Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Королева демонов (страница 74)


— Нет, ничего ты не обещал, хозяин. Ты обещал ее матери забрать ее и увести от Илмеда. Этот маг больше не сможет причинить ей вреда.

— Э-э-э, может, и так, только я имел в виду…

Он не был уверен, что, собственно, пообещал, когда стоял перед королевой Сосией. Оказалось так трудно собрать мысли и выразить их отчетливо.

Принцесса Ария тоже прислушивалась к словам Захага:

— Потише, пожалуйста, все вы! Помните, вы стоите перед королем!

Кэшел криво усмехнулся. Забавно, но король Фолкуин говорил тише всех остальных.

В наступившей тишине Ария положила руку на запястье Фолкуина, дабы привлечь его внимание, потом кивнула в направлении Кэшела. Не оставалось никакого сомнения относительно того, кто в этой паре будет запрягать, а кто — тащить плуг. Что это пара не оставалось никакого сомнения.

— Мастер Кэшел, — проговорил король. За то время, что Кэшел знал Арию, он воспринимал ее как обычную девчонку, но сейчас в ее присутствии он ощутил нечто вроде трепета. — Я рассматриваю прибытие принцессы Арии на Пандах как осуществление воли Богов. Она именно та женщина, в ком я нуждался в качестве моей жены и Королевы Панадаха. Следовательно…

— Вы были уверены в этом относительно Шарины, — проворчал Кэшел. — Но в тот раз вы ошибались. Но я пообещал королеве Сосии…

Он посмотрел назад. Примат искал на себе блох с самым безмятежным видом. Он, будто бы и не заметил взгляда своего господина…

— …что буду защищать ее дочь…

Ария начала всхлипывать. Кэшел остановился. Ария бросилась к нему и зарыдала:

— О, Кэшел, ты должен испытывать меня и дальше? Даже Музира не проходила через такие испытания, как я!

— Но, Ария… — беспомощно пробормотал Кэшел.

— Если скажешь, что я должна идти, я пойду, — безропотно пообещала принцесса. Ее слезы уже ручьем струились по щекам, орошая новую тунику. — Но, пожалуйста, Кэшел…

Король Фолкуин обменялся взглядами с командиром стражи. Тот нахмурился и коснулся левой щеки, а этот жест на Пандахе означал отрицание.

Кэшел даже пожалел об этом предупреждении, ибо ему хотелось испытать силы в честном бою, а не ввязываться в неразбериху. Ну почему жизнь не может быть проще?

— Я бы сказал, вокруг полно женщин, незачем цепляться за одну, — проворчал Захаг. — Но эта, вообще-то, лучше, чем я думал. Она отгоняла от меня стражу, когда мы вернулись.

Кэшел посмотрел на примата. Захаг демонстративно не обращал на него внимания. Двое слуг показались в дверях, неся огромный посох из орешника.

Ария отступила назад и подняла на Кэшела глаза. Это не было кокетством — то, что она сказала ему. И шуткой тоже не было — особенно слова насчет более серьезных испытаний, чем выпали на долю Терпеливой Музире. О, Боги, конечно, не было!

— Ария, — начал Кэшел. — Принцесса. Ты действительно уверена, что хочешь здесь остаться? Потому что если нет, я не позволю…

Ария поднесла ладошку к губам Кэшела, призывая его замолчать.

— Я знаю это, мастер Кэшел, но я принадлежу этому месту. Думаю, Фолкуин будет мне прекрасным мужем. Именно его мне подарила госпожа Богиня.

— Э, мастер Кэшел, — обратился к нему король. Фолкуин был лишь немногим старше Кэшела. А сейчас он казался совсем мальчишкой в королевской одежде. — Я хочу, чтобы вы знали: вы всегда можете занять любой пост в моем дворце. Капитан стражи, например, или…

— Нет, нет! — воскликнул Кэшел. Он готов был рассмеяться при виде такой пылкости. — Э, ваше Величество, я должен покинуть вас как можно скорее и отправиться в Вэллис. Надеюсь, именно туда и отправилась Шарина.

— И вы что же, не останетесь на свадьбу? — с подозрительным энтузиазмом спросил король. — Конечно же, приготовления займут немало времени…

Кэшел перехватил быстрый взгляд Арии, брошенный в сторону будущего мужа и понял: нужно отвечать поскорее, пока принцесса не распорядилась ускорить приготовления. Сейчас единственное, чего хотелось Кэшелу — это покинуть Пандах незамедлительно и вернуться к друзьям.

— Если найдется корабль, готовый принять меня на борт, я отплыву сейчас же, — отозвался он.

Слуги с посохом стояли рядом, но они не решались прерывать беседу. Кэшел протянул правую руку и взял посох. Ощущение гладкого, плотного дерева было таким родным — словно он вернулся домой после долгой разлуки.

— Мастер Кэшел, — заговорил Фолкуин, — может, подождете до утра. Тогда в вашем распоряжении будет одна из моих королевских бирем.

И добавил, извиняющимся тоном:

— Собрать команду — не такое уж быстрое дело. Но пойдет она куда быстрее, чем любое другое парусное судно.

— Э, хорошо, — согласился Кэшел. — Это будет то, что нужно. Я был бы вам весьма признателен, Ваше Величество.

Фолкуин повернулся к одному из советников и уже другим, более резким тоном, как бы снова становясь королем, проговорил:

— Займись этим, Маузел. Безотлагательно.

— Ну, я… — заговорил Кэшел. Он чувствовал себя немного по-дурацки с двумя посохами в руках, но не знал, что делать со вторым. — Если здесь можно где-нибудь перекусить, было бы здорово. Я умираю от голода.

Он проспал четыре дня и все это время ничего не ел. Последним завтраком были яйца гигантских птиц да фрукты в придачу, но все это давным-давно переварилось, и теперь желудок прилип к позвоночнику.

На сей раз королю даже не пришлось приказывать. Он сделал жест слугам, и те бросились врассыпную, точно борзые, увидевшие зайца.

— Ну, и я… — снова начал Кэшел.

— Кэшел, ты ведь не собираешься держать у себя тот посох, который был у тебя, когда ты спас

меня, верно? — спросила его Ария.

— Что? — не понял он. Он вытянул руку с еловым посохом и придирчиво рассмотрел его. Медный наконечник сверкал на солнце. Его, видимо, отполировали, пока он спал в покоях Сильи. — Что ж, отличная работа, он блестит лучше моего старого, но…

Он помолчал немного. — Дело в том, что мне противна сама мысль, что его будут использовать как игрушку. Знаю, это всего лишь кусок дерева, но…

— Я не буду использовать его как игрушку. Если бы ты отдал мне его, Кэшел, это было бы для меня честью.

— А я бы, разумеется, заплатил за него, — пробормотал Фолкуин.

— Тише, — шикнула на будущего мужа Ария.

Кэшел не смог удержаться от улыбки. Илна и то не справилась бы лучше.

— Конечно, я дарю его тебе, принцесса, — произнес он. — Жаль, что у меня нет лучшего подарка на свадьбу, но…

Он пожал плечами. Даже туника, в которой он стоял сейчас, не принадлежала ему.

Появились слуги с подносами, полными еды. Кэшел не собирался есть здесь, близ короля и его людей, но здорово проголодался и решил не возражать.

— Кэшел, а твоя Шарина хороша собой? — задала вдруг вопрос Ария.

Кэшел замер с горстью жареных пышек на полпути ко рту.

— Еще как! — заверил он — А грациозна как никто другой!

— Значит, ей очень повезло! — проговорила принцесса и отвернулась, заговорив о чем-то с Фолкуином.

Кэшел — с помощью Захага — почти расправился с первым подносом, когда до него наконец-то дошел смысл слов Арии. Он нахмурился.

— Захаг, — позвал он приятеля, — она, видимо, хотела сказать: «мне очень повезло», а? Как ты думаешь?

— Послушай, старший, — пробубнил тот, набив полный рот хлебом, намазанным ореховым маслом, — я прежде говорил, что встречал овец, менее сообразительных, чем ты. Но, похоже, я ошибался.


Шарина стояла посреди залитой красным светом опочивальни, вырубленной в скале, словно изображение Госпожи во плоти. Она могла видеть и слышать. Хоровое пение было громче, чем может вынести человеческое ухо, но сейчас это не имело значение.

Вокруг нее в стенах были сделаны вертикальные оконца. За каждым из них открывалась своя собственная сцена. Шесть из них Шарина могла видеть с того места, где стояла. Из них четыре представляли знакомые ей миры, а два она никогда прежде не видела.

В дальнем левом углу простиралась равнина под черным небом. Всю поверхность почвы покрывали длинные кристаллы, торчавшие из трещин в земле.

На картине не происходило никакого движения. Звезды замерли в небе неподвижно, отражаясь в кристаллах. В небе — ни малейшего отблеска.

Следующая картина изображала город. Прежде Шарина приняла бы его за какую-нибудь древнюю столицу, столь же огромную, как Каркоза или Рагос, а может быть, и древний Кордин — об этих местах девушка читала в эпических сагах, но никогда их не видела, живя всю жизнь в Барка Хамлет.

Единственная человеческая фигура брела под лунным светом: Церикс, кативший тележку по покрытым гравием дорожкам. Возле одного из домов выскочила собака, привязанная на цепь, и беззвучно залаяла.

Холод, сковывавший Шарину и не дававший ей двигаться, добрался, казалось, до самого ее сердца. Она все видела, но не обращала внимания на события, что происходили за рубиновым занавесом.

В третьем окне какие-то существа выкапывали громадную яму в грязи и затаскивали кучу глины на вершину холма. Шарина долго наблюдала за ними, прежде чем до нее дошло: это не муравьи, заново отстраивающие муравейник после погрома, а люди, работающие под надзором демонов. Причем у демонов были острые, словно ножи, клыки.

Шарина, побывавшая в Эрдине на Сандраккане, узнала разрушенные здания на горизонте — это были некогда величественные сооружения на Дворцовой площади. Картина была всего лишь галлюцинацией, а не реальностью, но она могла стать и пророчеством.

В четвертом окне Шарина увидела Кэшела, лежавшего на голой скамье, с которой сползло все постельное белье. Дома, в Барка Хамлет, Кэшел спал прямо на земле или на каменном полу каморки на старой мельнице, где жил вместе с сестрой. Ни перин, ни простыней он не признавал, к тому же, ночи всегда были теплыми.

В ногах у него, свернувшись калачиком, спал примат — пожалуй, тот самый, с кем Шарина играла в шахматы на Пандахе. Шарина отлично помнила его, как и свои чувства к Кэшелу, когда тот спас ее от демонов, но в нынешнем своем состоянии она не чувствовала ничего.

Кэшела окутывала паутина дрожащих линий, но он явно не знал о них. Женщина с татуировками, с костями в мочках ушей, пела и танцевала в местах соединения линий.

Голая колдунья завертелась, потрясая костяной палочкой, и сеть с огнями плотнее сомкнулась над спящим юношей. Кэшел заворочался, но ни он, ни примат не проснулись.

Пятое окно открывало вид на здание из черного камня, которое Шарина узнала, хотя в жизни никогда не встречала его. Она видела не только наружные стены из толстых базальтовых плит, но и тех двоих, что находились внутри. А камни оказались живыми существами — только из другой реальности. У них были головы и языки, которыми они лизали стены, отделявшие их от Теноктрис и Гаррика.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать