчезло Старое Королевство. Гаррик был только рад этому. Сосуды с кровью вряд ли могли пригодиться Госпоже, и кровавая резня не имела ничего общего с мирным Пастырем.

— Я заполучил себе врагов среди орнифолского дворянства, — тихо проговорил Карус. — Они оказались одураченными. Правда, меньшими дураками, нежели я сам, когда считал, что мой меч может решить все проблемы. Ты лучше с этим справишься, сынок. Тебе всегда это удавалось лучше.

Сцена перед ними растворялась. Издалека послышался резкий звук: Лиэйн стучала в дверь бронзовым стилом.

— Мастер Ансульф прибыл!

— Но в том, что касается проблем, решаемых с помощью меча, — продолжал Карус, вновь улыбнувшись, — они встретятся с моим мощным кулаком. Клянусь Госпожой и Пастырем, непременно встретятся!

Гаррик остался в одиночестве в зале с высоким потолком, что находился во дворце королевы. Под ладонями ощущался холодный гладкий алебастр — холодный, как образ самой королевы, какой она предстала перед ними два дня назад в Вэллисе. Ночной ветерок дул сквозь открытое окно. На улицах счастливые горожане распевали о солнце и свободе.

— Приведи его сюда, Лиэйн, пожалуйста, — попросил Гаррик, отворачиваясь от окна. Он все еще не закончил письмо.

Он сел за стол и улыбнулся в знак приветствия, встретившись глазами с Лиэйн и с вошедшим в комнату человеком. Ансульф оказался светловолосым бледным мужчиной, одетым в двойную тунику орнифолского стиля и с орнифолским же узором, но сам он был родом из Кордина, либо, вероятнее всего, с Тизумара.

— Мастер Ансульф, — обратился к нему Гаррик, — простите, что задерживаю вас. Подождите меня еще пару минут, прошу вас.

Ансульф провел большую часть жизни на службе у серианских купцов. Сериане, отличавшиеся по культуре и религии от остальных жителей островов, вечно были притчею во языцех. Их промышленность, ремесла, деловая жизнь сделали их изгоями, которых ненавидели остальные.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать